Спасибо товарищам бендеровцам за наше проснувшееся национальное самосознание!

бандерВ российской общественном сознании на основе собственной исторической памяти, интеллектуального опыта, непрерывного когнитивного и логического осмысления многих фактов и явлений в сфере постсоветских отношений между Россией и Украиной сложился устойчивый консенсус относительно справедливости позиций сторон друг к другу. Его трудно расчленить измерить и оценить по отдельным составляющим, он оценивается обычно агрегировано в ходе социологических опросов. Попробуем дать качественную характеристику некоторым информационно-оценочным блокам российско-украинских отношений, повлиявших на наше коллективное представление о степени справедливости позиции обеих сторон.

Межгосударственные экономические отношения: в осадке остается лишь тот факт, что в течение многих лет через искусственно заниженные цены на нефть и газ Россия, а значит и каждый из нас субсидировал Украину на десятки миллиардов долларов. Это обидно и несправделиво, но терпимо, когда по ту сторону границы живут добрые соседи и родственники.

Крым. В России, да и в самой Украине практически каждый житель старше 40 лет внутри себя признает неправомочность 60-летнего удержания Крыма, полученного в результате внутренней политической агрессии авторитарного режима Хрущева против Российской федерации, нарушившего в этой аннексии даже собственные юридические формальности. Так что это не Россия должна была платить Украине за базу в Севастополе, а наоборот – Украина компенсировать убытки России в виде недополученных благ, происшедших в результате незаконной утраты Крыма. Вслух политики это не проговаривали и в политических документах это не прописывали, но в внутри нас это оставалось как ощущение попранной справедливости. Особенно остро это переживали крымчане. Кстати, это чувство присутствовало еще в советское время, хотя оно не было таким острым. Опять же все это проходило в неострой форме и скорее латентно, чем публично.

Законность и международное право. Наши противники на Востоке и Западе непрерывно пеняют нам, аннексию Крыма, нарушение международных прав и агрессию против Украины. О Крыме мы уже упомянули, наши политики и дипломаты усматривают в воссоединении Крыма с Россией соблюдение всех норм международного права (волеизлияние народа, форс-мажор угрожающие действия незаконной власти в Киеве и пр.). Я не профессионал в этой сфере и мне трудно судить, но наша коллективная память хранит целый ряд возмутительных и вызывающих прецедентов открытого нарушения США целого набора международных прав: Ирак. Афганистан, Ливия, аннексия Косово, не говоря о более ранних событиях (Вьетнам, Гренада и пр.). Формально, поглощение ГДР в 1991 году Западной Германией было также незаконным и оформлено постфактум, хотя Крым в составе России находился дольше, чем Восточная часть Германии – в составе единой Германии. Эта коллективная память, наш опыт, наши знания о событиях и их последствиях, подсказывают всем нам и каждому из нас, что здесь налицо несправедливость, двойные стандарты. Нарушенные права России после 1991года никто в мире не бросился защищать, не хотели даже поднимать вопрос о нарушенных правах России (территориальных, военно-стратегических, мирохозяйственных), хотя везде декларировалось вхождение страны в семью свободных и демократических народов, имеющих право на международную защиту.

Все это сидит в памяти, в ощущениях, все продолжает подвергаться непрерывной оценке, анализу и сравнениям внутри каждого из нас. Например, очень трудно представить, чтобы законные права России и крымчан объективно и беспристрастно рассмотрел какой-нибудь международный орган, суд, арбитраж. Наоборот, в памяти многочисленные проекты разных международных советников по дерусификации Крыма. В любом случае, наша культурная память говорит нам, что даже по правовому вектору украинского конфликта наши позиции предпочтительней, а значит – справедливей.

Теперь о самых неосязаемых и, наверное, самых чувствительных ранах – информационной войне. Практически все россияне были просто потрясены и ошарашены градусом антироссийской ненависти, захлестнувшей сначала Майдан 2013-2014 гг., а затем всю Украину. Ну ладно, «Украина – це не Россия» — мы то уже и забыли, что когда-то были вместе, даже как-то лучше стало без Украины – несмотря на непрерывные подачки бывшим «братьям», денег внутри страны стало оставаться больше. Не Россия — так не Россия. Почему-то нам это стало понятно еще в 1991 году.

