Библия и молитва

Выражение «не молящийся христианин» звучит противоречиво. Подобно тому, как мертворожденный младенец не имеет жизни, так и человек, который называет себя верующим, но не молящийся, лишен духовной жизни. Как Слово Божье является духовной пищей для возрожденного человека, так молитва – это его дыхание. Когда Бог хотел убедить ученика в Дамаске в том, что Павел тарсянин действительно обратился, Он сказал такие слова: «…Он теперь молится» (Деян. 9:11). Сколько раз этот самоправедный фарисей склонялся перед Богом на колени и читал свои молитвы, но теперь он впервые действительно молился! Сегодня, когда присутствует столько «вида благочестия» (2 Тим. 3:5), необходимо полнее разъяснять различие между этими двумя понятиями. Не знают Бога те, которые довольствуются лишь формальным обращением к Нему, потому что «дух благодати и умиления» (Зах. 12:10) неразделимы. У Бога нет немых детей в семье возрожденных: «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь…» (Лук. 18:7). Да, необходимо «вопить» к Нему, а не просто «проговаривать» свои молитвы.
Будете ли вы удивлены, когда услышите мое утверждение о том, что, возможно, народ Господень ни в чем не согрешает так много, как в молитвенных усилиях? Какое ужасное лицемерие проявляется там, где должна быть искренность! Сколько требований предъявляется там, где должно быть место только подчинению и послушанию! Как часто мы молимся только для формы, в то время как нужно молиться и сокрушаться сердцем! Как мало мы осознаем грех, который исповедуем, и всегда ли мы готовы до конца понимать нашу нужду в милосердии, о котором просим? И даже там, где Бог дает нам освобождение от самых ужасных грехов, каким холодом отвечает на это наше сердце, как много в нас неверия, сколько стремления выполнить собственную волю и угодить своим желаниям! Тому, кого не тревожит совесть по этому поводу, чужд дух святости.
Слово Божье должно направлять нашу молитвенную жизнь. Увы, как часто мы ставим наши плотские желания во главу нашего прошения. Священное Писание дано нам, «да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (2 Тим. 3:17). Поскольку нам дано повеление молиться в Духе (Иуд. 1:20), из этого следует, что наша молитва должна соответствовать Писанию, так как мы знаем, что именно Святой Дух является его Автором. Из этого также следует и то, что, в зависимости от того, насколько «обильно» или скудно вселяется в нас Слово Божье (Кол. 3:16), наши прошения будут находиться в большей или меньшей гармонии с помышлениями Духа, потому что «от избытка сердца говорят уста» (Матф. 12:34). Чем сильнее мы заботимся о том, чтобы слагать в своем сердце Слово, и позволяем ему очищать и направлять нашего внутреннего человека, тем более угодными будут наши молитвы в глазах Бога. Тогда мы сможем сказать то, что сказал Давид, хотя и в другом отношении: «…От руки Твоей полученное мы отдали Тебе» (1 Пар. 29:14).
Таким образом, чистота и сила нашей молитвенной жизни – это еще один индикатор, по которому мы можем судить, насколько полезно для нас чтение и исследование Слова Божьего. Если наше изучение Библии под благословением Духа не осуждает нас за недостаточную молитвенную жизнь, не указывает на то, какое место в нашей повседневной жизни должна занимать молитва, не побуждает нас проводить больше времени под сенью Всевышнего, не учит нас, как сделать наши молитвы более угодными Богу, как правильно пользоваться Его обетованиями и опираться на них, как использовать Его заповеди и обращать их в наши прошения, тогда следует сказать не только то, что Слово Божье не принесло пользы для обогащения нашей души, но и то, что знания, которые вы почерпнули из него, будут служить обвинением против вас в день суда. «Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя» (Иак. 1:22). Теперь обратим внимание на семь критериев.
