Шанхайская организации сотрудничества – как геополитический и экономический проект века

шосСобытия 2014 года, изменившие геополитическую картину мира, определили ряд      новых внешнеполитических задач, в том числе, развития эффективного взаимодействия с соседними государствами, разработки действенных моделей политического и экономического сотрудничества.

2014 год оказался сложным для России и Китая. Однако в итоге политические и экономические вызовы (для России связанные с украинским кризисом, валютными колебаниями; для Китая – со снижением темпов годового прироста ВВП с 10% до 7%, из-за перехода на инновационную модель развития) повлекли дальнейшее сближение Москвы и Пекина. Россия и Китай вышли на новый уровень партнерства. На смену классическим моделям торговли пришло развитие комплексных схем в торгово-экономическом сотрудничестве.

Исследование и анализ вариантов дальнейшего экономического взаимодействия данных государств представляет существенный интерес, позволяет спрогнозировать развитие практически всех связанных с ними государств Евразии и дальнейшую трансформацию международного экономического порядка.

Экономическое сотрудничество и интеграция в Евразии в настоящее время развиваются в рамках нескольких механизмов. Наиболее перспективными и включающими как Россию, так и Китай являются Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и «Экономический пояс Великого шелкового пути» (ЭПВШП).

Первый механизм – ШОС – представляет собой уникальный объект анализа как единственная региональная международная организация, объединяющая Россию, Китай и четыре государства Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан). ШОС обладает особой экономической и политической ролью в регионе и благодаря составу участников имеет перспективы выхода на глобальный уровень.

За время своего существования организация трансформировалась из монофункциональной региональной организации, деятельность которой была направлена на сферу безопасности, в полифункциональную международную организацию1. В новейший период в рамках организации активно развивается экономическое направление, формируются новые проекты экономического сотрудничества, имеющие интеграционный потенциал (например, решение о переходе на торговлю в национальной валюте). Дальнейшее развитие регионального экономического сотрудничества, улучшение инвестиционного климата государств-членов ШОС видятся приоритетной задачей2. В перспективе при сохраняющихся темпах развития, а также при включении в ШОС новых членов (Индии, Ирана, Пакистана), ШОС, несомненно, выйдет на новый уровень геополитического влияния3.

Другим российско-китайским форматом взаимодействия, новейшим проектом, объединяющим интересы государств Евразии, является ЭПВШП, который представляет собой концепцию организационно-логистического комплекса4, с предложением о создании которого выступило правительство Китая в сентябре 2013 года в целях оптимизации торгово-экономических процессов на евразийском пространстве. Представляя свою концепцию, китайский лидер Си Цзиньпин сформулировал программу действий из следующих пунктов5: повышение координации государств в политической сфере; интенсификация строительства единой дорожной сети; развитие торговли с помощью инвестиций, ликвидации торговых барьеров, снижения издержек торговли; увеличение валютных потоков за счет перехода на расчеты в национальных валютах; расширение прямых связей между народами государств региона.

Предполагаемые масштабы проекта грандиозны: создание евразийской экономической зоны, связывающей страны Востока и Запада через регион Центральной Азии, торгового коридора для прямых поставок товаров с Востока на Запад на льготных условиях6.

Экономическая интеграция в рамках ШОС: особенности

Разработка дальнейших перспектив и анализ интеграционного потенциала ШОС представляет существенный научно-теоретический и практический интерес. Однако до настоящего времени организация с точки зрения международного регионализма и возможностей экономической интеграции не исследована. Заявленные ранее цели организации успешно решаются или решены полностью. Актуальным является вопрос о том, станет ли ШОС глобальной организацией нового формата или ограничится ролью субрегионального объединения классического образца.

Рост глобализации, повышение степени открытости экономик создали возможности для вовлечения в интеграционные процессы на пространстве ШОС государств с различными экономическими показателями; территориальная близость государств-участниц также уже не является обязательным условием международной экономической интеграции. Изменения территориальных, экономических условий интегрирования и трансформация самого механизма приводят к возможности формирования на основе ШОС интеграционного объединения нового поколения, становится    возможным формирование нового гео-экономического альянса межрегионального характера, способного изменить архитектуру мировой экономики [Воронина, 2014]. На сегодняшний момент экономическая интеграция двух значимых государств континента – России и Китая – оптимальна на базе ШОС, а создание многостороннего договорного органа для стран Азии и России является реальной перспективой.

ШОС сегодня имеет следующие качества [Voronina, 2013] интеграционного объединения нового поколения: внутреннюю многоуровневость (в процессы интеграции включены субъекты микро- и макроуровней, с разными интеграционными потенциалами, между которыми выстраиваются вертикальные и горизонтальные отношения, связывающие субъектов в единую систему), внешнюю поливекторность (параллельное развитие внутрирегиональных и внешнеэкономических отношений с третьими странами, не замкнутость процесса на государствах-участницах, одновременное вовлечение партнеров из различных регионов мира и углубление внутрирегиональных форм сотрудничества).

Отмеченные трансформации меняют представление об интеграции как о стадиальном процессе (шкала Белы Балашши) [Balassa, 1961]: основой интеграции в рамках ШОС предположительно должно стать интеграционное ядро (таким ядром являются РФ и КНР), сформирующее вокруг себя сложные геоэкономические пространства. При разработке дальнейшей стратегии интеграции должно учитываться предполагаемое расширение интеграционного сотрудничества без продвижения по стадиальной модели.

В настоящий период остаются серьезные проблемы, с которыми могут столкнуться государства-участницы в процессе интеграции [Баранов, 2009]: различие подходов к программным целям организации; эгоцентризм в проведении внешнеполитического курса (особенно это касается Китая и России); допущение внерегиональных государств (США, Японии, стран Европы) к интеграционным процессам в Средней Азии; столкновение интересов (Россия и Казахстан, имея значительные запасы нефти, выступают в качестве конкурентов за право ее поставки). Однако сформировались и положительные тенденции: экономический подъем Азии; усиление совокупной мощи России и Китая; концентрация запасов энергоресурсов в рамках ШОС; согласованная позиция по ограничению влияния вне региональных стран; смещение центра глобальных интеграционных процессов в сторону Азии; постепенная трансформация пространства ШОС в зону взаимодействия по ключевым вопросам современной системы международных отношений.

ШОС находится на значимом этапе своего развития, меняет свои характеристики.   Сегодня   приоритеты   в   рамках   организации   все   больше   смещаются именно на экономическое направление, которое, на наш взгляд, должно быть взято за основу интеграции. С экономической точки зрения, организация обладает большим интеграционным потенциалом за счет присутствия Китая и государств-наблюдателей.

Как отмечают исследователи [Блищенко И. П., Абашидзе А. Х., 2013], экономическая интеграция является своеобразным фундаментом, на котором, в свою очередь, могут основываться конструкции региональной безопасности и осуществляется сотрудничество в других областях международных отношений (науки, культуры, охраны окружающей среды).

Эффективные интеграционные мероприятия способны строиться на основе экономического прагматизма7, а дальнейшая инфраструктура интеграции может выстраиваться вокруг соглашений, которые в той или иной форме регулируют торговые отношения сторон [Евстафьев Д., Привалов К., 2015]. То, что ШОС пока не занимается осуществлением конкретных проектов, а лишь создает правовые рамки и помогает найти инвесторов для их реализации, вполне соответствует этапу развития организации, так как интеграция создается практически с нуля и должна быть естественной, что является залогом ее эффективности.

Как представляется, в рамках ШОС необходимо дальше развивать так называемую негативную модель интеграции [Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., 2015] – взаимно устранять препятствия развитию трансграничных связей, устранять экономические и правовые барьеры. При этом на данном этапе уже возможен переход в сторону позитивной модели (то есть возможно перенести определенные области из-под полного суверенного ведения сторон: например, разработать общую политику по управлению транспортной и финансовой сферами), что не обязательно предполагает передачу политического суверенитета. В рамках организации также возможно создать наднациональные органы, которые бы обладали четкими и реальными полномочиями и действовали на основе консенсуса, с учетом интересов каждой страны-участницы.

