«Мягкая сила» Москвы намного слабей западных ресурсов «цветных революций», но их цели несопоставимы.

идеолЗападные друзья Кремля: кто они и как дорого обходятся России

«Определенные суммы выплачивались даже Бжезинскому, который стал выступать с компромиссных позиций»

Американский боксер Рой Джонс-младший получает российское гражданство, Жерар Депардье и Микки Рурк не вылезают из нашей страны, французские депутаты полюбили Крым, а немецкие — скоро полюбят… Все это лишь малая часть «зарубежных друзей России». Насколько бескорыстна их деятельность? В отличие от ясности картины с «иностранными агентами» в РФ, которые зафиксированы официально, тут ясности немного. Попытаемся разобраться.

В России на сегодняшний день действуют 84 «иностранных агента» — некоммерческие организации, занимающиеся, по версии чиновников, политической деятельностью и при этом получающие финансирование из-за рубежа. Кроме того, свою активность в отношении России проявляет ряд иностранных НКО, 12 из которых были включены в «патриотический стоп-лист», а одна официально признана «нежелательной».

Понятие «мягкая сила» (soft power), изобретенное американским политологом Джозефом Найем, проникло в российский дипломатический язык сравнительно недавно. А в документы и того позже. Официальную прописку в кабинетах власти термин получил в 2013-м, с появлением новой Концепции внешней политики РФ. Здесь он расшифровывается как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии». Однако сильно ошибаются те, кто считает, что наша страна новичок в этом деле. Были времена, когда Отечество опережало остальную планету не только в области балета и ракетной техники, но и в том, что сегодня называется «мягкой силой», а тогда — «международным коммунистическим движением».

В те годы Советский Союз оказывал поддержку почти сотне «братских партий» по всему миру. Одним из источников финансирования была касса КПСС, находившаяся во Внешторгбанке СССР, переименованном в 1988-м во Внешэкономбанк. «Партийная валюта шла в основном на поддержку печатных изданий «братских» компартий, — вспоминает бывший глава советского Госбанка Виктор Геращенко. — Деньги диппочтой направлялись в наши посольства. «Иностранным товарищам» их передавали, как правило, резиденты КГБ, работавшие под дипломатическим прикрытием».

Другим и, пожалуй, основным каналом помощи были «фирмы друзей». «С помощью СССР компартии ряда стран создавали фирмы, которые занимались поставками в СССР различных продовольственных и промышленных товаров, — рассказывает историк Вилен Люлечник. — Советский Союз скупал их по довольно высоким ценам, а отчисления от прибылей шли в партийные кассы. Таких фирм было довольно много. Компартия Франции владела компанией «Интерагра», поставлявшей в Союз зерно, мясо, масло, компартия Австрии — компанией «Краус и Ко», поставлявшей товары широкого потребления, компартия Кипра — фирмами «Дельта» и «ЛОЭЛ», поставлявшими виноградный сок, джем, обувь…»

В какие суммы обходилась Советскому Союзу помощь «братьям» — вопрос, который и по сию пору остается открытым. Точному учету поддается лишь прямое финансирование через партийную кассу. Официально это называлось «долевым взносом КПСС в Международный фонд помощи левым рабочим организациям». Скажем, в 1990 году такой взнос составлял 22 млн долларов США. Что же касается косвенной поддержки, то о ее масштабах можно лишь догадываться. При этом следует учитывать, что помощь оказывалась далеко не только коммунистам. В архивах сохранилась, например, прелюбопытная докладная председателя КГБ Виктора Чебрикова в ЦК КПСС, датированная 17 февраля 1983 года: «Р.Ганди выражает большую признательность за помощь, которая поступает семье премьер-министра за счет коммерческих сделок контролируемой ею индийской фирмы с советскими внешнеторговыми организациями».

Понятно, что за почти четверть века, минувшие с момента краха «оплота мира и социализма», изменилось многое. Но, по крайней мере, в одном пункте наблюдается полная преемственность: «рука Москвы», как и прежде, разделяется на официальную и невидимую части.

