Почему о преступлениях в Париже молчит хорошо информированный Запад?


Ай, как неудобно получилось, как неудобно получилось!..

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»

 

Ещё до полудня сразу несколько сердобольных голосов на волнах самой левой прессы так отчаянно взывали к презумпции невиновности, грудью на амбразуре всё сгущавшихся фактов, требуя «не марать радикальным исламом» товарищей, расстрелявших журналистов и полицейских в редакции Charlie Hebdo: «С чего вы взяли, что это именно исламисты? Какое право вы имеете это утверждать?!»

А уже менее чем через час, после оживлённых дебатов на тему, кто так сильно нашалил, в Сети появилось видео с камеры наблюдения. Весьма приличного качества.

Со звуком.

И там очень хорошо слышно, о чём кричали стреляющие. И даже видно, как добивали в упор раненых на полу. Под те же крики. Нет, не «мир, труд, май».

Случайно или не очень, но момент нападения оказался идеален: именно в это время шло еженедельное собрание редакции, и все сотрудники были на месте. Кроме двух женщин, одна из которых опоздала, пришла, можно сказать, к шапочному разбору и до сих пор в состоянии шока не может ничего сказать. Зато вторая, художница Коко, тоже опоздавшая по причине детсадовских проблем с дочерью, оказалась перед входом в редакцию, когда двое вооружённых в масках взяли её под прицел и заставили набрать код. Её втолкнули внутрь и немедленно счастливо забыли о ней: «Они стреляли в Волынского и в Кабю… стреляли минут пять, я спряталась под столом…»

Детали и толкования сейчас, конечно, начнут прибывать пачками. Их уже грузят бочками захлебнувшиеся событием СМИ. Число жертв среди журналистов и полицейских ещё может возрасти, если у тех, кто пока на грани в реанимации, не хватит сил бороться за свою простреленную жизнь.

А жизнь в Париже идёт, как и люди – по улицам, под всё тем же дамокловым мечом – определение «жертв терроризма» хорошо известно: это просто люди, проходящие в плохой момент в ненужном месте.

Прямо сейчас, сигнализируют спонтанные манифестации в знак протеста в разных районах французской столицы. Королева Великобритании уже прислала соболезнования. Министерство внутренних дел шлёт «подкрепления силам порядка». Известная ассоциация борьбы с расизмом призывает всех-всех-всех выйти на улицу, «чтобы показать, что мы сильнее предрассудков ненависти на любой почве».

Чтобы, упаси Господь (и ассоциация), рядовые французы и не французы «не поддались на химеры исламофобии». Очень неудобный момент выбрала ассоциация для порицания исламофобов. Во-первых, только что расстрелявшие людей в редакции ещё в бегах, на тех же улицах, где собираются высказать протест рядовые французы и не французы.

Во-вторых, как ни скромно замалчивали в последние дни порицатели исламофобии, но кое-где и во французскую прессу просочились отклики о манифестациях в Германии, где коренное население боле не желает искоренять свои традиции из-за представителей такой непримиримой к ним религии.

В-третьих, в Швеции полное безобразие: в одну рождественскую неделю устроили поджоги уже в трёх мечетях. Вы не знали? Во Франции тоже предпочитают особо не акцентировать внимание. Только правая пресса усмехается: видите ли, Скандинавия столь долго учила бестолковую Европу с её «колониальными замашками», как надо привечать и ублажать мигрантов, которых никто так не осправедливит, как именно скандинавская демократия, что теперь, когда ухватило и кота поперёк живота (а кота, и правда, ухватило), Франция ждёт показательных выступлений без особого сочувствия.

Но самое главное: уже скользят по эфиру и в Сети трактовки событий в стиле «сами виноваты, напросились». Знаете, как те, что сами себя недавно сожгли и добили на тротуаре, потому что тоже напросились. Да, да, уже звучат. Но, возможно, всё-таки на этот раз не выльются в симфонию. Потому что, ай, как неудобно получилось – не вовремя. Потому что всё сложнее становится не называть надлежащим образом противостояние двух весьма конкретных, скажем так, видений мира.

Дело в том, что к христианскому празднику Рождества Христова подоспели также свежайшие цифры о христианах. И пояснения к этим цифрам пока даются очень, очень осторожно.

В теракте погибли двое полицейских. Второго, уже раненого, преступники застрелили в голову при отступлении

По данным независимой американской аналитической ассоциации (Pew Forum on Religion and Public Life), общее число стран, в которых христиане подвергаются дискриминации любого рода и гонениям разной степени тяжести, на конец ушедшего – начало нового года достигло цифры 139 стран. То есть примерно три четверти от всех существующих.

