Картография современного религиозного разнообразия мира


Ирина Каргина, МГИМО (У) МИД, Москва, Россия

Под влиянием текущих экономических, социальных и политических трансформаций формируются новые характерные черты современного религиозного ландшафта. Определяющей тенденцией в этой сфере становится умножение религиозного разнообразия.

 

Местные религии, остающиеся маргинальными в глобальном масштабе, могут играть существенную, порой ведущую роль на региональном уровне, определять культурную идентичность отдельных социумов. Конструирование как глобального единства, так и локальных проявлений религиозности происходит в условиях сосуществования различных конфессий. Подобная ситуация не исключает, а порой и провоцирует возникновение разногласий и конфликтов, связанных часто с притязаниями на расширение зоны влияния отдельных конфессий, а также с защитой идентичности.

Религиозное сознание в современную эпоху претерпевает значимые качественные изменения и находится на подъеме. Мир переживает «религиозный ренессанс». Под влиянием охватывающих весь мир, экономических, социальных и политических трансформаций сложились новые тенденции, обусловливающие умножение религиозного разнообразия.

Рассмотрение систем религиозных представлений в глобальном контексте требует смены подходов к их изучению. На смену «изоляционистским» представлениям о религии в рамках «западного модерна» как «специфического и относительно незначительного аспекта общества» [Robertson 2001: 4] должны прийти новые определения современной религии. Расширение основной единицы анализа – выход за национальные границы отдельного социума – ставит под вопрос тезис о секуляризации и позволяет игнорировать положения об имманентном характере связи между модернизацией и секурялизацией.

Авторитетный зарубежный исследователь Р. Робертсон подчеркивает, что «глобальный подход заставляет нас взглянуть на мир по-новому … Религия более не выступает в роли ингибитора, фактора, который препятствует трансформации общества в современное состояние. Она также не является «сопутствующим синдромом», зависимым от мировой экономики. Вместо этого она становится бесконечно разнообразной тематикой, которая во множестве видов взаимодействует с культурной, идеологической, политической и экономической средой» [Robertson 2001: 10-11].

Современная религиозная карта мира мозаична. К настоящему времени сложилось устойчивое пространственное распределение конфессий и их адептов в глобо-локальном масштабе. При этом абсолютное большинство населения мира идентифицирует себя с определенной религией.

Глобальным каталогом существующих в настоящее время религий может считаться Всемирная христианская энциклопедия [World Christian Encyclopedia 2001]. Это уникальное издание, не имеющее аналогов в мире. В Энциклопедии прослеживается динамика изменения численности верующих и описание различных конфессий в 238 странах мира, начиная с 1900 года, с прогнозированием тенденций развития до 2025 года. Автором Энциклопедии и руководителем небольшого творческого коллектива является известный британский исследователь религии Дэвид Барретт (David Barrett). Начав свою карьеру ученого в качестве миссионера англиканской церкви в Кении (Африка) в 1970х годах, в течение уже более 40 лет он занимается исследованием мировых религий и систематизацией данных. Относительно названия Энциклопедии Д. Барретт разъясняет, что он издает фактические, свободные от каких-либо предпочтений данные, и одна из целей проекта заключается в том, чтобы обеспечить информационную поддержку работы христианских миссионеров. Именно поэтому она получила название «христианской», хотя и содержит информацию обо всех доступных для изучения религиях. Здесь Д. Барретт остается верным своему миссионерскому прошлому.

По данным Всемирной христианской энциклопедии (World Christian Encyclopedia), изданной в Оксфорде в 2001 г. под руководством известного британского исследователя Дэвида Барретта, в мире к концу XX столетия оформилось около 10 000 самостоятельных религий, из которых 150 имеют более 1 млн. последователей1. Причем только среди различных ответвлений христианства авторы работы насчитали 33 830 деноминаций по всему миру. По данным Энциклопедии верующими считает себя подавляющее большинство населения мира (92%), а число атеистов не превышает 3%.

Стоит сказать, что эти впечатляющие цифры остаются предметом дискуссий среди исследователей. Сам же ученый по поводу критических замечаний относительно того, можно ли все, вошедшие в число 33 830 деноминаций, считать христианскими, отвечает: «Можно поспорить, но у нас действительно нет конкурентов, в этом и проблема». (См.: Ostling, Richard N. Researcher tabulates world’s believers // Salt Lake Tribune, 19 May 2001).3 Следует подчеркнуть, что данные, опубликованные во Всемирной Энциклопедии, не противоречат результатам измерений религиозной самоидентификации, представленных другими исследовательскими группами и опубликованными, например, в U.S. Center for World Mission, Encyclopedia Britannica Book of the Year (2003), The Association of Religion Data Archives и др.

