Бог в истории человечества

Средоточие истории

историяПонимание истории зависит, прежде всего, от нашего мировоззрения. Экзистенциалист видит в истории только настоящее, только «сейчас». Главное для него — сделать правильный выбор в экстремальной ситуации. С его точки зрения, истина субъективна и бытие определяет сознание. Оказавшись в этом мире по чистой случайности, человек призван только взять от жизни все, что может. Но следует торопиться, ведь жизнь быстротечна!

Утопист живет будущим и для будущего. Это мечтатель, человек, который видит историю нереалистически, надеется изменить ее ход с помощью недейственных средств. Само понятие утопия произошло от названия выдуманной страны Утопии, государства всеобщего благоденствия, описанной известным философом эпохи Возрождения Томасом Мором. Утописты игнорируют суровую реальность существования — греховность человеческой природы — и считают возможным построить «рай на земле». Но, поскольку в настоящем ничего подобного сделать не удается, их взоры неизменно обращены в будущее. К утопистам, в частности, относятся марксисты, мечтающие об окончательном уничтожении экономического неравенства.

Традиционалист, в отличие от экзистенциалистов и утопистов, видит свой идеал в прошлом. К примеру, еврейский ветхозаветный менталитет был ярко выражено традиционалистического склада. Израильтяне стремились к тому, чтобы их будущее напоминало прошлое. В поддержании традиции они видели залог сохранения мира, национальной идентичности и средство служения Богу.

Таким образом, существует три основных способа восприятия истории: с акцентом на настоящее (экзистенциальное), с акцентом на будущее (утопическое), и с акцентом на прошлое (традиционалистическое).

Незадолго перед распятием Иисус Христос разглядел в душах Своих учеников конфликт, вызванный ошибочным восприятием истории. Ученики, как и все израильтяне, следовали традициям; с другой стороны, они возлагали большие надежды на будущее в связи с Мессией. Между тем, настоящее не давало повода для оптимизма: над их Учителем сгущались тучи, близился час распятия. В этот критический момент Иисус совершил хлебопреломление на Пасху, и тем самым связал воедино историю — прошлое, настоящее и будущее. Апостол Павел пишет об этом событии так:

«Всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию [настоящее] смерть Господню возвещаете [прошлое], доколе Он придет [будущее]»(1Кор. 11:26).

Для христианина Священное Писание глубоко исторично. Взять, к примеру, ветхозаветных пророков: значительная часть их служения была посвящена объяснению событий прошлого, настоящего и будущего. За сотни лет до рождения Спасителя на земле ими было предсказано место и обстоятельства Его рождения. Одно из величайших пророчеств, до сих пор приводящее в недоумение скептиков своей буквальной точностью, сделано пророком Даниилом. Пророк предсказал пришествие в отдаленном будущем могущественного правителя, который захочет покорить весь мир, и чье появление на исторической сцене, равно как и уход, будут неожиданными. Даниил предсказал, что после смерти этого правителя его царство разделится на четыре части, которые со временем сольются в одну могущественную империю.

Для людей, знакомых с историей, очевидно, что речь в пророчестве идет об Александре Великом, появившемся на свет на два века позже Даниила. Империя Александра после его внезапной смерти, действительно, была разделена между четырьмя военачальниками. После веков противостояния из этих четырех держав образовалась Римская Империя. Согласитесь, что подобное предсказание трудно объяснить случайным совпадением. Если же добавить к нему сотни других библейских пророчеств, подкрепленных целым комплексом исторических свидетельств, то мы получим апологетику, не знающую себе равных.

Так или иначе, все пророчества обращены к личности Христа, что лишний раз подтверждает центральное положение Его фигуры в истории. За восемьсот лет до самого события, пророк Исайя писал: «Ибо младенец родился нам; Сын дан нам» (Ис. 9:6). Формулировка очевидна не сразу, но при внимательном прочтении — безукоризненна: родился младенец, не Сын. Сын — дан, ибо Он существовал вечно, а превращение в человеческого младенца стало лишь новой формой Его бытия. Перед нами точное предсказание о воплощении Сына Божьего.

Необходимо также иметь в виду, насколько серьезно относились иудеи к дару пророчества: по ветхозаветному закону, если человек ошибался хотя бы в одном из своих пророчеств, его надлежало побить камнями как лжепророка. Пророчества (разумеется, о ближайшем времени), таким образом, проходили строжайшую проверку. Уже одно то обстоятельство, что пророческие книги были признаны каноническими, указывает на высочайшую степень их достоверности.

Итак, Библия изображает Бога как главное действующее Лицо истории, направляющее ее и достигающее воплощения Своего замысла в прошлом, настоящем и будущем. Последнее обстоятельство связывает три плана времени в единую цепь. Именно такое отношение ко времени позволяет истинному христианину надеяться на Бога и не впадать в крайности: не насаждать Царство Божье мечом, не впадать в отчаянье в тяжелый момент настоящего, не обольщаться видимостью земного успеха. Великое утешение знать, что человек — не одинок, и что Бог лично вовлечен в судьбу каждого из нас. Но еще большее — и специфически христианское — утешение верующий черпает в преодолении истории, в надежде на воскресение и блаженное пребывание в вечности со Христом.

Равви Захариас. «Может ли человек жить без Бога?”. Пер. с англ. — СПб.: Санкт-Петербургское христианское просветительское общество «Кредо», 1999. —240 с.

Добавить комментарий