Где будет наше Царство Божие: на небесах или в земле обетованной?

земляХристианская надежда: жизнь в земле, обетованной Аврааму.

В одном из наиболее торжественных провозглашений Всевышний Бог обещал дать Аврааму во владение целую страу. На вершине горы, между Вефилем и Гаем, в земле Ханаанской, Бог повелел «отцу верующих» (Рим. 4:16): «Возведи очи твои и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу; ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки» (Быт. 13:14, 15).

Представление Авраама об окончательном вознаграждении за веру было тесно связано с землей. Взглянув к северу, Авраам должен был увидеть гряду холмов, образующих границу с Самарией. К югу он увидел земли, простирающиеся до Хеврона, где позже были погребены патриархи, на том единственном участке земли, который фактически принадлежал Аврааму (Быт. 23:17-20). На востоке высились горы Моава, а на западе расстилалось Средиземное море. Божья клятва гарантировала Аврааму вечное владение этой обширной территорией. Позже это пророчество не раз повторялось и стало основой торжественного договора, который последующие поколения израильтян свято хранили как источник надежды Израиля и всего человечества.

Трудно понять, как можно ошибочно истолковать условия Божьего обещания. Тем не менее, подобное «чудо» интерпретации свершилось; традиционная христианская теология объяснила эти элементарные отрывки таким образом, что Авраам лишился своего наследия, а Бог предстал в наших глазах как ненадежный свидетель. Христианские проповедники на протяжении многих веков практически не интересовались вопросом земли, обещанной Аврааму и верующим. Это легко увидеть, изучив предметные указатели стандартных учебников по систематической теологии, библейских словарей и комментариев, а также прослушав проповеди, в которых много говорится о «небесах» и почти ничего о земле, обещанной Аврааму в вечное наследие.

По словам Герхарда фон Рада, в первых шести книгах Библии «по-видимому, нет более важной идеи, чем идея о земле, которую Бог обещал, а позже, даровал». Это уникальное обещание. «Среди всего многообразия традиций в мире есть только одна, говорящая о земле, обещанной народу». Обещание о земле, данное Аврааму, было настолько захватывающим, что оно стало «движущей силой в жизни Израиля». «Обещание, данное Аврааму, стало источником великой надежды… В договоре с Авраамом содержится Евангелие для Израиля». Этот факт признавал и Павел. Он писал о том, что (христианское) Евангелие было предвозвещено Аврааму (Гал.3:8). Это утверждение апостола проясняет суть новозаветной Доброй Вести и показывает, что библейское христианство уходит корнями в еврейскую Библию.

У. Дэвис отмечает, что обширные фрагменты Ветхого Завета делают «Божье обещание Аврааму фундаментом всей последующей истории». Фон Рад полагает, что «первые шесть книг Ветхого Завета при всей сложности своего построения объединены темой исполнения обетования, данного Аврааму, во время заселения Ханаана». Один из тезисов этой книги ― это утверждение о том, что обещание Аврааму красной нитью проходит через всю Библию. Это было бы очевидно всем читателям Библии, если бы Церковь в первые века своего существования не отказалась от корней веры, находящихся в еврейской Библии, и не усвоила чуждый греческий образ мысли.

Тот факт, что патриархи надеялись унаследовать определенную территорию на нашей планете, вытекает не только из полученных от Бога обещаний, но также из их страстного желания быть похороненными в земле Израиля (Быт. 50:5). Зная, что Бог пообещал им дать землю в вечное владение, они понимали также, что однажды воскреснут в Святой Земле.

Обетование земли, данное Аврааму и его потомкам, золотой нитью проходит сквозь всю Книгу Бытия. Ключевые слова, выделенные в следующих отрывках, позволяют нам увидеть главную тему Библии: (Быт. 12:1), (Быт. 13:15), (Быт. 15:4), (Быт. 15:7), (Быт. 15:18), (Быт. 17:6-8), (Быт. 18:18, 19), (Быт. 22:17), (Быт. 24:7), (Быт. 20:7).