Видимая сторона «мягкой силы»

В 2008 году появился специальный орган власти, ответственный за применение и развитие нашей «мягкой силы», — Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество). Функции ведомства вытекают из его названия: оно «реализует проекты, нацеленные на укрепление международных связей, тесное сотрудничество в гуманитарной сфере и формирование позитивного имиджа России за рубежом». Эти замечательные планы претворяются в жизнь посредством сети зарубежных филиалов.

По данным на конец прошлого года, у Россотрудничества имелось 90 представительств в 78 странах мира: 61 российский центр науки и культуры (РЦНК), 7 их отделений и 22 представительства в составе посольств. Судя по информации, размещенной на сайте ведомства, жизнь в его зарубежных миссиях бьет ключом, но не имеет ни малейшего отношения к политике: «Проходят музыкальные фестивали, кинопросмотры, художественные и фотовыставки, организуются выступления российских творческих коллективов и известных деятелей искусства, работают школы, клубы, студии, объединения по интересам». В этом году деятельность агентства обойдется налогоплательщикам в 3 млрд 567 млн 262 тыс. рублей.

Помимо Россотрудничества российскую «мягкую силу» представляет целый сонм формально неправительственных, но, по сути, квазигосударственных общественных организаций: Российская ассоциация международного сотрудничества, фонд «Русский мир», Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова, Институт демократии и сотрудничества (Париж) и тому подобные структуры. Некоторые из них — такие как фонд «Русский мир» или Фонд поддержки соотечественников — имеют прямое бюджетное финансирование. Скажем, в этом году на проекты «Русского мира» выделено 427 млн 500 тыс. казенных рублей.

Главная миссия «Русского мира», согласно его документам, — популяризация русского языка. Есть, однако, и другие, более прикладные цели, в том числе, например, «формирование благоприятного по отношению к России общественного мнения» через «распространение объективной информации». При этом одной из форм деятельности фонда является предоставление грантов зарубежным НКО. Но какие-либо подозрения беспочвенны, заверил обозревателя «МК» председатель правления фонда, глава Комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов: «Мы не поддерживаем политические проекты иностранных некоммерческих организаций». То же самое, по словам Никонова, относится ко всем прочим российским структурам аналогичного профиля и к России в целом: «Мы не вмешиваемся во внутренние дела других государств. В отличие от США и их союзников у нас нет организаций, которые занимаются организацией переворотов за пределами страны». Несопоставимы, по словам Никонова, и финансовые затраты: «Американские бюджеты на «мягкую силу» превосходят бюджет всего нашего Министерства иностранных дел раз в сто».

Что касается бюджетов, спорить трудно: здесь России действительно сложновато тягаться с Западом. Но если брать масштабы деятельности, то есть основания полагать, что мы ничуть не уступаем, а в чем-то, пожалуй, даже переплюнули геополитических супостатов.

Не корысти ради

Практически в каждой европейской стране и во многих более отдаленных уголках земного шара можно обнаружить политиков, общественных деятелей, экспертов, публицистов, позицию которых в той или иной степени можно назвать пророссийской. По мнению некоторых исследователей, причины этого феномена кроются в области идей. «Существует несомненная идеологическая связь между некоторыми европейскими крайне правыми партиями и нынешним руководством России», — утверждается, например, в докладе венгерской исследовательской организации Political Capital Institute. По мнению венгерских экспертов, европейские ультраправые в восторге от «путинской идеологии, выстроенной на авторитаризме, политической жесткости, национализме и этатизме». Из 24 проанализированных исследователями европейских крайне правых организаций 15 открыто заявляют о своих симпатиях к политике России, 6 «нейтральны» и лишь 3 «враждебны».

