Проблема Интернет-зависимости среди молодежи – зарубежный опыт

интерн4На сегодняшний день Интернет стал неотъемлемой частью жизни большинства людей, имеющих к нему доступ. Круг возможностей, доступных с использованием Сети, стремительно рас6ширяется. Интернет-сегмент рынка услуг в Интернете все увеличивается, что воздействует не только на экономическую, но и на социальную жизнь людей, в частности, через изменение форм коммуникации.

Сегодня многие исследователи пытаются выделить комплекс факторов, объясняющих формирование Интернет-зависимости, а также различные подходы к использованию социальных сетей. Эта тема наиболее часто исследуется с позиции психологии личности и дифференциальной психологии.

Вокруг проблемы Интернет-зависимости не утихают споры: обсуждаются суть и статус этого феномена, методы диагностики и психологической помощи. Во многом это связано с экономическим интересом в контексте исследования потребительского поведения и маркетинговых стратегий. Широкий круг затронутых этой проблемой лиц — дети, подростки и их родители, учителя, взрослые пользователи — делает ее одной из самых актуальных на сегодняшний день.

Масштаб проблемы

Роль социальных сетей в развитии детей и подростков чаще всего исследуется с позиции психологии личности и дифференциальной психологии — исследователи пытаются выделить комплекс факторов, объясняющих формирование Интернет-зависимости, а также различные возможности использования социальных сетей. Вокруг проблемы Интернет-зависимости не утихают споры: обсуждаются суть и статус этого феномена, методы диагностики и помощи.

В настоящее время растет число исследований, посвященных взаимосвязи между личностными особенностями и риском Интернет-зависимости.

Действительно, начиная изучать проблему, задаешься вопросом, почему, несмотря на равные возможности доступа к Интернету, одни становятся зависимыми от высоких информационных технологий, а другие — нет. В работе Daria J. Kuss, Mark D. Griffiths, Jens F. Binder описано, как особенности личности связаны с Интернетактивностью и риском впасть в зависимость. Из 2257 участников исследования 3,2% имеют клинические показатели по шкале Интернет-зависимости. Было установлено, что вклад личностных черт и особенностей активности в сети в разброс по показателю Интернет-зависимости составляет приблизительно 21,5%. Высокий уровень нейротизма и использование Интернета в основном для покупок снижает риск сетевой зависимости, тогда как увлечение онлайн-играми и открытость новому опыту, наоборот, повышают его. В то же время сочетание частых Интернет-покупок с активным использованием социальных сетей, высоким уровнем нейротизма и нонконформизма, наоборот, увеличивают этот риск. Даже согласно этим, на первый взгляд, несколько противоречивым данным, очевидно, что проблема формирования интернет-зависимости чрезвычайно сложна.

Особое внимание в данном контексте привлекают социальные сети, среди которых крупнейшей является «Facebook». Данный ресурс охватывает порядка 1,32 миллиардов пользователей по всему миру. В России также популярна сеть «В контакте», аудитория которой младше по возрасту. Однако большую часть пользователей социальных сетей составляет именно молодежь — по данным агентства PRT за февраль 2014 г., возраст 86% активных пользователей социальных сетей составлял от 18 до 24 лет. В настоящее время существуют исследования, посвященные использованию социальных сетей учащимися не только средней, но и начальной школы. Они показали, что подход молодежи и более взрослых людей к социальным сетям принципиально различается [13]. Молодые люди и подростки обычно реагируют на происходящее в социальных сетях более эмоционально, тогда как взрослые более отстранены. Подростки вкладывают личностный смысл в происходящее в Сети, для них граница между виртуальным пространством и реальностью более размыта. Поэтому общение в Интернете и, в частности, в социальных сетях, может в какой-то момент стать значительной частью их жизни, причем с разной окраской — как позитивной, так и негативной, о чем будет сказано ниже.

Важнейшей задачей, стоящей перед исследователями в данной области, является структурирование и описание мотивации пользователей. В работе Balakrishnan V., Shamim A. в качестве основных приводятся следующие мотивы использования социальных сетей студентами: социальное взаимодействие т. е., построение социальных сетей в исконном значении этого термина), психологическая польза, развлечение, самопрезентация и развитие ряда навыков. Подчеркивается сходство мотивационных компонентов у студентов разных стран, и трудно не заметить, что использование социальных сетей удовлетворяет сразу несколько потребностей:

1)       в общении — это наиболее очевидный и в то же время спорный момент, особенно в отношении подростков;
2)       в психологическом комфорте и принятии;
3)       в отдыхе и развлечении;
4)       в познании.