Ватикан, со своей стороны, оперирует цифрами «в людях»: «от 100 до 150 миллионов», когда подсчитывает официальные жертвы насилия над христианским населением планеты. Сам Папа Франциск признал совсем недавно, что количество жертв религиозных преследований среди христиан в наши дни давно превысило достижения первых веков истории христианства.

«Международное общество прав человека и частный независимый американский аналитический институт сошлись на цифре 309%: на такую «сумму» возросло количество терактов против христиан (подчёркивается: именно вследствие их религиозной принадлежности) между 2003-м и 2010-м. С тех пор это количество неустанно растёт, но, видимо, сбились со счёта – не поспевают подсчитывать.

Все скопом разнокалиберные участники подсчётов выводят среднее арифметическое убитых по всему миру христиан (подчёркивается: именно вследствие их религиозной принадлежности) – от 7000 до 100 000 в год, в зависимости от территории проживания.

Все вышеперечисленные цифры, по мнению всех вышеперечисленных счетоводов, прежде всего, конечно, объясняются тем, что «христианская религия насчитывает самое многочисленное количество адептов в мире – 2,3 миллиарда».

Далее мнения варьируются, но рознятся незначительно. А сходятся в одном: атака на христиан прежде всего направлена на мирный принцип самого их существования в нашем вечно ужасном, временами солнечном мире.

Некоторые аналитики считают, что христианская религия предусматривает видение мира, не принимающее логику грубого конфликта, но ищущее диалога и тяготеющее к мирному сосуществованию с ближним и дальним, как единоверцем, так и абсолютным оппонентом, а такая миролюбивая концепция никоим образом не подходит к любому фанатизму, желающему верховной власти как таковой, где бы то ни было.

В жарких дебатах, когда на традиционнoе политкорректнoе возражениe воинствующих европейских либералов: «Любой интегризм опасен для человечества, в том числе христианский!» – этим глашатаям «христианского интегризма» задают закономерный вопрос (всё чаще задают!): «назовите количество невинных жертв «христианского иинтегризма» по всей планете» – очень любопытно наблюдать, как у них мгновенно тускнеют и пустеют глаза от бессильной злобы, заливающей свинцом мозги и сердца.

С самого католического Рождества и вплоть до Рождества православного не утихают информационные дискуссии, участники которых любопытствуют прежде всего по самому интересному поводу: почему молчит хорошо информированный о гонениях на христиан Запад?

Информация доступна: всем известно, пусть и обобщённо, но известно, почему христианские беженцы из Моссула спасаются в Курдистане. Все знают, что происходит с коптами в Египте, как третируют христиан в Ливии, как живётся христианам в Алжире, в Тунисе, в Морокко, в Пакистане, в Ираке, в Иране, в Саудовской Аравии, в Нигерии – в странах общим числом 139 (см. выше)…

Самым любопытным на заметку: из 22 христианских священников, зверски убитых, например, в 2013 году, 15 встретили мученическую смерть в Латинской Америке, стране доминирующего католицизма; из этих 15 семеро – в Колумбии, католической на 93%.

Страшнейшие по уровню показываемого насилия репортажи регулярно портят досуг мирному европейскому обывателю. Если даже обыватель более-менее в курсе, то в «соответствующих инстанциях» сомневаться не приходится. Но все молчат, время от времени выражая мягкий и не настойчивый протест в сводках новостей. Почему?

Кроме традиционных и вялых «не обобщайте, не разжигайте, не преувеличивайте», в самый канун Рождества вдруг прозвучала трактовка совсем неожиданная. Вдруг вспомнился одному дотошному журналисту июнь 1978 года, Гарвардский университет и речь Солженицына в обрамлении ошеломлённых студентов: «Больше всего поражает меня на Западе упадок мужества. Гражданское мужество покинуло не только весь западный мир в целом, но и каждую его составляющую страну в отдельности, каждое правительство, каждую политическую партию и, конечно, ООН».

Вы спросите, какая связь, о чём это он в тогдашнем контексте, он вовсе не о том… Ан нет, всё об этом же. Целые сводки новостей уже ясно показывают доминирующее беспокойство политкорректных СМИ: главная забота теноров политкорректности на самом деле вовсе не защита мирного обывателя от фанатиков-убийц, а «глубокое сочувствие всем невинным мусульманам, теперь снова рискующим оказаться незаслуженными жертвами отдельных воинствующих элементов» – это цитата.

 

Возможно, я непонятно объясняю. Это от чувств-с. Переполняют, знаете.

vz.ru

Добавить комментарий