1. Мы получаем пользу от чтения Писания, если это приводит нас к осознанию чрезвычайной важности молитвы. Я серьезно опасаюсь, что в наши дни люди, читающие Библию (и даже студенты богословских заведений) не имеют глубокого убеждения, что истинная молитвенная жизнь абсолютно необходима для ежедневного хождения и общения с Богом, для того, чтобы освобождаться от силы греха, противостоять искушениям этого мира и нападкам сатаны. Если бы такое убеждение действительно было в их сердце, то неужели не стали бы они проводить гораздо больше времени пред лицом Божьим?! Самый худший ответ таков: «У меня так много дел и обязанностей, которые не позволяют мне уединиться для общения с Богом, хотя я очень хотел бы этого». Дело же в том, что каждый из нас самостоятельно выбирает, что для него является наиболее важным. Кто когда-либо был занят сильнее, чем наш Спаситель? Но никто не уделял больше времени для молитвы, чем Он. Если же мы истинно стремимся быть молящимися и ходатайствующими перед Богом и используем для этого все имеющееся у нас время, то Он устроит наши обстоятельства так, что у нас окажется еще больше времени для общения с Ним.
Недостаток убежденности в необходимости молитвы четко прослеживается в жизни христиан. Бог однозначносказал: «Дом Мой домом молитвы наречется» (Матф. 21:13). Обратите внимание, Он не сказал: «домом проповеди и песнопений», но – молитвы. Однако в большинстве даже так называемых консервативных церквей служению молитвы уделяется ничтожно малое внимание. Там все еще проводятся евангелизационные кампании и конференции по обучению Библии, но как редко можно услышать о двух неделях, специально отведенных для усиленной молитвы всей церкви! Что дадут эти библейские конференции, если молитвенная жизнь церкви не крепнет? Но мы получаем огромную пользу от Писания тогда, когда Святой Дух говорит нашему сердцу: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение…» (Марк. 14:38); «…Всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом» (Флп. 4:6); «Будьте постоянны в молитве…» (Кол. 4:2).
2. Мы получаем пользу от чтения Писания, когда это заставляет нас чувствовать, что мы не знаем, как молиться: «…Мы не знаем, о чем молиться, как должно…»(Рим. 8:26). Как мало христиан, которые действительно согласны с этим! Обычно считается, что люди хорошо знают, о чем им следует молиться; проблема же – в их лености и испорченности, и поэтому они не молятся о том, о чем обязаны молиться. Однако это утверждение находится в прямом противоречии с богодухновенными словами, записанными в Послании к римлянам. Следует обратить внимание на то, что это уничижающее плоть заявление относится не только к мирским людям вообще, но и к святым Божьим, к которым апостол, не сомневаясь, присоединил и себя: «…Мы не знаем, о чем молиться, как должно…» Если таково положение возрожденных, то что можно сказать о невозрожденных людях! Однако, одно дело – прочитать и понять разумом то, что говорит этот стих, и совсем другое – переживать это на практике. Ведь сердце должно осознать, что то, чего Бог требует от нас, Он Сам должен произвести в нас и через нас.
Я часто читаю молитвы.
Но истинно ль я молюсь?
Желаньям моим сокровенным
Отвечает ли то, что шепчу?
Я мог бы начать поклоняться
Каменным, мертвым богам,
Коль к Богу живому дерзаю
Молиться лишь на словах.
Прошло много лет с тех пор, как мать – ныне она уже с Господом – научила автора данной книги этим строкам, но их глубокий смысл вновь и вновь доходит до моего сознания. Без прямого руководства Святого Духа христианину молиться не легче, чем, например, создать мир. Так и должно быть, потому что настоящая молитва – это осознание духовной нужды, пробужденное в нас Духом, так что мы просим Бога во имя Иисуса Христа о том, что согласно с Его святой волей. «…Когда просим чего по воле Его, Он слушает нас» (1 Иоан. 5:14). Если же мы молимся о чем-либо, не соответствующем Его воле, то это уже не молитва, а требование. Конечно, Божья воля открыта нам в Его Слове, но совсем не так, как, например, рецепты приготовления пищи описаны в поваренной книге. В Писании нередко отражены принципы, выполнение которых требует от нас постоянных духовных упражнений и Божьей помощи. При этом Бог показывает нам применение этих принципов в различных обстоятельствах и ситуациях. Итак, мы получаем пользу от чтения Писания, когда это показывает нам нашу нужду в просьбе: «Господи, научи нас молиться…» (Лук. 11:1), и побуждает нас просить о ниспослании нам духа молитвы.
