Преображаясь в образ Христа: вопросы, которые мы забываем ставить перед собой


Дэвид Фрейзер

 

Наш Бог – вечный и Всемогущий Творец. Он не только знает, что происходит в ХХ1 веке, вокруг нас, но Он это почему-то допускает большие и малые события вокруг нас. Первый главный вопрос современного христианина: Почему Он все это допускает? Зачем нам быть свидетелями умирания христианских церквей, распад нравственных устоев христианства. Но Господь не оставляет нас один на один с миром разложения. Он оказывает нам помощь, дает нам какие-то средства, рычаги, инструменты для того, что познать, каков Христос в современном городе ХХ1 века. Поэтому возникает второй вопрос: каковы эти Божьи средства помощи? Как их распознать? Третий вопрос: как ими воспользоваться и остаться человекам своего времени?

Как часто мы осознаем необходимость начать в себе процесс переосмысления и обновления ключевых элементов своей духовной жизни и практики. И что может помочь нам глубоко осознать и принять идеи личного освящения и освоить навыки практического преображения в образ Христа?

Возможно, вы задаетесь вопросом, для чего это нам нужно? Разве для нас как для христианских лидеров духовный рост и отношения со Христом не являются основными реалиями жизни? Конечно, являются. И вместе с тем, многие из нас жаждут большего, чем то, что относится к уже приобретенному опыту. Мы встречали закаленных ветеранов христианского служения, готовых сказать: «Если это все, что мне доступно во Христе, я близок к тому, чтобы все это бросить!» Послушайте следующие высказывания и задайте себе вопрос, не звучит ли это признанием, что они прямо касаются нас!

1.    Я вынужден признать, что устал – устал от проведения такого количества встреч и собраний, устал нести такое количество нужд. Я так много и так долго работал, что, честно говоря, уже ничего не чувствую. Я уже много месяцев не переживаю настоящей близости с Богом. Чтение Библии стало скучным и утомительным. Я уже не помню, когда последний раз слова со страниц так бросались в глаза, словно это слово Бога, данное именно мне.

2.    Где я с Богом? Думаю, где-то на плато. Бог недалеко, но не могу сказать, чтобы за последние четыре-пять лет в моей жизни произошли сколько-нибудь значимые перемены. Я продолжаю бороться с теми же самыми эмоциями и искушениями, те же старые ссоры с супругой, те же конфликты вокруг приоритетов и стиля служения в команде и в совете. Просто все не так, как когда я пережил обращение, и все казалось новым и необычным.

3.     Когда я с другими людьми пою и молюсь на большом собрании, я чувствую себя замечательно. Так хорошо чувствовать огонь в других. Но дома я чувствую себя одиноким, скучным, неэффективным, плывущим по течению. С моим браком все в порядке – хотя, может быть, все не так хорошо. За последние десять лет мы уже привыкли к определенному набору проблем, споров и тупиков. Я почти всегда рад уезжать в командировки по служению и с неохотой возвращаюсь домой. Иногда я сомневаюсь, на том ли человеке я женат.

4.    Пора прекратить давление и избавиться от пиара в евангелизме. Меня беспокоит то, что нам навязывается духовная жизнь – такая яркая в свидетельствах и книгах, в дюжине новых методик и секретов христианской жизни, что реальная повседневность христианина выглядит как труп в морге. Мне не важно пятидесятники ли это, движение Глубокой Жизни, акцент на исполнение Духом или двенадцать шагов к духовности – все это особо не работает. Нам нужна реальность, нужно стать настоящими, перестать дурить самих себя убежденностью в том, что существует некая формула – и ее можно заполучить, купив книгу или посетив семинар.

5.    Я не знаю. Думаю, у меня все в порядке. Не могу сказать, что что-то сейчас плохо. У меня недавно были неплохие результаты в проведении группы по изучению Библии и в евангелизационной программе. Но в моей жизни нет какого-то особого поиска или стремления к Богу. Я постоянно пытаюсь узнать, что Бог хочет, чтобы я сделал – на самом деле хочет, ЧТОБЫ Я СДЕЛАЛ. Все кажется таким неясным и неопределенным. Большую часть времени мне кажется, что я живу в тумане.