Было также установлено, что предикторами интенсивного использования социальных сетей для взаимодействия с другими людьми являются социальность и установка на общение в сочетании с застенчивостью. Испытуемые с высокими показателями по шкале застенчивости, самоэффективности и мотивации к развлечению реже общаются в реальности, но используют социальные сети для отдыха. В других исследованиях подчеркивается, что социальные сети могут и отрицательно влиять на качество жизни. Было обнаружено, что зависимость от Facebook в 55% случаев ухудшает качество сна. Примечательно, что в выборке из 418 студентов зависимость от социальной сети была обнаружена у 8,6% — данный показатель выше, чем в исследовании, обсуждаемом выше, но все же стоит отметить, что диагностический инструментарий постепенно совершенствуется.

Гипотеза о том, что социальные сети могут отрицательно влиять на удовлетворенность собственной внешностью и формирование образа своего тела, частично подтвердилась. В ходе исследования было установлено, что наиболее существенный вклад в эти процессы вносит самооценка, а она не всегда связана с использованием социальных сетей. С одной стороны, давление СМИ и референтной группы может транслироваться социальными сетями, с другой стороны, это может происходить и вне их.

У молодежи часто формируется «замкнутый круг», в который могут попасть молодые люди, испытывающие проблемы в учебе и склонные к депрессии. Академический стресс положительно связан и с негативными эмоциями, и с Интернет-аддикцией. Неудачи в учебе вызывают неприятные переживания, а они, в свою очередь, приводят к росту показателей Интернет-зависимости. В данном случае имеет место эскапистская тенденция — попытка уйти от проблем в другую реальность, где все проще. Но эта стратегия не позволяет решать проблемы, а только усугубляет их, что приводит к новому витку описанного процесса. Группой риска Интернет-зависимости также являются мальчики и юноши 11—18 лет, играющие в онлайн-игры более двух часов в день.

Что касается личности Интернет-зависимых подростков, то она имеет ряд особенностей. Исследуя китайских подростков—учащихся средних школ с помощью опросника «Большая пятерка», Wang с коллегами пришли к выводу, что они более невротичны и менее добросовестны. Низкие показатели по шкале добросовестности и открытости новому опыту оказались связаны с игровой компьютерной аддикцией. Высокие показатели по шкалам нейротизма и экстраверсии — с зависимостью от социальных сетей.

Иногда социальные сети выступают как ресурс для развития подростка, а не как фактор, угнетающий его психологическое состояние. В исследовании, в котором приняли участие 344 испанских подростка в возрасте от 12 до 17 лет, активно использующих ресурс Tuenti — наиболее популярную подростковую социальную сеть в Испании, было проанализировано, как они воспринимают собственное благополучие и с чем может быть связано активное использование данного сетевого ресурса. Исследователи описали особенности социализации на данном ресурсе. В частности, было установлено, что она положительно связана с восприятием собственного благополучия. Ориентация подростков на общение со сверстниками создает ситуацию, в которой принятие другими людьми является чрезвычайно важным. Социальные сети могут помочь расширить круг контактов и успешно интегрироваться в группу. Важными переменными являются также особенности самооценки и чувство одиночества — авторами работы подчеркивается, что они существенно влияют как на чувство благополучия, так и на время, проводимое в Сети.

Ведется много споров относительно замещения реального общения общением через социальные сети и того, насколько общение в Интернете влияет на формирование коммуникационных навыков. Согласно данным исследований общительность в Facebook и в реальной жизни — это два разных направления, которые могут развиваться во взаимосвязи, однако так происходит далеко не всегда. Но и противопоставлять две эти тенденции не стоит: подростки, много общающиеся посредством Facebook, демонстрируют более низкие показатели по шкале депрессии, тревоги и большую удовлетворенность жизнью. На основании полученных данных делается вывод о том, что социальная сеть может стать посредником в развитии отношений, предоставляя новые социальные средства, имеющие позитивный эффект.

В частности, социальные сети дают возможность всем пользователям участвовать в общественных движениях и благотворительных акциях. Каждый день создается огромное количество петиций и писем, направленных на улучшение качества жизни: защиту природы и памятников архитектуры, поддержку больных и пожилых людей, улучшение инфраструктуры и т. п. Поддержка добрых дел без очевидной выгоды лично для себя — поведение «доброго самаритянина» — стало предметом исследования в контексте социальных сетей [4]. Было установлено, что эмоциональные сообщения, поданные в субъективной манере, находят больший отклик, чем простое изложение объективных данных. Пользователи также склонны распространять информацию и поддерживать те кампании, которые близки им самим.

Таким образом, социальные сети создают пространство для развития таких личностных качеств, как эмпатия и инициативность, что может иметь значение и для воспитания детей и подростков.

А.Б. Сорокина,

Интернет в жизни современных детей и подростков: проблема и ресурс

«Современная зарубежная психология» 2015. Том 4. № 1.

Добавить комментарий