3. Мы получаем пользу от Писания, когда в результате этого осознаем нашу нужду в помощи Духа. Во-первых, чтобы Он открыл нам наши истинные желания. Возьмите, к примеру, наши временные нужды. Часто случается, что мы терпим сильные переживания; на нас давят внешние факторы, и нам так не терпится избавиться от них! Конечно, в этом случае мы сами знаем, о чем молиться! Но ведь мы заблуждаемся! В действительности в нашем естественном желании избавления мы оказываемся совершенно несведущими, совершенно непроницательными. И даже если мы приучили себя прислушиваться к внутреннему голосу, мы можем не знать, какого подчинения Своей воле желает от нас Господь, и как Он может использовать наши обстоятельства для нашего блага. Поэтому Бог называет прошения большинства из тех, которые жаждут избавления от внешних испытаний, «воплями», а не зовом к Нему от всего сердца (Ос. 7:14). «Ибо кто знает, что хорошо для человека в жизни, во все дни суетной жизни его…» (Еккл. 6:12). Ах, как необходима небесная мудрость, которая научит нас распознавать наши временные нужды, с тем чтобы сделать их предметом нашей молитвы в согласии с волей Божьей.
Может быть, к сказанному необходимо добавить еще несколько слов. О преходящих нуждах также можно молиться духовно (Матф. 6:11), но при этом следует учитывать три ограничения. Во-первых, о них должно молиться «между прочим», не в первую очередь, потому что это не те нужды, о которых христиане должны заботиться прежде всего (Матф. 6:33). Гораздо более важно для нас помышлять о небесных и вечных ценностях (Кол. 3:1),так как они имеют большую значимость по сравнению с земными заботами. Во-вторых, о них следует молиться, придавая им лишь второстепенное значение, в заключение. В нашем стремлении к получению материальных благ от
Бога нам следует использовать их как способ лучше угодить Ему, а не для того, чтобы получать удовольствие. В-третьих, мы должны молиться с покорностью, а не требовательно, так как это уже грех самонадеянности. Более того, мы не можем знать, послужит ли временная милость для нашего блага (Пс. 105:18), а поэтому следует оставлять за Богом право принимать решение.
Мы имеем как внутренние, так и внешние нужды. Некоторые из них могут быть распознаны нашей совестью, такие как вина и ощущение осквернения грехом, грехи против света, природы и простой буквы закона. Однако знание, которое мы получаем о себе посредством совести, настолько смутное и запутанное, что без помощи Духа мы никак не способны найти путь к истинному источнику очищения. Вещи, о которых главным образом верующим следует говорить с Богом в прошениях, относятся к внутренним сферам и к духовному расположению души. Так, Давид не довольствовался ни исповеданием перед Богом всех известных беззаконий и первородного греха (Пс. 50:3-7), ни осознанием того, что никто не в состоянии понять его ошибки, когда он стремился к очищению и «своих тайных» грехов (Пс. 18:13); но он также просил Бога испытать его сердце, чтобы раскрыть, что в нем было неугодно Ему (Пс. 138:23-24), твердо зная, что Бог требует от человека «истину в сердце» (Пс. 50:8). Итак, в свете текста Первого послания коринфянам 2:10-12 нам следует определенно искать помощи Духа Святого, чтобы наши молитвы были угодными Богу.
4. Мы получаем пользу от Писания, если Дух Божий учит нас правильно определять цели наших молитв. Бог имеет, по меньшей мере, тройной замысел в установленном порядке молитвы. Во-первых, в нашей молитве должен быть прославлен великий триединый Бог, поскольку
молитва – акт поклонения, воздаяния чести. Мы молимся Отцу как Даятелю всего, во имя Сына, являющегося единственным путем к Нему, на который нас направляет сила Святого Духа. Во-вторых, требуется смирение наших сердец, так как молитва предназначена для того, чтобы мы осознали нашу зависимость от Бога, прочувствовали глубоко нашу беспомощность, поняли, что без Бога мы ничего не можем сделать, что во всех областях нашей жизни мы должны просить о ниспослании Его милосердия. Но насколько слабо каждый из нас сознает это (если вообще сознает) до тех пор, пока Дух Святой не возьмет нас за руку, не удалит от нас гордость и не поставит Бога на полагающееся Ему место в нашем сердце! В-третьих, молитва дана нам как способ получения благ, о которых мы просим.
