Правила вероисповедания новообращенного Русского Братства: из опыта первых евангельских общин России


Иоанн Дик

 

В 1881 г. началась планомерная работа по консолидации евангельского движения на Юге и Севере. Эту инициативу взяли на себя Вилер и В.А. Пашков, которые обсуждали первые детали этой работы на Рождество 1881 г. в Петербурге. Пашков следовал модели Альянса, но был готов поддерживать братство; Вилер следовал модели братства, но был открыт и для идей Альянса.

Пашков не успел довести дело до конца. После конференции в 1884 г. в Петербурге, бывшей по своей сути первой конференцией в духе Альянса в России, его выслали из страны. Вилер смог провести первую самостоятельную конференцию русского братства в Ново-Васильевке в 1884 г. и возглавить братство до 1886 г., когда и ему пришлось покинуть страну.

Вместо того, чтобы искать единый общий знаменатель достигнутого всеми евангельскими группами, Вилер обозначил единую цель — миссию. Его кредо было: «Единение во Христе, единство в Духе, единство порядка». Свою концепцию миссии он изложил следующим образом:

Вилер поставил перед собой прежде всего следующие задачи:

1)    посещение далеко рассеянных общин и широко разбросанных станций;

2)    возбуждение и поощрение среди братьев и сестер миссионерского настроя;

3)    укрепление единства и любви в общинах;

4)    евангелизация среди необращенных душ. Примечательно, что евангелизации у Вилера предшествует стабилизация общин, их гомогенизация и поощрение активности рядовых членов.

О конференции 1884 г. в Ново-Васильевке написано достаточно много; этой теме посвящен отдельный доклад Симпозиума. Отметим только, что конференция отчетливо обозначила стремление делегатов к унификации всех разделов церковной жизни. Все 23 пункта повестки дня Вилер разделил на три группы: (1) решения касательно миссии обязательны для всех; (2) решения по вопросам вероучения, вошедших в Символ веры, желательны для всех; (3) прочие решения оставлялись на усмотрение общин. Конференция согласилась с этим предложением, однако сразу же определила, что все ее решения обязательны для выполнения всеми общинами. Вместе с тем вмешательство конференции во внутренние дела отдельных общин исключалось.

Наряду с миссией к главным темам конференции относилась унификация порядка. Если первая тема была предложена председателем, то вторая — участниками. Зависимость независимости была единодушным желанием большинства.

Приложение. Правила вероисповедания новообращенного Русского Братства

Источник: Алексий, епископ (ред). Материалы для истории религиозно-рационалистического движения на юге России во второй половине XIX столетия (Казань, 1908). Документ № 301. С. 477482.

Документ снабжен следующей сноской: «Как видно из рапорта Одесского исправника Херсонскому Губернатору от 11 февраля 1873 года № 54, эти «Правила» были найдены у М. Ратушного в потаенном месте — в стене. Автором их, вероятно, был К. Бонекемпер — первоначальный наставник и руководитель М. Ратушного в заблуждениях баптизма. Автор [курсив епископа Алексия]».

I.    О Боге. Мы веруем и исповедуем, что существует Один только Истинный и вечный Бог: Отец, Сын и Святый Дух, Которые в своем естестве и качестве совершенны, вечны и нераздельны, так что Отец есть истинный и вечный Бог, Сын есть истинный и вечный Бог и Святой Дух есть истинный и вечный Бог. К познанию этого Бога человек может доходить только посредством Божественного откровения — Священного Писания и Святого Духа (1е Послание к Коринф. гл. 1 ст. 21, гл. 2, 14, Ев. Иоан. гл. 14 и 26).

II.    О греховности человека и необходимости покаяния его. Мы веруем и исповедуем в полном согласии со Св. Писанием, что все люди, без различия нации и конфессии, находятся под властью греха и, несмотря на все религиозные церемонии и обряды, должны вечно погибнуть, если в их внутреннем человеке не случится эта важная перемена, называемая в Св. Писании покаянием или новорождением, ибо Св. Писание говорит: «Не тот иудей, кто таков по наружности, но тот иудей, кто внутренне таков». Это самое должно сказать и о христианах {478}: не тот христианин, который по наружности, вследствие крещения и других обрядов, считает себя христианином, но тот христианин, кто внутренне таков посредством новорождения и покаяния, как написано: «Нет праведного ни одного, нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающих добра, нет ни одного. Гортань их — открытый гроб; языком своим обманывают, яд аспидов на губах их, уста их полны злословия и горечи; ноги их быстры для пролития крови; разрушения и пагубы на путях их, не знают пути мира; нет страха Божия перед глазами их; все согрешили и лишены славы Божией» (Посл. к Римлян. гл. 3, ст. 1018). Читая такие слова со вниманием, невольно усматриваем из них, что они — верное изображение нынешнего мира, носящего ложно название «христианства». Поэтому оказывается крайняя надобность, чтобы, не обращая внимания на все конфессии, всем неверующим безбожным проповедовали Евангелие, дабы заблудшее человечество оставило путь заблуждения и вечной погибели и покаялось всем сердцем Господу Богу (Деян. Апост. гл. 17, 3031).