Важным дополнением исследований Барретта служит Всемирная христианская база данных (World Christian Database – WCD)4. По данным этого источника, наиболее многочисленной и широко географически представленной религией в современном мире остается христианство (33% населения), за ней следует ислам (22,5%). К другим наиболее крупным религиям относятся индуизм (13,7%) и буддизм (6,7%). Весомое место занимают универсалистские религии Китая (6,6%) и этнические религии, широко распространенные по всему миру (3,9%). Доля убежденных атеистов по состоянию на 2010 год, согласно источникам WCD, не превышало 2% (Табл. 1).

Таблица 1

Религиозная карта мира (данные о количестве последователей наиболее крупных религий по данным World Christian Database на 2010 год)

Религия     Доля последователей в % от населения мира

Христианство (Christian)     33,0

Ислам (Muslim)     22,5

Индуизм (Hindu)     13,6

Агностицизм (Agnostic)     9,6

Буддизм (Buddhist)     6,7

Универсалистские религии Китая (Chinese Universalist) 6,6

Этнические религии (Ethnoreligionist)     3,9

Атеизм (Atheist)     2,0

Неорелигии (Neoreligionists)     0,9

Сикхизм (Sikh)     0,3

Спиритизм (Spiritist)     0,2

Иудаизм (Jewish)     0,2

Зороастризм (Zoroastrian)     менее 0,1

Другие религии     0,1

Стоит заметить, что, оценивая присутствие различных религий на социальной карте мира, мы чаще всего обращаем внимание на наиболее крупные религии, имеющие заметное количество последователей. В то же время небольшие в глобальном масштабе религии могут оказаться влиятельными в отдельных странах, в которых они присутствуют на протяжении многих веков. Зачастую они играют значимую роль в культурной, экономической и политической жизни этих государств.

Показательные примеры такого положения – сикхи в Пенджабе, растафарианцы на Ямайке, омото в Японии, а также последователи зороастризма в Иране и Индии, даосизма на Тайване и в Китае, джайнизма в Индии, бахаи в Израиле, кандомбл в Бразилии. В то же время подобно мировым религиям, большинство этих религий также представлены и в других частях мира. Иначе говоря, независимо от того, имеем ли мы дело с крупной или с небольшой по числу последователей религией, под влиянием глобализации и сопряженного с ней возрастания мобильности населения [Кравченко 2012: 68-69] религиозные учения получают глобальное распространение. При этом сохраняется концентрация ядра их сторонников в границах отдельных социумов и даже их сегментов.

В результате на региональном уровне религиозный ландшафт может существенно отличаться от того, каким образом отдельные конфессии представлены в глобальном масштабе. Широко известно, что в разных географических пространствах доминируют различные религии: христианство – в Европе, Америке и нескольких африканских странах; ислам – в обширном ареале от Северной Африки до Индонезии; индуизм – в Южной Азии; буддизм – в Юго-Восточной и Тихоокеанской Азии. При этом в других областях мира эти конфессии присутствуют уже в качестве меньшинства.

Например, если последователей ислама в странах Северной Африки насчитывается 89,1%, то в Южной Африке их 1,5%; и если адепты христианства в Западной Европы составляют 69% населения, то в странах Восточной и Центральной Азии они представляют меньшинство (около 6%).

Отдельные деноминации и религиозные группы представляют собой вариации «зонтичных» конфессий, как, например, протестантизм, католицизм и православие в христианстве; суннизм и шиизм в исламе; множество религиозных течений в индуизме (рамакришна, бхагаватгита и др.); махаяна или тхеравада в буддизме. Каждый из них в свою очередь имеет более дробные подвиды. Например, в рамках протестантизма их существует более 100 (баптисты разных направлений, пятидесятники, харизматы, адвентисты седьмого дня, лютеране, англикане); в рамках шиизма в настоящее время преобладают три религиозных направления – саидисты, дуо де-цимисты и септимисты. В результате мы имеем сложное и практически повсюду уникальное географическое сочетание религиозных напластований и комбинаций. Естественно, что даже универсальные конфессии в каждом локальном случае приобретают местную специфическую окраску, детерминируемую социально-культурным и историческом «профилем» того или иного региона: англиканское протестантское христианство в Англии – не то же самое, что в Уганде или Канаде; православие в России – не то же самое, что в Израиле, США или Армении; исламский суннизм – не вполне одинаков в Индонезии, Турции, Франции или Саудовской Аравии.