То же обетование Бог дает Исааку: (Быт. 17:19, 21), (Быт. 21:12), (Быт. 26:3), и Иакову: (Быт. 28:4), (Быт. 28:13, 15), (Быт. 35:12), и наконец, двенадцати коленам Израиля: (Быт. 50:24)

Это обещание, данное народу Израиля, исполнилось, главным образом, при Иисусе Навине (Нав. 21:45). Многие толкователи хотят уверить нас в том, что обетование о земле уже не имеет значения после того, как дети Израиля покорили Палестину. Тем не менее, и Закон, и писания пророков выражают убежденность в том, что завоевание Израилем земли при Иисусе Навине было частичным исполнением договора. Все знали о том, что ни Авраам, ни Исаак, ни Иаков никогда не могли назвать эту землю своей. Они были пришельцами и жили во временных жилищах. Ожидалось, что в будущем произойдет некое событие, после которого земля окончательно перейдет во владение уже умерших патриархов.

Этот простой факт имел огромное значение для новозаветных христиан, которые считали себя наследниками договора с Авраамом в Иисусе. Фон Рад отмечает, что «обещания, исполнившиеся в истории, не исчерпывают своей сути, но остаются обещаниями, переходя на новый уровень». С этим соглашается Дэвис: «В традиции, как бы она ни менялась, всегда присутствовала надежда на владение землей. Книга Второзакония показывает, что мы по-прежнему должны устремлять свой взор в будущее, когда земля будет пребывать в мире и спокойствии… Земля жаждет грядущих благословений».

Отсюда следует, что в Ветхом Завете по-прежнему остается надежда на окончательное заселение земли, на вечное и безмятежное пребывание в ней.

В связи с этим хотелось бы привести ряд отрывков, главным образом, из пророков и Псалмов, чтобы проиллюстрировать важность будущих событий для земли обетованной и для всех тех, кто удостоится унаследовать ее: Тогда народ мой будет жить в обители мира и в селениях безопасных, и в покоищах блаженных. (Ис. 32:18). То же обещано в Евреям 4:1, где говорится о будущем «покое», войти в который должны верующие.

И далее в Ветхом Завете: В земле своей вдвое получат; веселие вечное будет у них. (Ис. 61:7), (Ис. 65:9), (Ис. 57:13), (Прит. 10:30), (Пс. 36:3-37), (Иер. 30:3).

Рассматривая вопрос о будущем земли обетованной, мы имеем дело с истинностью божественного откровения. Весь план избавления человечества зависит от договора о земле, заключенного с Авраамом, который должен исполниться в Иисусе, ибо Он пришел, «чтобы исполнить обещанное отцам» (Рим. 15:8). Очевидно, что Авраам не получил обещанного. Моисею не получил разрешения войти в землю обетованную, а Израиль, в конечном счете, был изгнан с родины. Иисус, будучи наследником обещаний, также был отвергнут в стране, принадлежащей Ему: «Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Иоан. 1:11).

Невзирая на столетия разочарований, верующие израильтяне не переставали уповать на исполнение обещания о том, что именно в земле Израиля произойдет окончательное избавление. Эта надежда была путеводной звездой не только для пророков, но и для последователей истинной христианской веры, проповеданной Иисусом и апостолами.

Надежда была уничтожена с появлением идеи о том, что «после смерти мы попадаем на небеса». Эта идея не имела никакого отношения к земле. Говоря о том, что патриархи уже «ушли на небеса», толкователи проигнорировали библейские чаяния благополучного окончания человеческой истории, когда верующие всех времен и народов воскреснут, чтобы насладиться славой новой Мессианской эры на земле.

Небиблейский взгляд на будущее, не связанный с землей, исходил от язычников, которые заняли ведущие позиции в ранней Церкви и не разделяли глубочайшее упование Израиля на получение наследия, отраженное в словах «в следующем году в Иерусалиме». Последствия отказа христианства от обещания земли были катастрофическими. Когда вера была отделена от своих корней, ― договора с Авраамом, гарантировавшего восстановление Эдема, ― образовалась гигантская пропасть. Проигнорировать Божье обещание Аврааму ― значит разрушить основание библейской веры и божественного плана. Это можно сравнить с упразднением американской конституции или британской монархии.

