Что такое социальное предпринимательство в России

соцпредСоциальное предпринимательство и социальные предприятия

Определения

Определений социального предпринимательства довольно много. И, как это часто бывает, они не полностью совпадают в указании признаков этого феномена. Наиболее часто цитируемое определение принадлежит директору центра развития социального предпринимательства Университета Дюка США Грегори Дизу: социальное предпринимательство «соединяет в себе страсть к социальной миссии со свойственной бизнесу дисциплиной, инновацией и решительностью» [Цит. по: Баталина, Московская, Тарадина 2008: 10].

Г. Диз обратил внимание на то, что термины «предпринимательство» и «бизнес» не тождественны, и различия между ними – именно в инновативности первого [Dees 2001: 2]. Ещё один признак, основанный на определении Г. Диза, и важный для идентификации предприятия как социального, это принцип распределения прибыли: она направляется на развитие предприятия и социальные проекты, а не составляет прибыль владельца.

Автор пишет далее, что главное отличие социального предпринимательства от обычного бизнеса – социальная миссия: социальные улучшения, общественные блага, выгоды для людей, которые не могут платить. Богатство является лишь средством реализации этой миссии.

Тема реализации социальной миссии в предпринимательстве присутствует и в работах П. Друкера. Он считает эффект формирования сообществ на основе социальных инноваций важнейшим для некоммерческих организаций, наряду с выполнением своей миссии. Сообщество – это, по Друкеру, принадлежность к общине, которая формирует у человека ощущение гражданина, взявшего на себя ответственность; радеющего о своём ближнем; вносящего свой вклад в общее дело [Друкер 2007b: 15].

В России наиболее обстоятельное на сегодняшний день исследование, посвящённое социальному предпринимательству, выполнено коллективом учёных Высшей школы экономики под руководством А. А. Московской. Авторы отвечают на ключевой вопрос этой темы: зачем нужны социальные предприятия? Они указывают на проблемы, которые невозможно разрешить с помощью сложившихся организационно-экономических механизмов: традиционного бизнеса, ориентированного на прибыль владельцев, государственного аппарата, некоммерческих организаций. К этим проблемам относятся безработица, социальная исключённость уязвимых категорий населения; углубление неравенства между социальными группами и странами, расширение социальных потребностей населения, которое формирует запросы на диверсификацию социальных услуг; снижающаяся социальная эффективность НКО [Социальное предпринимательство… 2011: 18 – 19].

По данным аналитического обзора «Социальное предпринимательство в России», подготовленного сотрудниками Аналитического центра МСП Банка, социальное предпринимательство осуществляют также НКО, когда они занимаются коммерцией, чтобы покрыть издержки своей основной деятельности, и при этом коммерческая деятельность соотносится с миссией (например, продажа поделок детей-инвалидов для их поддержки); бизнес-организации, когда они реализуют благотворительные проекты; дочерние структуры некоммерческих организаций, когда они зарабатывают деньги для реализации уставных целей НКО [Аналитический обзор… 2013].

Возникает вопрос: в чём преимущества и особенности социальных предприятий как субъектов социального предпринимательства по сравнению с благотворительными проектами бизнеса и коммерческой деятельностью НКО? Общепринятой является точка зрения, что социальное предпринимательство отличает от бизнеса приоритет социальной миссии по сравнению с упором а получение прибыли. Этот критерий мы считаем необходимым, но недостаточным для идентификации социального предпринимательства.

Мы предположили, что такими особенностями и преимуществами являются, во-первых, длительный срок существования социальных предприятий по сравнению с разовыми акциями благотворительности бизнеса или коммерческой деятельности НКО, а это значит, что социальные предприятия должны иметь автономный институционализированный статус. Во-вторых, включённость в социум, в котором ведётся их производственная деятельность. Эта включённость требует учёта социального контекста – особенностей образа жизни, имущественного и образовательного статуса сообщества, в котором предприниматель реализует свою миссию. Учёт социального контекста позволяет использовать ресурсы локальных социальных сетей (дружеские, профессиональные, соседские связи). Тем самым социальные предприятия неизбежно оказывают влияние на структуру социума, изменяя или создавая заново эту структуру с новой системой статусов и социальных ролей. В-третьих, благотворительные акции бизнеса и предпринимательские эксперименты НКО чаще всего не требуют изменения правил – как системных, регулирующих социетальные условия жизни, так и локальных, действующих в той сфере, где работает предприятие. На социальном предприятии предприниматель неизбежно становится социальным новатором, поскольку решение его частной проблемы зачастую требует изменения правил и практик. В-четвёртых, для людей, так или иначе включённых в деятельность таких предприятий, открываются новые возможности в долговременной перспективе. Это возможности улучшить своё материальное положение; возможности профессионализации и самореализации; возможность оказаться причастным к значимому кругу людей, и, соответственно, обрести собственную локальную идентичность, изменить самооценку и сложившиеся поведенческие и ценностные стереотипы.

Эти критерии соответствуют сложившейся на сегодня идеологии социального предпринимательства и имеют практический смысл.

