Заявления российского лидера в фильме про Крым в контексте Минских соглашений


Станислав Минин

Крымчане празднуют годовщину новой жизни с Россией, а в Москве рассказывают о том, как этого удалось добиться.

Вчера в Крыму отметили годовщину референдума, итогом которого стало присоединение республики к РФ. Между тем СМИ как в России, так и на Западе обсуждают документальный фильм, в котором президент России Владимир Путин рассказал о том, как держал под личным контролем события «крымской весны» 2014 года. Признания президента прозвучали в разгар реализации Минских соглашений, в успехе которых Москва, по ее собственному признанию, заинтересована.

Показанный на канале «Россия» в воскресенье документальный фильм Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину» содержит фрагменты интервью, которое дал автору президент РФ Владимир Путин. Глава государства довольно подробно обрисовал картину участия российских властей в крымских событиях и логику их действий.

О присоединении Крыма Путин заговорил сразу после завершения операции по спасению Виктора Януковича. В 7 часов утра 23 февраля президент сказал неназванным четверым коллегам: «Ситуация на Украине развернулась таким образом, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России». После этого администрации главы государства было поручено провести среди крымчан закрытый соцопрос. Выяснилось, что желающих присоединиться к России – 75%.

В Кремле считали, что украинские националисты представляют реальную угрозу для безопасности жителей Крыма, преимущественно русскоязычных. Поэтому России пришлось действовать на опережение. Путин распорядился под видом усиления охраны российских военных объектов в Крыму перебросить на полуостров спецназ ГРУ и десантников. Эти силы, в частности, заняли здание парламента Крыма 27 февраля. Они также выполнили задачу блокирования и разоружения около 20 тыс. украинских военных, чтобы те не помешали «свободному волеизъявлению жителей» на референдуме 16 марта. При этом, как утверждает Путин, Россия не исчерпала даже гарантированную международным договором квоту на присутствие 20 тыс. военнослужащих на крымской базе.

Чтобы предотвратить вмешательство НАТО, Путин приказал перебросить в Крым береговой ракетный комплекс «Бастион». Полуостров был превращен в крепость – как на суше, так и со стороны моря. Некоторые генералы призывали Путина рассмотреть вопрос об использовании всех видов вооружения (включая ядерное оружие). Однако российский президент, по его собственным словам, дал понять, что эпоха холодной войны закончилась, а новый Карибский кризис никому не нужен. Западных «партнеров» он предупредил, что Россия готова защищать Крым, потому что ей «есть за что бороться».

Эти интересные детали, пожалуй, нельзя назвать сенсационными. При этом можно вспомнить, что год назад на пресс-конференции в Ново-Огареве президенту Путину был задан вопрос, являются ли люди, блокирующие украинские силы в Крыму, российскими военнослужащими – ведь их форма очень похожа на российскую. Путин тогда ответил, что в магазинах на постсоветском пространстве можно купить любую форму, а украинцев блокировали «местные силы самообороны», в подготовке которых Россия не принимала участия.

Вскоре после президента участие российских военнослужащих в крымских событиях публично отрицал министр обороны РФ Сергей Шойгу. Он называл «провокациями» и «полной чушью» видеоролики, на которых люди в военной форме без опознавательных знаков, находившиеся на территории Украины, заявляли, что они приехали из России. Шойгу также говорил тогда, что не знает, откуда у крымских ополченцев появились броневики «Тигр» и «Рысь».

Спустя год нет никаких сомнений в прямой российской помощи крымских отрядам самообороны – или «патриотам», как их назвал в фильме Кондрашова Владимир Путин. В частности, нет сомнений в том, что «вежливые зеленые люди» были военнослужащими РФ. Это официально признано российскими властями.

В настоящее время в центре внимания как России, так и всех заинтересованных мировых игроков находится уже не Крым, а Донбасс. Речь снова идет о регионе Украины, большинство жителей которого считают своим родным языком русский. Они не поддержали майдан и киевскую власть, противостоят ей с оружием в руках, избрали свои парламентские структуры и через них заявили о желании войти в состав РФ.

Россия официально заявляет, что не оказывает донецким и луганским ополченцам военной помощи, выступает за целостность и федерализацию Украины, прекращение насилия, переговоры всех сторон. Владимир Путин участвовал в выработке Минских соглашений. Российские власти в лице президента, министра и заместителей министра иностранных дел регулярно подчеркивают свою заинтересованность в том, чтобы заключенные в белорусской столице договоренности выполнялись.

Процесс мирного урегулирования в Донбассе можно сдвинуть с мертвой точки в том случае, если атмосфера минимального доверия сформируется хотя бы между странами-посредниками: Россией, Германией и Францией. Если Москва заинтересована в том, чтобы такая атмосфера начала складываться, то показ фильма «Крым. Путь на Родину» с откровениями Владимира Путина по поводу «вежливых людей» – точно не лучший способ этого добиться. Понятно, что «Крым» – часть пропагандистской кампании и, как таковой, рассчитан на внутреннего потребителя. Однако совершенно очевидно, что и на Западе подобные высказывания российской власти не пропускают, выделяя в них значимые месседжи.

Один из вопросов, которым вправе задаться в западных столицах, таков: можно ли доверять российским властям, будь то президент Путин или кто-либо еще, если они утверждают, что никаких российских военных и никакой российской техники в Донбассе нет? Можно ли верить Кремлю, если он заявляет, что не может императивно воздействовать на ополченцев, что является сторонним наблюдателем и влияет на ситуацию лишь по мере сил? Месседж фильма Андрея Кондрашова для Запада как раз в том, что доверять – затруднительно. Ведь и в Крыму, согласно прошлогодним заявлениям Путина и Шойгу, российских военнослужащих не было. Но прошло время, и выяснилось, что спецназ ГРУ и десантники все-таки направлялись на полуостров и довольно эффективно поспособствовали присоединению Крыма к РФ.

Успех мирного процесса неизбежно предполагает, что стороны принимают единую хотя бы в общих чертах картину событий. Можно предположить, что Париж и Берлин примут точку зрения Москвы и станут исходить из того, что Россия не оказывает военной поддержки ополченцам Донбасса. Но никто не может гарантировать Франсуа Олланду и Ангеле Меркель, что через год или два они не увидят фильм «Как мы спасали Донбасс», в котором представители российской власти поделятся новыми откровениями, признают свое участие в судьбе Донецка и Луганска и т.д.

Доверие или недоверие действуют в обе стороны. В фильме Кондрашова Владимир Путин с нескрываемым сарказмом в одном предложении называет американцев и «друзьями и партнерами», и «кукловодами» киевского государственного переворота. Точно так же, как Запад не доверяет Кремлю, Кремль не верит заявлениям и заверениям западных лидеров. При этом разрядка, запущенная после Минска, в интересах российской власти, испытывающей большие трудности со спасением национальной экономики в условиях санкций.

 

Независимая газета, 17.03.2015

Добавить комментарий