На протяжении последних четырех лет я регулярно преподаю курс «Основы христианской духовности». Через чтение дневников студентов, которые те ведут в качестве основного задания по этому курсу, мне открылась тревожная и поверхностная сторона евангельского мира. Я прошу студентов записывать свои размышления над ключевыми личностями, группами людей, впечатлениями, вопросами, испытаниями, препятствиями и жизненным опытом, сформировавшими их понимание себя и Бога. К примеру, я могу попросить класс отметить в своих дневниках хорошие и дурные привычки, которые питают или душат их духовную жизнь. Или прошу их исследовать, каким образом окружающая культура заставила их «сообразоваться с веком сим», вспоминая слова Павла в Рим.12:2: «и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная».

Дальше могут быть задания на исследование того, как взаимоотношения с родителями, родственниками, пасторами и другими значимыми наставниками сформировали их понимание Бога и своих взаимоотношений со Христом. Этот процесс духовного исследования и открытий продолжается на протяжении всего семестра.

Что меня поразило и привело в смятение – это то, что вскоре я обнаружил, что уровень боли, трагедии и греха, пережитый моими студентами, нередко дома или в церкви, далеко превосходит все мои невинные ожидания. В первый год в дневниках я читал об инцесте, растлении малолетних, изнасиловании, абортах, алчности, материализме и широко распространенном, имеющем глубокие корни духовном смятении и разочаровании. Не все дневники отражали эту картину духовного поражения. Некоторые студенты совершенно очевидно переживали духовный рост и проявляли здоровое и ясное понимание себя. Однако многие откровенно признавались в существовании огромной пропасти между тем, что они исповедуют разумом, верят в сердце и переживают в своей повседневной жизни. Пережив шок от первого знакомства с дневниковыми записями, я утешил себя мыслью о том, что, возможно, эта первая группа студентов состоит из ребят с особыми проблемами и не является примером среднестатистического евангельского студенческого населения.

Однако с течением времени я стал сталкиваться с этим явлением с пугающим постоянством. В действительности, я подошел к тому, что с высокой долей вероятности стал ожидать, что среди 40-60 евангельских студентов многие ведут активную сексуальную жизнь, борются со злоупотреблением алкоголя, отчуждены от своих родителей, являются жертвами изнасилования или инцеста и не имеют четкой определенности в своей сексуальной ориентации. Некоторые студенты, в основном студентки, проводят связь между недоверием к пасторам и эмоциональным, а временами и сексуальным, насилием со стороны лидеров церкви. Другие женщины делятся отчаянием, вызванным маргинальным существованием в своей поместной церкви и христианской общине, где до сих пор не признаются их дары и способности, которые эти женщины жаждут посвятить Христу и проявлять в контексте своей церкви.

Может быть, студенты, посещающие мой колледж, как-то особенно покалечены жизненным опытом и на уровне духовного здоровья и зрелости остаются калеками. Однако, поделившись своим опытом с коллегами, работающими преподавателями в других христианских колледжах, я лишь нашел подтверждение своим наблюдениям и дурным предчувствиям. Другие профессора делились со мной такими же чудовищными историями. В них возникают одни и те же темы. Студенты впадают или борются с сексуальными грехами и насилием в самой разнообразной форме, алкоголизмом, расизмом, потерей смысла, видения и призвания, эгоцентризмом и потаканием своим слабостям, самоправедностью и подлостью. Этот список с легкостью можно продолжить. Что происходит? Не внедрился ли в евангельский поток какой-то вирус, бактерия, ставшая угрозой уничтожить на корню нашу способность являть жизнеспособное свидетельство о Христе тому, что, по определению Фрэнсиса Шеффера, является «наблюдающим миром»? Или, перефразируя Рим. 12:2, может быть, окружающая культура Северной Америки подмяла под себя евангельский мир?

Другими словами, нам очевидны доказательства того, что существует огромная потребность в чем-то отличном от того опыта, который мы получаем в большинстве евангельских кругов.

Самые общие рекомендации, куда идти и что нам делать

Поощрить, углубить и зародить привычки к дисциплинам, открывающим нас для Бога и поддерживающие духовное здоровье путем практики еженедельного чтения, изучения, а также практики классических духовных дисциплин.

Нам надо стать более активными, предпринимать конкретные шаги, чтобы изменить тот путь, по которому вы двигаетесь в своей жизни.

Христианским лидерам зачастую все более и более сложно удерживать контроль над тем, на что они тратят свое время. И все же именно время необходимо, чтобы напитать свою жизнь Христом, стать сильнее и жизнерадостнее после выматывающей и наносящей раны борьбы в служении.