III.    В самом тесном союзе с покаянием находится познание самого себя. Человек от природы душевно слеп, т. е. он не видит своих грехов и недостатков. Хотя он их отчасти и узнает, но он еще не сознает страшных последствий грехов, и, таким образом, слепой или мертвый в грехах и преступлениях человек остается совершенно равнодушным относительно вечных наказаний Божиих. Проповедь Евангелия имеет ту цель, чтобы бедный грешник проснулся от сна к познанию своих многочисленных грехов, пока он не научится восклицать: «Бедный человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» Или с мытарем, ударяя себя в грудь: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику!» Это положение сердца для человека самое удобное, чтобы присвоить себе совершенное искупление от грехов в Иисусе Христе; в противном же случае он должен был бы пропасть. Теперь он вкусит в сердце своем дара небесного, благого гласа Божия о силе будущего века; Св. Дух изливается в сердце его в залог усыновления (2 Посл. к Коринф. гл. 1, ст. 22). {479}

IV.    Таинства Христовы, как крещение и приобщение, учреждены исключительно для верующих по примеру и учению нашего Спасителя и учеников Его.

Должно крестить истинно покаявшихся людей в знак их веры во имя Отца и Сына и Святого Духа: 1) крещение в воде есть не только обещание доброй совести, но имеет также другие значения, и оно есть символ очищения от грехов. Как мы при крещении обмываем свое тело водою от нечистоты, так Иисус Христос обмыл нашего греховного человека от всей греховной нечистоты своею драгоценною Кровью; 2) крещение есть символ гробопо ложения и воскресения Иисуса Христа, что Апостол Павел ясно доказывает, говоря: «Итак мы погреблися с Ним крещением в смерть, дабы как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленном виде; ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения… Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним» (Посл. к Римл. гл. 6, 4. 5. 8).

Обращая внимание на возраст, крестнику должно быть столько лет, дабы он мог получить посредством проповеди и самосознания истинную веру в Иисуса Христа и исповедывать доброе исповедание пред многими свидетелями. (1 Посл. к Тим. гл. 6, ст. 12). И так как нам о крещении грудных детей ничего не упомянуто в Св. Писании, равно и о крестных отцах и матерях, то мы исповедуем, что их и вовсе не следует крестить, ибо Иисус Христос велел верующих крестить, а детей благословил и сказал ученикам: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Матф. 19, 14).

Святое причастие имеет это значение: как мы все участники одного хлеба, так мы и все члены Тела Христова, которое есть общество святых, и как мы пьем из одной чаши, то мы все свидетели Его Крови, очищающей нас от грехов наших, как написано: «Чаша благословения, которую благословляет, не есть ли приобщение Тела Христова. Один хлеб и мы многие — одно тело, ибо все причащаемся от одного хлеба» (1 Посл. к Коринф. 10. 16.17). Слова, произносимые при служении Таин Христовых, мы берем из 1 Послания к Коринфянам (гл. {480} 11 ст. 23, 24, 25, 26), где Апостол Павел говорит: «Ибо я от самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: «приимите, ядите сие есть Тело Мое, за вас ломимое, сие творите в Мое воспоминание». Также и чашу после вечери, и сказал: «сия чаша есть новый завет в Моей крови, сие творите, когда только будете пить в Мое воспоминание, ибо всякий раз, когда вы ядите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он прийдет». Мы принимаем тайны Христовы в воспоминание страдания и смерти Христа, в знак сообщения со Христом и в знак сообщения верующих между собой.

V. Посредством крещения мы принимаем в видимую церковь Христову на земле, каковая церковь должна состоять только из истинно верующих членов по образу первой Апостольской церкви; она должна строиться, как живые камни, быв утверждена на основании апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе, на Котором мы устрояемся в жилище Бо жие Духом (Посл. к Ефес. гл. 2, 2022; 1 Посл. Петр. гл. 2, ст. 5).

VI.    Для наставления и увещания братства мы выбираем из среды своей способных на то лиц — пресвитеров, учителей и диаконов — к совершению святых для созидания Тела Христова, доколе все мы прийдем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова, дабы мы не были более младенцами, колеблющимися всяким ветром учения по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава, Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви (Посл. к Ефес. гл. 4, 1116).

VII.    Братство и во главе его духовные наставники обязаны наблюдать за порядком, чтобы по постановлениям Священного Писания исключать из среды своей тех лиц, которые окажутся ослушны ми и непокорными заповедям и правилам Основателя {481} церкви Иисуса Христа, как Он их сам дал: «Если же что согрешит против тебя брат твой, поди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата своего, если же не послушает, возьми с собою еще одного, или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви, а если и церкви не послушает, тогда будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матф. 18, 15 и 17). Апостол Павел пишет: «но я писал не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудным, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником, с таковыми даже и не есть вместе. Итак, извергните развращенного из среды вас» (1 Посл. к Коринф. 5, 1113; 2 Посл. к Фес. 3,6; 1 Посл. к Тимоф. 1. 19.20).

Принятие исключенных из церкви лиц происходит тогда, когда они сотворят достойные плоды покаяния и попросят прощения у церкви. Для такого довольно сего наказания от многих. Так что лучше простить его и утешить, дабы таковой не был поглощен чрезмерною печалью (2 Посл. к Коринф. гл. 2, 6. 7).

VIII.    О браке мы веруем, исповедуем, что брак Богом учрежден (Быт. 2, 24) для взаимного вспомоществования между мужем и женою, для умножения человечества и для избежания блуда (1 Посл. к Коринф. 7, 2), а именно, что муж должен иметь только одну жену, а жена — одного мужа (Матф. гл. 19, 46).

Обряд бракосочетания совершается согласием родителей под благословением церкви и рукоположением духовного наставника.

IX.    Мы веруем и исповедуем, что высшая власть в Государстве Гогом установлена, каковой власти мы обязаны покоряться, где это не противодействует заповедям Царя царей (Посл. к Рим. 13, 12). Так как на правительство возлагается власть для наказания преступников и для поощрения делающих добро (1 Петра 2, 13.14), мы считаем себя обязанным отдать всякому должное: кому оброк, оброк; кому честь, честь, ибо они Божии служители сим самым постоянно заняты (Посл. к Рим. гл. 13).

X.    О пришествии Господа и Воскресении мертвых и о страшном суде. Мы все веруем {482}в пришествие Господа нашего Иисуса Христа в силе и славе Своей одесную Бога Всемогущего (Деян. Апостол. 1, 1012; Матф. 25, 31).

Мы почитаем этот день Его откровения за венец спасения (1 Посл. к Кор. 1, 7, 8), ибо в этот день увидят все народы сию истину и чудное величие Его и с Ним невесту Его, т.е. собрание святых, (Откров. Иоанна гл. 19, 69), ибо умершие во Христе воскреснут в нетленной славе и увидят Его, как Он есть, будут подобны Ему и с Ним будут царствовать (1 Посл. к Фес салон. 4, 1318, 1 Посл. к Кор. 15, 1620, 23, 42, 43, 53; 2 Посл. к Фес. 1, 10; Откров. Иоанна 20, 46; 22, 5, 10).

Мы веруем также в воскресение неправедных и в Страшный Суд, на который всем должно явиться, чтобы каждому получить соответственно тому, что он сделал, живя в теле, доброе или худое (2 Посл. к Коринф. гл. 5, 10). Неправедным будет вечное осуждение, а праведным вечное блаженство. После смерти для осужденных не предстоит никакого спасения, т. е. перехода из вечной погибели в вечную жизнь (Евангелие от Луки 16, 24 и 26).

Воспоминая слова Господа нашего: «Ей, гряду скоро! и с Духом и Невестою», мы, как действительные члены Ее, восклицаем: «Аминь, ей, гряди, Господи Иисусе!»

Сии правила вероисповедания написаны рукою Михаила Ратушного в 1871 году октября 8 дня.

 

АВТОНОМИЯ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ. Материалы первого Симпозиума «Взаимоотношения поместной церкви и Союза» 6-7 декабря 2007

Добавить комментарий