Я серьезно опасаюсь, что одна из главных причин того, что многие из молитв остаются безответными, заключается в том, что наша молитва имеет неправильную, недостойную цель. Спаситель сказал: «Просите, и дано будет вам…» (Матф. 7:7), однако Иаков утверждает о некоторых: «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:3). Просить о чем-либо, что не соответствует планам Бога, означает просить «не на добро», то есть, безрезультатно. Как бы мы ни были уверены в нашей мудрости и честности, если мы предоставлены сами себе, наши цели никогда не будут соответствовать Божьей воле. Если Святой Дух не ограничит в нас влияние плоти, наши природные пристрастия будут перемешиваться с нашими прошениями, производя тщету. «…Что делаете, все делайте во славу Божию» (1 Кор. 10:31). Никто, кроме Духа Святого, не научит нас подчинять все наши желания для Божьей славы.
5. Мы получаем пользу от чтения Писания, если оно учит нас молиться о Божьих обетованиях. Молиться необходимо с верой (Рим. 10:14), в противном случае Бог не услышит нас. Вера принимает во внимание обетования, данные Богом (Евр. 4:1; Рим. 4:21), поэтому если мы не понимаем того, что Бог с клятвой обещал дать, мы просто не можем молиться вообще. В обетованиях Божьих заключается суть нашей молитвы, определяются ее границы. Мы можем молиться только о том, что обещал нам Бог, и ни о чем другом. Тайны принадлежат Богу (Втор. 29:29), но нам принадлежат Его волеизъявление и откровение Его благодати, и они руководят нами. Бог обещал дать нам все, в чем мы действительно нуждаемся, но таким способом и с такими ограничениями, чтобы это послужило нам во благо. Поэтому, чем лучше мы знакомы с божественными обетованиями, чем полнее понимаем Божью благость, благодать и милосердие, предлагаемые в них, тем лучше мы подготовлены для приемлемой молитвы.
Некоторые Божьи обетования скорее общие, нежели конкретные; некоторые из них могут быть выполнены при определенных условиях, другие безусловны; некоторые исполняются в этой жизни, другие же – в будущем мире. Мы сами не можем определить, какое из Божьих обещаний лучше всего соответствует нашей определенной ситуации или нужде, мы также не можем правильно и с верой раскрыть его перед Богом в молитве. Именно поэтому нам ясно сказано: «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога…» (1 Кор. 2:11-12). Может быть, кто-то ответит: «Если так много требуется для приемлемой молитвы, если мы не можем молить Бога прямо, с гораздо меньшим числом трудностей, чем те, которые ты здесь перечислил, то вряд ли многие смогут долгое время придерживаться этой обязанности». На это я бы ответил, что такой человек ничего не знает о том, что такое молитва, да, похоже, и не хочет знать.
6. Человек получает пользу от чтения Писания, когда это приводит его в полное подчинение Богу. Как уже было сказано выше, одним из Божьих замыслов было дать человеку молитву, чтобы научить его смирению. Внешне это проявляется тогда, когда мы склоняемся пред Богом на колени. Молитва – это признание нашей беспомощности и обращение к Тому, от Которого приходит помощь наша. Это приобщение к Его полноте для восполнения каждой нашей нужды. Это выражение Богу наших прошений (Флп. 4:6). Но просьбы весьма отличаются от требований. «Престол благодати поставлен не для того, чтобы мы приходили к нему и выплескивали перед Богом все наши страсти» (В. Гурналл). Мы излагаем перед Богом наше дело, но предоставляем Его высшей мудрости решать, как поступить с нашей проблемой. Мы не можем ни диктовать, ни требовать чего-либо от Бога, поскольку мы всего лишь просители, зависящие от Его милости. В любой молитве необходимо добавлять: «Но не моя да будет воля, а Твоя».