Мы предполагаем, что вы уже что-то делаете, для того чтобы питать и укреплять свою жизнь со Христом. Мы считаем, что существуют такие сферы нового опыта, которые нужно только-только зародить, некоторые впервые, иные после долгого периода пренебрежения ими. Мы убеждены, что привычка к дисциплинам, регулярно открывающим нас для действия Божьего Духа, является фундаментальным понятием для развития и поддержки духовной силы и здоровья. Вы должны сами увидеть, в чем вам необходимы изменения. Нам необходимо делать то, что веками христиане считали основополагающими практиками, ведущими к зрелости во Христе.

Небольшой пример для изучения из жизни христианского лидера.

Вот свидетельство миссионера Фила Паршалла:

«Будучи еще молодым христианином, я пришел к очень глубокому разочарованию из-за своей неспособности выйти из порочного круга грех-покаяние-прощение-грех. Где же, думал я, сила и конкретика 8-й главы Римлянам? Все, что я познал, — это мои поражения, описанные в 7-й главе. Именно частота того, что это со мной происходило, подрывала мои духовные силы. В тот период я познакомился с движением «более глубокой жизни». Его учение об абсолютной духовной нищете моего «я» и абсолютной достаточности Христа пролило луч надежды в мою уставшую от постоянной борьбы душу. Я тут же всей душой обратился к Богу в мольбе. Как я жаждал более высокого уровня духовного опыта. Мое сердце поразительным образом было переполнено. За три месяца мое изнуренное сердце обрело покой. Какой это был блаженный и обогащающий опыт. Молитва была просто разговором с близким другом. Ожила Библия. Свидетельство приносило радость.

Но понемногу радость угасла. Меня снова стали мучить дурные мысли. В моем сердце задули пронзительные ветра. Внутренне я весь съежился. Было ощущение, что я ступил на скоростной эскалатор, быстро и неизбежно несущий меня с победной крыши в подвал поражения. Почему же я не мог постепенно двигаться к духовной победе? Что подразумевает Писание, когда говорит о постоянном триумфе в христианской жизни? Каким образом можно обрести жизнь с избытком, о которой написано в Ин. 10:30 («Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.»)? Несут ли эти стремительные потоки прохладную, свежую, чистую воду или она зачастую состоит из примесей и подвержена загрязнению?

Неужели духовная победа – это призрак, подобный тому, что я наблюдал во время ночного сафари в Кении? Каким облегчением было, находясь в духоте и пыли автомобиля, среди бесчисленных километров кустарниковой пустыни увидеть прекрасное озеро. Лучи солнца плясали на тихой поверхности этого огромного водоема…Вскоре стало ясно, что мы видели только мираж. Так неужели духовная победа – всего лишь иллюзия в пустыне? (из книги «Крест и полумесяц» Фила Паршалла, стр.16)

Отклик: найти то, что Бог хочет нам дать

Поразмышляйте над опытом Паршалла. Видите ли вы какие-то параллели со своим опытом? Сталкивались ли вы с тем, что ваши надежды на приобретение нового, на победу над чем-то старым, не оправдывались?

В любом случае, что бы вы сказали Паршаллу? Как вы считаете, что ему необходимо делать, чтобы найти ответ на поставленные вопросы и путь, по которому он мог бы с большим постоянством и более целенаправленно приближаться к христоподобию?

Или его опыт – это лучшее, на что он может рассчитывать?

Опыт Паршалла нельзя назвать ни уникальным, ни редким. Многие из нас испытывали подобную динамику, даже если мы не знакомы с движением «более глубокой жизни». Возможно, для нас это было харизматическое исполнение Святым Духом, или изменившая нас мистическая встреча с Богом, или яркое обращение, очистившее нас и исцелившее много старых ран. Тем не менее, через год или десять, мы оказываемся снова втянутыми в борьбу – иногда с вернувшимися старыми проблемами, иногда с новыми, иногда со старыми на более глубоком уровне. Мы чувствуем, что чего-то не хватает, что-то не так, прежняя природа не теряет своей силы, а иногда вдруг обретает большую силу, чем мы когда-либо ожидали.

Что вы скажете Паршаллу? На что он может надеяться? Есть ли в духовной жизни нечто большее того, что он испытал? И если есть, как он может это обрести? Как можно овладеть этим и сделать центром своего опыта и своей жизни?

