Евангельские церкви укрепляют свои позиции на Севере России

Ballarat Love-In, 1972Новые религии Пермского края (тенденции развития)

Пермский край традиционно занимает далеко не последнее место в России по многообразию представленных новых религий1 и количеству приверженцев данных религиозных объединений. Количество последователей новых религий составляет примерно 8–10 тысяч человек. Некоторые из новых религиозных объединений (далее НРО) занимают весомое место в религиозной жизни региона, например, Церковь «Новый Завет». Поэтому «новый религиозный фактор» играет, и будет играть значимую роль, наряду с традиционными религиями на территории Пермского края. В связи с этим, вопрос прогнозирования и эволюции дальнейшего развития НРО является достаточно актуальным, особенно с точки зрения государственно-конфессиональных отношений и поддержания социальной стабильности в городе и регионе в целом.

В 2011 г. можно выделить несколько общих особенностей и тенденций развития НРО в Прикамье.

Во-первых, к настоящему времени отмечается снижение интереса к неоориенталистским (новым восточным) движениям. Отдельные организации практически исчезли или насчитывают буквально несколько человек (порядка 10–15). Например, это последователи Шри Чинмоя, группа Трансцендентальной медитации, Сахаджа-йога и некоторые другие группы. Потеряло свои позиции Пермское общество Сознания Кришны, за счет которого в неоориенталистские практики было вовлечено достаточно большое количество людей в 90ые гг. К настоящему времени данное религиозное объединение фактически выработало свой ресурс и насчитывает около 70 активных последователей. Таким образом, можно предположить, что неоориенталистские организации и группы среди новых религий будут занимать весьма скромное место. Во многих из них состав давно уже стабилизировался, прирост будет незначительный, в основном эти группы будут ориентированы лишь на определенный круг людей, интересующихся восточной культурой.

Во-вторых, деятельность ряда НРО (например, община Бахаи, Церковь Саентологии, Радастея и др.), как в прочем и многочисленных мистических групп носит по преимуществу маргинальный характер. Они малочисленны, миссионерская деятельность практически отсутствует, а если даже и ведется, то не приносит какого-то серьезного результата. Поэтому социальная база подобных организаций очень незначительная, а соответственно и влияние, которое они могут оказывать на религиозную ситуацию в городе, практически сводится к нулю.

В-третьих, некоторые НРО находятся в кризисном состоянии, например, Новоапостольская церковь. Так за последние 3 года не было предоставлено ни одного отчета о деятельности общины в Управление Министерства юстиции РФ по Пермскому краю. Формально деятельность данного религиозного объединения не ведется и оно вычеркнуто из реестра официально зарегистрированных конфессий. В 2009–2011 гг. здесь не проводилось систематических служений.

В-четвертых, отдельные НРО прекратили существование. Например, Церковь Объединения, полностью перенесла религиозную деятельность из Перми в Екатеринбург по причине отсутствия каких-либо перспектив в нашем городе и крае.

В-пятых, в последнее время усиливается интерес со стороны разных возрастных и социальных групп к движению «New Age». Это движение имеет широкое распространение во всем мире. «New Age» – это облегченный вариант нового религиозного сознания, которое не приемлет традиционную религиозность с ее догматами, обрядами, ритуалами, заповедями и т.п. «New Age» предлагает широкий спектр имен «новых пророков»: Е. Блаватская, Н. и Е. Рерихи, Г. Гурджиев, П. Успенский, Д. Андреев, В. Мегре, С. Лазарев, М. Норбеков, Э. Леви, Р. Штайнер, А. Бейли, Ошо, Г. Гессе, С. Гроф, Р. Бах и многие другие, поэтому любой человек может найти что-то свое среди этого многообразия. Кроме того, это движение не претендует на тотальность, оно не вторгается в личную жизнь, оно не заставляет что-то изменять, им можно увлекаться как хобби, время от времени. В организационном отношении движение «New Age» представляет собой неустойчивые организационно-иерархические структуры, хаотичные образования, которые можно свободно посещать, или не посещать вообще, что воспринимается абсолютно нормально. Проводниками подобных идей являются многочисленные группы и объединения, например: последователи «Анастасии», Д. Андреева, Ошо, теософские и рериховские кружки. Сами по себе эти группы не многочисленны и не представляют какого-то потенциала для дальнейшего роста. В данном случае, может идти речь о влиянии, которое оказывает эта идеология на массовое сознание и массовую культуру. Не случайно, что в современном мире многие люди проявляют высокий интерес к архаичным формам верований, пара-научным явлениям, мистике, магии. Поэтому на волне увлеченности идеями движениями «New Age» будут возникать многообразные немногочисленные группы и кружки. Для государственно-конфессиональных отношений эти группы не представляют интереса, так как они малочисленны, как правило, политически, социально, экономически не ангажированы.

В-шестых, к настоящему времени отмечается устойчивый рост неопротестантских объединений (мы включаем в эту группу поздний и новый протестантизм, начиная с баптистов и заканчивая харизматами). Динамика роста неопротестантских объединений свидетельствует о том, что по некоторым показателям они превосходят даже традиционные конфессии. Например, в миссионерской работе, благотворительной, милосердной деятельности, помощи заключенным, наркозависимым. Отсюда пристальное внимание, а также постоянная критика в адрес неопротестантских объединений со стороны традиционных конфессий. Традиционные религии опасаются неопротестантов еще и потому, что они представляют определенную угрозу, т.к. уводят часть «традиционной» паствы за собой.