Но разве не может вера просить о Божьих обетованиях и ожидать ответа? Конечно, но ответ должен исходить только от Бога. Павел трижды просил Бога убрать из его плоти жало, но вместо этого Бог дал ему силы переносить его (2 Кор. 12:7-10). Многие Божьи обетования относятся скорее не к отдельным личностям, а к различным группам людей. Он обещал дать Своей Церкви пасторов, учителей и проповедников, однако многие поместные группы верующих долгое время томились без таких служителей. Некоторые обещания являются скорее неопределенными и общими, чем абсолютными и универсальными (см. Еф. 6:2-3). Бог не связывал Себя обещанием выполнять все наши особые и индивидуальные пожелания, даже если мы просим с верой. Более того, Он оставляет за Собой право определять наиболее подходящее время и условия для излияния на нас Своих милостей. «Взыщите Господа, все смиренные земли, исполняющие законы Его; взыщите правду, взыщите смиренномудрие; может быть, вы укроетесь в день гнева Господня» (Соф. 2:3). Только потому, что, «может быть», воле Божьей будет угодно восполнить ту или иную нашу преходящую нужду, моя обязанность – прибегать к Нему и просить о ней в молитве, но с полным послушанием и упованием на Его благоволение исполнить ее.
7. Мы получаем пользу от чтения и изучения Писания, когда молитва производит в нас истинную и глубокую радость. Простое «произнесение» молитвы утром и вечером кажется скучной работой и тяжелой обязанностью, и мы испускаем вздох облегчения, когда ее выполнение остается позади. Но приходить в присутствие Божье сознательно, созерцать славный свет Его лица, общаться с Ним у престола благодати – это уже предвкушение вечного блаженства, ожидающего нас на небе! Тот, кто испытал радость такого переживания, может вместе с псалмопевцем сказать: «А мне благо приближаться к Богу!» (Пс. 72:28). Это благо для сердца, ибо оно успокаивается; это благо для веры, ибо она укрепляется; это благо для души, ибо она благословляется. Коренная причина всех безответных молитв лежит в недостатке нашего общения с Богом. «Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего» (Пс. 36:4).
Что же под благословением Святого Духа производит в нас радость в молитве? Во-первых, это сердечная радость в Боге как Объекте нашей молитвы, и особенно признание и исповедание Бога нашим Отцом. Так, когда ученики просили Господа Иисуса научить их молиться, Он сказал: «Молитесь же так: “Отче наш…”» (Матф. 6:9). И еще: «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “Авва, Отче!”» (Гал. 4:6). Это означает сыновнюю, святую радость в Боге, такую, которую испытывают дети по отношению к своим родителям, выражая ее в самых нежных словах. Поэтому в Послании к ефесянам нам вновь говорится для утешения сердец и укрепления веры: «Потому что чрез Него и те, и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе» (2:18). Какой мир, уверенность, свободу дает нашей душе осознание возможности приближаться к Отцу!
Во-вторых, радости в молитве способствует сердечное понимание и видение духовным взором Бога, сидящего на престоле благодати. Этот вид или перспектива открывается не плотским воображением, а духовным просвещением, ибо верой мы видим Невидимого (Евр. 11:27). Вера – это «уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). Вера делает свой объект реальным и ощутимым для верующего человека. Это созерцание Бога, восседающего на престоле, не может не привести в трепет нашу душу. Вот увещевание для нас: «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр. 4:16).
В-третьих, и это следует из последнего приведенного места Писания: свобода и радость в молитве поддерживаются через осознание того, что Бог через Иисуса Христа желает и готов излить благодать и милость на молящихся грешников. Он не испытывает к нам неприязнь, которую нам приходилось бы преодолевать. Он более готов давать, чем мы – получать. Именно таким Он представлен в книге Исаии 30:18: «И потому Господь медлит, чтобы помиловать вас…» Да, Он ждет, чтобы Его взыскали, чтобы пришли к Нему с верой, на которую Он мог бы ответить благословением. Его ухо всегда открыто, чтобы услышать вопль праведного. А посему «да приступаем… с полною верою…» (Евр. 10:22), и «…всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом» (Флп. 4:6-7). Тогда мы обнаружим, что мир, превосходящий всякое разумение, сохраняет наши сердца и помышления во Христе Иисусе.

молитваАртур Пинк,

«Как извлекать пользу из Писания» («Profting from the Word» by A. W. Pink.), Издатель: Миссия «Приди и помоги» 2001 ISBN 978-5-93434-121-4

Добавить комментарий