Одно из наших предположений заключается в том, что Бог обещал сделать нас подобными Христу – но Он не обещал, что этот процесс будет быстрым и легким, и не обещал сделать за нас то, что мы должны сделать, чтобы это претворилось в жизнь. Духовное формирование – это процесс воплощения в образ и подобие Иисуса Христа. 2 Кор.3:18: «Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа». Поскольку мы далеки от этого образа, процесс, с помощью которого Бог удаляет нашу ветхую природу и укрепляет нашу новую, длителен и болезненный.

Сложность проблемы

Когда мы слушаем христианских лидеров, то обнаруживаем огромное многообразие, существующее в пределах тела Христова. Люди приходят ко Христу, имея самое разнообразное прошлое, совершенно неодинаковую отправную точку и разный опыт. Искушения тоже различны, с точки зрения того, кого что искушает.

Люди не имеют духовного здоровья по целому ряду причин. Их духовная жизнь не имеет полноты, а внутренняя жизнь пуста и поверхностна не по одной причине.

Мы бы хотели, чтобы вы в течение нескольких минут подумали о себе и окружающих вас людях. Если бы вам пришлось обрисовать христиан, которых вы знаете – с какими основными проблемами борются люди: кто-то остается незрелым, кто-то впадает в грехи, которых пытался избежать, кто-то никогда не выступал против таких личных черт характера, которые не являются христоподобными, кто-то устал и сдался или перегорел, кто-то отошел от веры, кто-то героически держится, но никогда не испытывает мира и облегчения?

Подумайте об этом.

Отклик на духовные проблемы: диагностика причин трудностей

Как вы думаете, почему окружающие вас люди переживают проблемы, связанные с духовностью? Каковы ваши наблюдения по поводу того, почему люди так медленно идут к зрелости? Почему они впадают в грехи уже после того, как начинают следование за Христом? По каким причинам в людях и в общинах верующих отсутствует подобие Христу? Каков ваш опыт? Есть ли что-то, что стоит перед вами, подобно скале, перекрывая ваш путь к духовному здоровью?

Вот то, с чем мы столкнулись в своем опыте:

1. Некоторые лидеры сталкиваются с проблемами, поскольку не обладают достаточной мудростью и не признают блага, которое заключено в нашей человеческой ограниченности – они просто не имеют достаточно сна. На протяжении многих месяцев и лет они вовлечены в изматывающую силы деятельность. Их проблемы проистекают из-за недостатка баланса и надлежащих приоритетов.

2. Другие лидеры испытывают проблемы оттого, что за их плечами годы сформировавшихся дурных привычек, еще с тех пор, когда они не были христианами. Кто-то в детстве подвергался насилию и живет с незажившими, кровоточащими ранами, которые продолжают гноиться внутри. У кого-то просто темперамент гиперчувствительный и подверженный депрессиям или сильным приступам страха и тревоги.

3. Некоторые живут в изоляции. У них нет маленькой, принимающей и признающей их общины собратьев по вере, с кем они могли бы быть полностью откровенны. Им нужны зрелые друзья, способные помочь наставлением и собственным примером лучшей жизни. У них нет того места, где они могли бы поделиться своими проблемами и желаниями и получить поддержку через конфиденциальную молитву и исповедь.

4. Некоторые не понимают, в чем дело. Они просто идут по жизни, не имея малейшего понятия о том, что Бог хочет чего-то большего, более глубокого и более здорового, чем то, что они до сих пор видели. Кто-то находится в плену тайного греха, чья хватка кажется столь крепкой, что они никогда не могли освободиться от нее надолго.

5. У некоторых бывает неверное представление о том, что требуется, для того чтобы стать подобным Христу. Они считают, что применение духовных дисциплин лежит в плоскости праведности от дел, а не по благодати. Для них благодать значит никаких усилий, никакого риска, никакой деятельности. Божие участие в том, чтобы сделать нас подобными Христу, протекает отдельно от того, что мы делаем, чтобы стать подобными Христу.

Существует множество причин, по которым христиане и их общины и организации функционируют гораздо ниже той планки, которую хотел бы видеть в нашей жизни Бог. Подобие Христу не мерцающий идеал, не недостижимая цель и не мечта о невозможном. Это, чего Бог хочет и предопределил для нас. В этой жизни мы призваны благодатью Бога – и наделены силой Его Духа – к тому, чтобы пережить серьезное исцеление. Исцеление ведет к значительному росту. Оно ведет к зрелости и настоящему подобию Христу, хотя наше подобие Христу всегда носит ограниченный характер.

 

    

Дэвид Фрейзер «Дать пространство Богу»

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий