Независимая внешняя политика России должна подкрепляться независимым курсом внутри нее.

власть1ВОЗЬМИТЕЛЬ Андрей Андреевич – д.соц.н., заведующий сектором комплексных исследований образа жизни Института социологии РАН.

Вот уже полтора года нас «не отпускает» Украина. Однако ситуация там хотя и не становится лучше, но постепенно проясняется. Наваждение СМИ спадает, мы отключаем телевизор и начинаем осознавать, что своих острых проблем у нас едва ли не больше, чем у наших соседей.

За год цены на товары повседневного спроса выросли в 1,5–2 раза; банкиры, приближенные к правительству, спокойно уводят за рубеж десятки миллиардов долларов, выделенных государством в помощь стагнирующей экономике; безработица растет; рубль девальвируется; покупательная способность населения падает; кризис усиливается и т.п. А вот рейтинг доверия деятельности В.В. Путина на посту президента России в январе 2015 г. достиг своего максимума и составил 85%. В относительно спокойном январе 2014 г. он равнялся 65%1. Чем же обусловлен этот поистине рекордный рейтинг? На наш взгляд, главную роль тут играет умело пролонгируемая СМИ эйфория в связи с воссоединением Крыма с Россией. Весьма значим вклад в рейтинг В.В. Путина Олимпийских игр в Сочи, но еще больше, как это ни парадоксально, санкций, введенных Западом в ответ на открытое провозглашение и практическую реализацию президентом РФ долговременных национальных интересов России, а также мер, направленных на их реальную защиту: например, укрепление обороноспособности страны, продемонстрированное на параде Победы 9 мая 2015 г.

Для наших людей, особенно выросших в СССР, очень важно, чтобы спустя четверть века после развала великой державы Россия вновь стала страной, проводящей во внешней политике независимый курс, который должен быть подкреплен независимым внутренним курсом, нацеленным на воссоздание сильной конкурентоспособной, наукоемкой, инновационной, высокотехнологичной, импортозамещающей экономики, обеспечивающей неуклонное повышение уровня и качества жизни народа, а также его онтологическую безопасность.

Благодаря деятельности СМИ, в особенности ТВ, регулярно транслирующего встречи президента с губернаторами и министрами, докладывающими об успехах во вверенных им регионам и ведомствах, показывающих ежедневные сериалы про молодых бездельников, «круто» проводящих время на заморских пляжах и виллах, а также про шикарно живущих «новых русских», которые «тоже плачут», создается впечатление, что в нашей внутренней экономической и социальной политике все обстоит вполне благополучно.

Как и при анализе любого сложного социального явления, понятие «деятельность власти» должно быть раскрыто, исходя из реальных процессов, протекающих внутри социума, дабы не увести наш поиск в сторону обманов и миражей.

Мы разделяем точку зрения, что при анализе смыслового содержания деятельности власти необходим объемный, трехмерный взгляд. Для этого применительно к России надо ответить, как минимум, на 3 вопроса: каков характер современной российской власти? Какие функции и как она выполняет на деле? И каково же действительное, а не виртуальное отношение к ней российского социума?

Ответы на эти вопросы мы получили в ходе анализа данных репрезентативного регионального исследования в Орловской обл. в конце 2013 г., когда Майдан в Киеве только начинался. Было опрошено 900 чел. от 18 лет и старше. Тип выборки – трехступенчатая стратифицированная, случайная, репрезентативная для региона. Квоты по размеру населенного пункта представлены 4 категориями: административный центр с населением 250 тыс., города с населением от 10 до 100 тыс., ПГТ с населением менее 10 тыс., сельские населенные пункты. Квоты по возрасту представлены 3 группами: 18–29 лет, 30–49 лет, 50 лет и старше. По уровню образования – 4 категориями: ниже среднего, среднее, среднее специальное, высшее (руководитель и автор концепции исследования д.соц.н. А.А. Возьмитель).

Итак, о характере власти. Сущностными его показателями в нашем анализе выступают социальная ориентированность системы власти, социальная направленность проводимых ею реформ, осевая мотивация сотрудников государственных структур и их взаимоотношения с населением.

Начнем с того, что ответы наших респондентов на вопрос о том, какая система власти правит в сегодняшней России, весьма определенны (в % к общему числу опрошенных): 1) власть, отражающая и выражающая волю подавляющего большинства граждан России – 17,9%; 2) власть, обслуживающая интересы правящего класса («своим – все, остальным – закон») – 80,7%; 3) другая – 0,3%.

В этом плане за истекшие 5 лет никаких изменений не произошло. Судя по данным, полученным в ходе Всероссийского исследования образа жизни 2008 г., наш народ в целом также однозначно оценивает российское государство в качестве выразителя и защитника интересов главным образом богатых людей, начальства и бизнеса, деловые интересы которых не только пересекаются, но нередко спаяны взаимовыгодным коррупционным сотрудничеством. В общественном мнении страны оно выступает как инструмент классового господства крупной буржуазии и тесно связанного с ней слоя государственной бюрократии.