Перспективы расширения ШОС показывают, что государства, не имеющие общей границы с регионом, могут войти в организацию уже в этом году. В рамках Саммита ШОС в Уфе, будут рассматриваться заявки таких государств, как Индия и Пакистан, а также Иран. В настоящее время нет никаких препятствий к расширению организации, так как существует правовая база, основанная на Типовом меморандуме о предоставлении государству-заявителю статуса полноправного члена ШОС и Порядке приема в ШОС новых членов8. Согласно мнениям большинства экспертов, ШОС только выиграет от вхождения в её   состав  в качестве полноправных членов данных государств9. При этом, конструкция ШОС, при которой относительно небольшие страны Центральной Азии географически и в иных смыслах оказывались между двумя крупными державами – Россией и Китаем – изменится, что позитивно повлияет на дальнейшее развитие интеграции и сотрудничества внутри организации. Однако возможное отсутствие консенсуса между странами ШОС относительно конкретной модели экономической интеграции может поставить под вопрос значительный потенциал организации. Политические амбиции и рост конкуренции между Китаем и Индией могут привести к тому, что региональная интеграция будет неравномерной10. Тем не менее, в рамках организации возможен переход от региональной к межрегиональной модели интеграции.

В рамках предстоящего саммита в Уфе фактически объединятся встречи деловых кругов из ШОС и БРИКС. Две структуры частично, в том числе благодаря возможному вступлению Индии в ШОС, соединяются в экономической деятельности11, хотя не исключено, что слияние будет и политическое. Бразилия, Россия, Индия и Китай обладают значительным интеграционным потенциалом, существует взаимодополняемость экономик: Китай и Индия видятся как глобальные поставщики товаров промышленного назначения, в то время как Бразилия и Россия – поставщики сырья. Создание Банка развития стран БРИКС (на запуске которого намерена сконцентрировать основное внимание Россия в рамках своего председательства в БРИКС) и прогнозируемое присоединение Индии к числу стран-участниц ШОС смогут повлечь трансформацию последней в эффективную основу экономической интеграции.

Соединение природных ресурсов, капиталов, человеческого потенциала позволило бы данному новому объединению быть конкурентоспособным и обеспечивать устойчивую позитивную динамику глобального развития.

Таким образом, реализация интеграционных мероприятий в рамках Шанхайской организации сотрудничества связана с прогнозируемыми темпами экономического развития основных стран-участниц, а также с включением в организацию новых государств и новыми проектами, что обусловит выход ШОС на более существенный уровень геополитического влияния.

Примечания

1        Шилина М.Г. Шанхайская организация сотрудничества как формат политического и экономического взаимодействия государств: реалии и перспективы // Бизнес. Общество. Власть. 2014. № 21. С. 41–61. Режим доступа:     http://www.hse.ru/mag/27364712/2014—21/141402169.html
2        Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. 20 мая 2014. Режим доступа:     http://www.kremlin.ru/ref_notes/1642
3        Шилина М. Г. Шанхайская организация сотрудничества как реальность и будущее России. Режим доступа: http://www.gazetaprotestant.ru/2015/02/shanxajskaya-organizaciya-sotrudnichestva-kak-realnost-i-budushhee-rossii/
4 Экономический пояс Великого шёлкового пути – решение верное. Режим доступа:http://raspp.ru/novosti/raspp_ekonomika/konomicheskij_poyas_velikogo_shyolkovogo_puti_reshenie_vernoe/
5        Лукин А. В. Идея «экономического пояса Шелкового пути» и евразийская интеграция. / «Международная жизнь», №7. 2014. Режим доступа: http://igpi.ru/bibl/other_articl/1406820606.html
6        Шувалов: Россия готова к совместной работе с Китаем в формате ЕАЭС. Режим доступа: http://ria.ru/east/20150328/1055032880.html#ixzz3Vn5gDBmr
7        Назарбаев Н. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего. Режим доступа: http://izvestia.ru/news/504908
8        Дмитрий Мезенцев: На уфимском саммите ШОС может пополниться новыми членами. Режим доступа: http://infoshos.ru/ru/?idn=13724.
9        МИД РФ: Саммит в Уфе должен способствовать расширению ШОС. Режим доступа: http://infoshos.ru/ru/?idn=13814
10      Бордачёв Т., Лихачева А., Чжан Синь. Чего хочет Азия? // Россия в глобальной политике. №1, 2015. Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/Chego-khochet-Aziya-17310
11      Косырев Д.  Экономическое поле ШОС: избавление от иллюзий. Режим доступа: http://infoshos.ru/ru/?idn=13778

Шилина М.Г.

Новейшие механизмы экономического взаимодействия России и Китая:  Шанхайская организация сотрудничества и «Экономический пояс Великого шелкового пути»

«Бизнес. Общество. Власть», 2015. № 22. С. 1–14

Добавить комментарий