Кстати, представители четырех партий, отнесенных экспертами к «союзникам Путина», — французского «Национального фронта», болгарской «Атаки», итальянской «Лиги Севера» и австрийской «Партии свободы» — присутствовали в качестве наблюдателей на прошлогоднем референдуме в Крыму. Еще четыре — Британская национальная партия, Национал-демократическая партия Германии, греческая «Золотая заря» и итальянская «Новая сила» — направили своих делегатов на Международный русский консервативный форум, прошедший в марте этого года в Санкт-Петербурге. А в июне этого года депутаты семи представленных в Европарламенте крайне правых партий объединились во фракцию «Европа наций и свобод», которую возглавила лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. Эксперты Political Capital Institute называют фракцию «прокремлевской».

Правда, как признают в том же Political Capital Institute, круг европейских «друзей России» не ограничивается крайне правыми. К «союзникам Путина» в Европарламенте венгерские исследователи причисляют также фракцию «Европейские объединенные левые»/«Лево-зеленые Севера» (входят 24 леворадикальные партии из 14 стран, в том числе одна правящая — греческая СИРИЗА), фракцию консерваторов-евроскептиков «Европа за свободу и прямую демократию» (9 партий из 9 стран) и значительное число независимых депутатов. По подсчетам экспертов, Москва может рассчитывать на голоса примерно 20 процентов членов Европарламента.

Исследователи проанализировали шесть голосований, которые так или иначе затрагивали интересы России. В том числе, например, по таким вопросам, как Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС, резолюция, критикующая Россию за ее действия в Восточной Украине, резолюция, требующая независимого международного расследования убийства Бориса Немцова. Во всех этих и подобных случаях «против», то есть в поддержку кремлевской линии, голосовали в среднем 93 процента крайне правых, 78 процентов крайне левых, 67 процентов членов фракции «Европа за свободу и прямую демократию» и 72 процента независимых.

Как видим, в отличие от советских времен у нынешнего пророссийского «интернационала» нет единой идеологической платформы. По версии Вячеслава Никонова, все эти политические силы «рассматривают Россию в качестве страны, которая поддерживает созвучные им ценности». Левые, по словам главы «Русского мира», уважают нашу страну за ее независимую политику. Для правых «исключительно важны вопросы религии, морали, однополых браков и тому подобное», и здесь Россия тоже показывает достойный пример. Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин смотрит на вещи более просто: «России симпатизируют, как правило, те, кто не любит Америку».

Являются ли эти симпатии абсолютно бескорыстными? «Исключать ничего нельзя», — отвечает эксперт. Однако подчеркивает, что, «кроме странного кредита, выданного Марин Ле Пен», никаких доказательств спонсирования Россией симпатизирующих ей политических сил не существует. Для справки: кредит в размере 9 млн евро был предоставлен французскому «Национальному фронту» в сентябре прошлого года «Первым чешско-российским банком» (головной офис организации находится в Москве). «В любом случае, — продолжает Алексей Макаркин, — даже если кто-то кого-то и финансирует, то это не главное». По мнению политолога, в большинстве случаев западные политики поддерживают путинскую Россию по совершенно объективным причинам: «Они действуют абсолютно в своих интересах. Избиратели и активисты этих партий тоже не любят Соединенные Штаты и готовы дружить против них с кем угодно».

Андрей Камакин,

Кто такие «друзья России»,

«Московский комсомолец» №26891 от 21 августа 2015

1

Аватар комментатора

» . . . по словам Никонова, . . . :
«Мы не вмешиваемся во внутренние дела других государств. В отличие от США и их союзников у нас нет организаций, которые занимаются организацией переворотов за пределами страны».
……………………………………………………………………………………………………………
Вот главное кредо России по теме «мягкая сила».
Пусть другие вмешиваются и дискредитируют себя.

Страны, которые допускают вмешательство во внутренние дела своего государства, должны на своём опыте понять всю пагубность этих действий.
Только собственный опыт даст им противоядие против подобных действий иностранных государств.

Россия действует по принципу — насильно мил не будешь.

Добавить комментарий