С совершенно конкретной целью – определить круг предпринимателей, которым следует давать гранты, сформулировал своё определение социального предпринимательства Фонд «Наше будущее»: это «новаторская деятельность, изначально направленная на решение или смягчение социальных проблем общества на условиях самоокупаемости и устойчивости» [Фонд «Наше будущее»…]. В этом определении ключевыми являются два признака: социальное предпринимательство это (1) предпринимательство (а не бизнес и не бесплатная работа активистов в общественных организациях и (2) реализация социальной миссии (решение социальной проблемы, актуальной для местного сообщества).

Априорное конструирование понятия для аналитических целей и его эмпирическая верификация для полевого исследования – это разные работы. В этом мы убедились, когда, обогащённые знаниями и опытом экспертов, попытались приложить это знание к конкретным объектам, чтобы решить, какие предприятия мы можем считать социальными.

Во-первых, что значит предприятие, решающее социальную проблему сообщества? Практически любое предприятие решает какую-то социальную проблему (либо того, кому оно продаёт продукт, либо своих работников, если оно предоставляет им оплачиваемые рабочие места, либо и тех, и других). Понятие «социальная проблема» относительно. Проблема есть тогда, когда она актуальна для сообщества (например, пекарня решает социальную проблему, если кроме неё некому в данном населённом пункте испечь хлеб и доставить его потребителям).

Во-вторых, какой социальный смысл в кооперации как одном из инструментов эффективности социальных предприятий? А. Московская и её коллеги считают кооперацию (создание сообществ вокруг социальных предприятий) средством преодоления ресурсной недостаточности; способом конвертации социального капитала в материальный [Социальное предпринимательство… 2011: 190]. Для экономического анализа такая оценка, возможно, вполне достаточна. Однако, если говорить о социальных эффектах, создание социальных сетей вокруг социальных предприятий может рассматриваться как самостоятельный, если не важнейший результат их деятельности.

Социальное новаторство – это характеристика деловой стратегии руководителей, которые меняют правила и практики, существующие не только в границах целей предприятия, но и тех, что определяют жизнь более широкого сообщества (например, новая мода, стиль жизни).

В-третьих, какой социальный смыл в инновативности предпринимательства? Чтобы добиться успеха, любой предприниматель должен либо найти наименее конкурентный вид деятельности, либо такое сочетание ресурсов, которое позволило бы ему стать конкурентоспособным.

Социальное новаторство, на наш взгляд, – это характеристика деловой стратегии руководителей, которые меняют правила и практики, существующие не только в границах целей предприятия, но и тех, что определяют жизнь более широкого сообщества (например, новая мода, стиль жизни, а солидарность – не только ресурс, но и результат, эффект деятельности. Предприниматель – социальный новатор – создаёт образцы таких практик в той сфере, в которую он вошёл со своей предпринимательской идеей. Эти образцы не становятся «коммерческой тайной». Они тиражируются (или, по крайней мере, становятся доступными для тиражирования) в более или менее широком сообществе. Возникающее благодаря деятельности социального предприятия солидарное сообщество приобретает не только материальные блага, но и новое качество жизни, которое трудно измерить экономическими показателями. Это новая идентичность, способствующая возникновению профессиональных и дружеских связей; жизненные перспективы в связи с новыми возможностями самореализации; нормативная определённость, основанная на усвоенных ценностях, которые разделяются сообществом.

Мы предлагаем следующие признаки социальных предприятий. Этих признаков у нас получилось пять.

  1. Предприятие (организация), должно иметь юридическое лицо или быть официально зарегистрированным как индивидуальный предприниматель (ИП). Не может считаться социальным предприятием какой-то, например, благотворительный проект бизнеса.
  2. Предприятие должно давать прибыль, которая частично идёт на развитие предприятия; частично распределяется внутри сети участников (пайщиков, совладельцев); частично идёт на социальные проекты и (или) на благотворительность. На каком-то этапе или в какой-то части могут использоваться средства спонсоров или государственной поддержки, но эти деньги не должны быть единственным источником существования предприятия.
  3. Социальное предприятие участвует в решении социальных проблем. Отличие социального предприятия от благотворительности бизнеса в том, что проекты социального предприятия не разовые, а более или менее долговременные, прямо или косвенно связанные с основной деятельностью социального предприятия и ориентированные на благополучие социума, в котором существует это предприятие.
  4. Социальный предприниматель становится социальным новатором. Он создаёт правила жизни социума (уставы, декларации, регламенты деятельности) и новые практики (моду, стиль жизни) или добивается изменения правил, регулирующих близкую ему сферу деятельности.
  5. Вокруг бизнеса складывается сеть социальных контактов. Сеть – это более или менее устойчивое сообщество, в котором контакты с центром сети дополняются горизонтальными контактами. При этом контакты (получение благ) не односторонние, а сетевые, т. е. сама сеть мультиплицирует распространение благ. Сеть – не только поставщики сырья и получатели продукта, но и разнообразные дочерние структуры, а также партнёры, добровольные помощники и другие акторы, включённые в сферу деятельности предприятия.