Тем не менее все эти вариации не искажают базовой доктрины соответствующей конфессии, сохраняющейся поверх локальных религиозных сочетаний [Beyer 2003]. «Зонтичные» религии в этом смысле следует понимать как существование вариаций в единстве.

Таким образом, в каждой стране и регионе обнаруживается уникальный набор институционально оформленных религий или религиозных учений, принадлежность к которым люди готовы декларировать. В каждом локальном случае глобализированные религии оказываются фрагментированными, а пропорции и параметры местного религиозного ландшафта могут существенно отличаться от общемирового, причем именно на этом уровне традиционалистские верования становятся заметными и играют весомую роль в определении его культурного своеобразия. Представляется очевидным, что нет и не может быть понятия «глобальная религия», а значит, и любые попытки проанализировать современность через призму трансцедентальных учений должны принимать во внимание множественность, реализуемую в каждом конкретном случае их конкретного социального опыта. По словам известного исследователя Питера Бейера, «религиозные универсалии представляют собой абстракции, в то время как более определенные, социально эффективные религии предстают только как локализованные конкретности глобальных универсалий» [Beyer 2003:367].

Поскольку становление глобо-локальных религиозных моделей происходит в условиях сосуществования различных религий в одном географическом пространстве как локальном, так глобальном, то, разумеется, такое сосуществование неизбежно порождает разногласия и конфликты, связанные с притязаниями на другие территории, то есть по существу религиозную экспансию.

Одним из наиболее ярких примеров возрастания конкуренции на глобальном уровне, имеющим, помимо прочего, прямую проекцию на сферу международно-политических отношений, служит состояние диалога между христианством и исламом.

Одной из характерных черт общественной динамики XXI века станет увеличение доли людей в мире, идентифицирующих себя с одной из двух ведущих конфессий – христианством или исламом. При этом обе эти религии обладают мощнейшим потенциалом социальной и политической мобилизации. Они играют значимую роль в определении базовых ценностей и формировании традиций населения большей части мира.

Не случайно американский специалист Самуэль Хантингтон полагал, что именно на пересечении этих двух глобальных культур проходит основная линия столкновения и раскола цивилизаций. По его словам, «в этом новом мире наиболее масштабные, важные и опасные конфликты произойдут не между социальными классами, бедными и богатыми, а народами различной культурной идентичности» [Хантингтон 2003: 2425]. При этом под влиянием возрождения религиозного сознания в различных регионах мира наблюдается тенденция к усилению этих различий.

 

Список литературы

Гидденc Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: «Весь мир», 2004. Кравченко С.А. Становление сложного общества: к обоснованию гуманистической теории сложности.

М.: МГИМО Университет, 2012. Пименов А. На пути к глобальному религиозному конфликту// Washington profile, 02.03.2005. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций; пер. с англ. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. Beyer P. DeCentring Religious Singularity: The Globalization of Christianity as a Case in Point. Numen,

2003, # 50. Brierley P. Future Church. A Global Analysis of the Christian Community to the Year 2010. London:

Monarch books, 1998. Ostling R.N., Richard N. Researcher tabulates world’s believers // Salt Lake Tribune, 19 May 2001. Robertson R. The globalization paradigm: thinking globally. Religion and the Process of Globalization/ ed. P.

Beyer . Wurzburg.:Ergon, 2001. Turner B. Religion in a PostSecular Society / Sociology of Religion. Ed. by B. S.Turner. Blackwell Publishing

Ltd., 2010. Turner B., Tong J. Women, Piety and Practice: a Study of Women and Religious Practice in Malaya //

Contemporary Islam. 2008. Vol. 2. World Christian Encyclopedia: A Comparative Survey of Churches and Religions in The Modern World.

Oxford: Oxford University Press, 2001. World Churches Handbook. London, UK: Lausanne Committee for World Evangelization and Christian Research, 1997.

 

Международные процессы, Журнал теории международных отношений и мировой политики, том 11. номер 3-4 (34-35). сентябрь–декабрь/ 2013


Газета Протестант.ру

Добавить комментарий