Но когда волна ненависти ко всему русскому достигла уровня социальной шизофрении и по Киеву непрерывно катилось: «Москалей на ножи» (независимо от того, кто навязал эту речевку), мы вдруг все сразу вспомнили старые обиды и главное – недавние обиды и несправедливость. Нет старые, прошлые этно-культурные обиды мы не вытаскивали и не скатились до личных или национальных оскорблений. А вот соседи не выдержали. Тем не менее, просматривая опыт наших отношений за последние 2 десятилетия мы вдруг увидели, что оказывается, с подачками от России Украина была просто незалежна, а без подачек – сразу стала враждебной до ожесточения, до «москаляку – на гиляку». И случился этот выброс злобы еще до Крыма, до Донбасса. О том, что это не просто речевка – а содержательный осмысленный символ паразита, обиженного за утрату бывшей халявы, говорит широкая, непрерывная антироссийская компания в средствах массовой информации, публичных манифестациях «свидомых», в речах и официальных документах новой власти в Киеве.

Конечно, потом к этому, уж давно таившемуся массиву злобы к своему историческому соседу, прибавились новые «движки ненависти: за Крым, за Донбасс, за военные поражения и политические провалы, но самое главное за осознание болезненной тупости, бесперспективности и лжи всей этой «украинской революции достоинства». Теперь генератором массового зложелательства к России становятся пришедшая тоска от несбывшихся надежд и не уходившая зависть к более удачливому соседу. Именно эти чувства и приводят массы украинских обывателей из разных социальных прослоек к встрече с исторически им давно уже знакомым мироощущением: «нас опять надули».

Последовательная программа «стигматизации» России была запущена давно, но только в последний год она приобрела такой откровенно военно-окопный, разрушительный характер. Новая украинская пропаганда взывает к темным эмоциям, блокируя критическое мышление даже среди тех, кто на это вполне способен. Она переключает внимание с опасных и реальных тем на идеологические мифы, отвлекает от насущных проблем — Еще бы раньше все можно было свалить на имперскую Россию или большевистский режим, то теперь не хочется отвечать за провалы последних 20 лет, когда самостийная Украина оказалась на самом дне Европы по уровню своего социально-экономического развития. Трудно свыкнуться со своей посредственностью, ведь тогда остается опять ссылаться на врагов Украины. Но достижение высокого градуса ненависти при минимуме аргументов и нехватке времени нельзя достичь обращением к логике, знаниям, фактам, поэтому применяются новые технологические методы манипулирования сознанием, в том числе через оскорбления, клеймление, создание негативных штампов, речевок-ненависти, черный пиар и пр.

В России тоже хватает таких СМИ и таких методов черного пиара, но, во-первых, в них нет того ожесточения, той инфернальной заданности на войну со всеми врагами, во-вторых, они не захватывают все слои общества. Информированные и привыкшие к рефлексии слои населения вполне свободны от их влияния и продолжают опираться на результаты собственных умозаключений.

В самом начале этой информационно войны на разрушение, россияне, попавшие под украинский   поток оскорблений и клеветы на них и их страну, в массе сначала своей находились в печальном созерцательном недоумении, но после февраля 2013 года они вдруг осознали себя гражданами, имеющими права на защиту своего достоинства. Они это осознали и сплотились вокруг Путина – своего лидера, который для них вдруг стал персональным защитником их достоинства и национальной идентичности. Многие из них — представители интеллигенции, про-активного класса России до этого не испытывали к нему особых симпатий, особенно за очередную властную рокировку 2012 года, за неуемное личное властолюбие, за отказ от идеи поступательного развития демократии и гражданского общества. Но личное достоинство и национальная идентичность, когда его попирают и клеймят чужаки, вдруг становится святым, хотя до этого таковым и не было.

И тогда в российском обществе начало быстро формироваться коллективное чувство порушенной справедливости. Все группы населения начали вспоминать, сравнивать, оценивать. Вспомнили про все: интеллигенция, профессионалы — про часть национального продукта России, постоянно уводившегося из страны на подкорм «братьев» — подумать только: в Украине до последнего времени один квт/час электроэнергии (самая дешевая цена в Европе) стоил в 2.5 раз дешевле, чем в России, остальные -про «мягкую» антироссийскость в языковой политике, про первый Майдан, про «российский геноцид украинцев 30-х годов», про Ющенко, про попытки вступления в НАТО, и все вместе – всегда не забывали про Крым.

Спасибо товарищам бендеровцам за наше проснувшееся национальное самосознание! За разворот России к реформированию собственной экономики! Особенно благодарным украинским русофобам должен быть Владимир Путин, рейтинг которого внутри страны и во всем мире (по индексу влиятельности) утвердился на небывалой высоте.

Зайченко А.С.

1

Аватар комментатора

После развала СССР в России меньше стали вспоминать про бандеровцев и вообще профашистских националистов Украины и Прибалтики.
Считалось, что это как бы их внутреннее дело.

Я же об этом всегда помнил и помню, т.к. мой отец, служил в боевой дивизии им. Ф.Э. Дзержинского и во всех операциях против этих националистов активно участвовал вместе со своими однополчанами.

Добавить комментарий