Социальные сети – самоорганизующиеся более или менее стабильные сообщества, возникающие вокруг какого-либо проекта: предпринимательского, социального или и того, и другого. Социальное предприятие, в идеале, способно стать центром и каналом создания сообществ, объединённых не только материальным интересом, но и отношениями сотрудничества, взаимного доверия и взаимопомощи.

Организационная форма рассмотренных нами социальных предприятий оказалась самой разнообразной: ООО, ИП, НКО (некоммерческая организация), кооператив, АНО (автономная некоммерческая организация), НП (некоммерческое партнёрство). Руководители и владельцы всех предприятий, если судить по материалам интервью, считают их социальными. Во-первых, потому что они либо работают в социальной сфере (например, в образовании), либо выполняют важную социальную функцию (например, дают работу инвалидам или молодёжи без опыта работы). Во-вторых, их считают социальными предприятиями другие, и, прежде всего, представители фонда «Наше будущее», который даёт гранты на развитие.

Существует социальный бизнес, если считать от времени регистрации, как правило, не больше 10 лет, но чаще всего – 2 – 3 года. Исключение – картонно-переплётная фабрика в Волжском, которая существует с 1963 г. и считается социальным предприятием, потому что даёт работу инвалидам. По технической оснащённости и условиям труда, если судить по признанию директора, предприятие «соответствует 1905 году». Может ли такое предприятие считаться социальным, или оно, напротив, асоциальное – составляет предмет особого разговора на тему о том, что лучше для инвалидов: иметь хотя бы такую работу или не иметь её вовсе, и допустима ли такая альтернатива.

Если судить по числу работников, респонденты, как правило, владеют малыми предприятиями. Число занятых – от одного до 150 человек. Однако, если учитывать не только штатных сотрудников, но и сезонных работников, партнёров, добровольных помощников, то число включённых в деятельность того или иного предприятия может увеличиваться в два– три раза.

Финансирование деятельности социальных предприятий осуществляется за счёт:

а)       получения доходов от дружественной аффилированной коммерческой организации (их, как правило, возглавляет один и тот же человек). Фактически прибыльная организация содержит социально ориентированную, является донором для неё («Светоч»; «Обсервер»).

б)       доходов от собственной деятельности. В обоих вариантах заложена самоокупаемость социального предприятия и распределение доходов исключительно на зарплату его сотрудникам, а также оплату расходов на поддержание его материальных фондов. Не исключается получение грантов, кредитов, беспроцентных займов, но большинство респондентов подчёркивают, что основная часть вложенных в социальное предприятие финансовых ресурсов – это деньги, получаемые от основной деятельности.

в) средств доноров – государственных учреждений, частных лиц или организаций (фондов), которые дают социальному предприятию деньги на какой-то конкретный проект или вид деятельности, беспроцентный кредит или грант.

Библиографический список

Аналитический обзор «Социальное предпринимательство в России». 2013. Аналитический центр МСП Банка. URL: http://www.mspbank.ru/userfiles/files/researches/social_ entrepreneurshipnew.pdf [Дата посещения: 27.04.2015].

Баталина М., Московская А., Тарадина Л. 2008. Обзор опыта и концепций социального предпринимательства с учётом возможностей его применения в современной России. Препринт WP1/2008/02. Официальный сайт ГУ ВШЭ. URL: https://www. hse.ru/data/2010/05/04/1216403244/WP1_2008_02.pdf [Дата посещения: 6.11.2014].

Друкер П. Ф. 2007а. Управление в обществе будущего. М., СПб., Киев: Вильямс. 320 с.

Друкер П. Ф. 2007b. Менеджмент в некоммерческой организации. Принципы и практика. М., СПб., Киев: Вильямс. 238 с.

Друкер П. Ф. 2007. Бизнес и инновации. М.: Вильямс. 432 с.

Климов И. А. 2014. «Конструктивные» и «протестные» движения как ресурс изменения социальных практик // Журнал исследований социальной политики. Т.12. № 2. С. 201 – 216.

Ресурсы добровольческого движения. Аналитический доклад по результатам исследований Фонда «Общественное мнение» 2013. М.: ФОМ.

Социальное предпринимательство в России и в мире. Практика и исследования. 2011 /Под ред. А. А. Московской. М.: НИУВШЭ. 284 с.

Фонд «Наше будущее» // О фонде. URL: http://www. nbfund.ru/aboutus/ [Дата посещения: 5.11.2014].

Dees J. G. The Meaning of “Social Entrepreneurship”. Original Draft: October 31, 1998. Reformatted and revised: May 30, 2001 // Massachusetts Institute of Technology. URL: http:// web.mit.edu/sloan2/dese/readings/week01/Dees The Meaning of Social Entrepreneurship.pdf [Дата посещения: 5.11.2014].

Климова Светлана Гавриловна – кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник, Институт социологии Российской академии наук, Москва

Климов Иван Александрович – кандидат социологических наук, доцент, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва

Щербакова Ирина Вячеславовна – кандидат социологических наук, научный сотрудник, Институт социологии Российской академии наук, Москва

Сообщества социальных предприятий

Вестник Института социологии, Институт социологии РАН, №13, 2015

Добавить комментарий