Правда, нужно отметить, что неопротестантские деноминации развиваются неравномерно. Некоторые деноминации, такие как Церковь Иисуса Христа, Церковь «Божья Благодать» практически не имеют перспектив для дальнейшего роста. Такие деноминации как Церковь «Виноградник», Церковь «Новое поколение», Церковь Надежды, Церковь «Свет Истины» имеют определенный потенциал для небольшого роста за счет миссионерской и благотворительной деятельности, работы с наркозависимыми и заключенными.

Наиболее перспективно на фоне не только неохристианских объединений, но и остальных новых религий выглядит Церковь «Новый Завет», которая является безусловным лидером, и которая будет определять в будущем лицо пермского неопротестантского сообщества.

Среди неопротестантских деноминаций несколько вызывающе выглядит Церковь «Новое поколение». В ней отмечается стабильный прирост числа прихожан. Церковь политизирована, она поощряет прозелитизм, практикует радикальный подход к миссионерской деятельности. «Новое поколение» – это возможный очаг межконфессионального и социального напряжения.

Неопротестантские деноминации объединяет общая позиция по ряду актуальных вопросов, что в будущем может еще теснее сплотить их ряды:

  1. Отношения с органами власти. Отмечается двойственное отношение к органам власти. С одной стороны, данные конфессии молятся за власть, поддерживают неплохие отношения с ее сотрудниками, реализуют совместные проекты в социально-гуманитарной сфере. С другой стороны, отмечается обида в адрес властных структур из-за того, что они относятся к некоторым из них как чужим религиям (прозападным). Представители данных религиозных объединений считают, что реального равноправия конфессий на деле не существует, оно только на бумаге. Руководители объединений это связывают с поддержкой властей только одной конфессии – Русской Православной церкви (далее РПЦ), которой выделяют огромные деньги, помогают в различных начинаниях, предоставляют льготы, дают разнообразные преференции. Несмотря на некоторую обиду и критику в адрес властных структур, многие из неопротестантских объединений готовы сотрудничать с властями и в целом положительно относятся к государственным структурам.
  2. Межконфессиональные отношения. В большинстве случаев отмечается положительное отношение к другим конфессиям, особенно к протестантским деноминациям. Так, Церковь «Новый Завет», Церковь «Надежда», Церковь «Свет Истины» периодически собираются на совместные молитвы и встречи.

Очень значимым шагом стало создание Совета Протестантских Евангельских Церквей Пермского края (СПЕЦ) в 2010г., в который вошли представители следующих деноминаций: Церковь «Надежда», Церковь «Свет Истины», Церковь «Божья Благодать», Церковь «Виноградник», Церковь христиан Адвентистов Седьмого Дня, а также Евангелическо-Лютеранская Церковь Пермского края. Данный Совет 9 ноября 2011г. впервые провел Пермский региональный молитвенный завтрак. Подобное мероприятие в дальнейшем может стать общественно-значимым для города и способствовать повышению статуса Совета

Протестантских Евангельских Церквей Пермского края. В отношении РПЦ отмечается двойственное отношение неопротестантов. С одной стороны, все неопротестантские деноминации выступают за диалог и сотрудничество с РПЦ, а с другой стороны отмечают недоверие со стороны РПЦ по отношению к себе, потому что РПЦ пытается монополизировать и контролировать все религиозное пространство региона.

  1. Миссионерская деятельность. Неопротестантские объединения придают, и будут уделять внимание миссионерской работе и ее расширению на территории Пермского края. С этой целью разрабатываются специальные проекты, ведется целенаправленная работа с определенными социальными группами. Например, Церковь «Надежда» делает ставку на миссионерство среди заключенных и молодежи, Церковь «Свет Истины» – на наркозависимых и их родственников. Церковь «Новый Завет» ставит перед собой глобальные миссионерские задачи: ориентация на все возрастные и социальные группы. Поэтому «Новый Завет» достаточно часто прибегает к прозелитизму, что ведет к напряженным межконфессиональным отношениям, особенно с традиционными религиями.
  2. Социально-гуманитарная деятельность. Представители неопротестантских деноминаций отмечают важность и актуальность подобной работы с населением. С этой целью данные конфессии активно работают с социально неблагополучными категориями граждан. Инициируют и реализуют самые разнообразные социально-гуманитарные и благотворительные проекты.

Неопротестантские деноминации, как правило, не разделяют социально-гуманитарную и миссионерскую деятельность. Поэтому, осуществляя работу с социально неблагополучными гражданами, данные деноминации целенаправленно вовлекают этих людей в религиозную жизнь своих конфессий.

Таким образом, на фоне остальных новых религий неопротестантская группа является самой многочисленной и перспективной для количественного и качественного роста. Не последнюю роль в данном случае играет активная социальная позиция самих верующих, а также интенсивная миссионерская и социально-гуманитарная деятельность неопротестантских деноминаций. Дальнейшее усиление позиций неопротестантских объединений может привести к принципиальному изменению религиозной карты Прикамья.

Д.В. Горюнов

Институт философии Российской академии наук, Труды российской научно-практической конференции светских ученых и теологов с участием зарубежных исследователей

«Проблемы российского самосознания. религиозные, нравственные и правовые аспекты культуры», (Москва, 2 октября 2012 г. Пермь, 4–5 октября 2012 г.) Москва – Пермь 2012

Газета Протестант.ру   

Добавить комментарий