В противоположность учению Иисуса, христианство, подвергшееся языческим воздействиям, подменило библейское обещание о наследовании определенной территории на обновленной планете обещанием «небес» для умерших душ. Основная мысль знаменитой заповеди блаженства, «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мат. 5:5), постоянно вступает в противоречие с учением о том, что мертвые «идут на небеса», которые мы слышим во время проповедей и церемоний погребения. Неприятие язычниками договора, заключенного между Единым Богом и Авраамом, лишило подлинного смысла многие отрывки Библии, сделав их непонятными для большинства прихожан. Вся структура учения Иисуса рассыпается, ибо она опирается на ключевые термины, относящиеся к Божьим обещаниям, данным праотцам Израиля. Основные догматы веры подверглись невероятному искажению по причине отрыва от корней христианства, которое было верой Иисуса, еврея и христианина, чье Мессианство находило подтверждение в тексте Писания.

«Нападки на [ветхозаветный библейский] текст» со стороны критической традиции также способствовали тому, что надежда на «жизнь в земле» была угашена. В интересах композиции ученые начали членить еврейскую Библию на фрагменты, упустив из виду исходный тезис Павла касательно авторитетности Библии. По словам Джеймса Данна, он состоял в том, что «несколько писаний [Библия] были вдохновлены единым разумом и объединены единой целью [Божьей]». После почти двух тысяч лет языческой оппозиции церковное учение должно восстановить в правах данное Аврааму обещание о потомстве, благословении, величии и земле. Это обещание является объединяющей темой библейской веры в Бога и Христа и ядром христианского Евангелия о Царстве Божьем. Этот компонент способен сплотить разобщенное христианство и связать воедино божественное откровение. Только он может предложить церквям ту общую Весть, в которой они крайне нуждаются.

Евангелие, провозглашенное Иисусом и апостолами, зиждется на клятвенном договоре с Авраамом о том, что верующие из всех народов, пребывающие в единстве со Христом, соберутся после воскресения, чтобы получить землю в вечное владение. По словам Иисуса, «многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мат. 8:11; Лук. 13:28, 29). Присоединившись к Мессианской общине, представители всех рас и народов будут «царствовать на земле» (Отк. 5:10). Именно это имел в виду Иисус, когда говорил об «унаследовании земли». В этих словах Иисуса звучит отзвук древнего обещания, данного верующим: «[Бог] вознесет тебя, чтобы ты наследовал землю» (Пс. 36:34). Иисус ― пророк возрождения, понимающий Свою роль Божьего представителя, призванного возглавить божественную программу по спасению человечества от тирании и обмана дьявола.

Автор Послания к Евреям писал о «будущей вселенной» (Евр. 2:5). Цель, поставленная перед христианами, ― это «великое» спасение, которым ни в коем случае нельзя пренебрегать: «Как мы избежим, если пренебрегли великим спасением… Ибо не Ангелам Бог покорил будущую вселенную», а Сыну Человеческому (Евр. 2:3, 5). Новый абзац, с которого начинается стих 5 в большинстве Библий, к великому сожалению, нарушает логическую связь между спасением и господством над будущей вселенной.

Титул «Сын Человеческий» принадлежит не только Иисусу, но и всем святым в целом (Дан. 7:14; ср. ст. 18, 22, 27). Таким образом, Новый Завет выражает уверенность в том, что пророчества Даниила сбудутся. Настанет время, когда «царством овладеют святые», а «все властители [или: «народы»] будут служить и повиноваться Ему [или: «им»]» (Дан. 7:22, 27). Таково окончательное осуществление обещания, данного Аврааму, ключ к тайне Божьего руководства человеческой историей.

Энтони Баззард,

«Царство небесное на земле. Забытое христианство еврея Иисуса».

Газета Протестант.ру   

Добавить комментарий