Однако, подчеркнем, народ четко разделяет верховную власть: президента и его прямых назначенцев, которым он доверяет, и практически все остальные властные структуры, деятельность которых оценивается гражданами России в основном со знаком минус. Ни те, кто принимает законы, ни те, кто призван их блюсти (прокуратура, суд, милиция), не легитимны в общественном мнении страны. Более того, именно отожествление названных структур с государственной властью приводит к формированию негативных представлений о ней и отчуждению от власти в целом [Возьмитель 2012: 168172]. Наше региональное исследование наглядно показывает, почему это происходит (см. табл. 1).

Данные, приведенные в таблице, вполне однозначны и именно этим обескураживают.

Произошла десоциализация власти, в результате которой о суверенности народа говорить не приходится. Более того, совершенно очевидно, что нужды и чаяния подавляющего большинства (2/3) россиян безразличны практически всем государственным структурам, как законодательным, так и исполнительным. Отсюда понятно, почему народ им не доверяет.

Сегодняшняя российская власть во многом игнорирует процессы, происходящие в повседневной жизни людей, априори рассматривая эту среду в качестве податливого материала для проведения любой выгодной ей политики.

Таблица 1

Распределение ответов на вопрос: «Отметьте, пожалуйста, какие из перечисленных ниже лиц, властных структур и организаций, на Ваш взгляд, реально способствуют улучшению жизни простых людей?» (в % к общему числу опрошенных)

Субъекты Способствуют

улучшению жизни

простых людей

Безразличны к их нуждам и чаяниям Нет ответа
Президент России 48,9 49,8 1,3
Правительство России 30,7 66,8 2,6
Парламент (Государственная дума, Совет Федерации) 25,6 71,8 2,7
Политические партии 27,1 70,3 2,6
Профсоюзы 40,3 57,1 2.6
Губернатор Вашей области 28,4 68,6 3,0
Мэр города (поселка, села), глава мест­ной администрации 32,9 64,3 2,8
Правоохранительные структуры 28,8 68,3 2,9
Суд, прокуратура 34,8 62,4 2,9

Под разговоры о диктатуре закона сложилась система «приватизированной» власти, приспособившей ее к реализации своих личных и корпоративных интересов. Об этом прямо свидетельствуют данные, приведенные в табл. 2 и 3.

Таблица 2

Распределение ответов на вопрос: «Как Вы относитесь к утверждению, что главный замысел проводимых уже 20 лет реформ состоит в перераспределении принадлежащего всем общественного богатства в пользу узкого круга частных лиц и государственного аппарата в целом?» (в % к общему числу опрошенных)

Варианты ответов Доля респондентов
Да, совершенно согласны 39,0
Согласен отчасти 29,2
Не согласен 10,4
Затрудняюсь ответить 21,3

Таблица 3

Распределение ответов на вопрос: «В чем, на Ваш взгляд, состоит главный смысл реальной деятельности сотрудников государственных (в т.ч. правоохранительных) структур?» (в % к общему числу опрошенных)

Варианты ответов Доля респондентов
Получение максимального личного дохода 49,1
Защита интересов своего ведомства, профессионального сообщества 33,4
Защита интересов простых граждан России 15,7
Нет ответа 1,8

Суть состоит в том, что российская бюрократия превратилась в замкнутое и закрытое от людей сообщество, защищающее в основном свои личные интересы, а также интересы тесно связанного с ней бизнеса. «В этой модели чиновник остается “на пожизненное кормление”. Так, В. Путин, сформировав новое правительство, оставил прежнее в качестве помощников».

Все это ведет к тотальной коррупции: «90% российских бизнесменов не верят, что свое дело в нашей стране можно вести без коррупционных связей». Эта цифра прозвучала на совещании в администрации президента. По данным СК в РФ совершается 14 млн коррупционных преступлений в год; 480 млрд долл. – оборот взяток и откатов.

Главная задача такой власти – потратить народные деньги так, чтобы народу они не достались. Как показывают данные, приведенные в табл. 4, эффективность этой системы власти – с большим знаком минус, за исключением успехов, связанных с «непосильным» трудом по сохранению власти, привилегий и собственности правящего класса.

Таблица 4

Распределение ответов на вопрос: «А какие задачи успешно решает эта система?» (в % к общему числу опрошенных)

Варианты ответа Решает успешно Частично решает Практически не решает Нет ответа
Повышение уровня и качества жизни простых людей 5,7 33,6 58,2 2,6
Модернизация российской экономики, лик­видация ее сырьевого характера 8,3 44,0 45,4 2,2
Ликвидация коррупции 5,8 24,2 67,8 2,2
Сохранение власти, привилегий и собствен­ности правящего класса 50,4 26,2 19,3 4,0
Предотвращение техногенных и природных катастроф 11,6 51,7 34,4 2,3
Возрождение передовой науки, культуры, образования 9,8 47,0 40,8 2,4
Решение демографической проблемы 11,2 54,6 31,7 2,3
Ограничение засилья мигрантов в России 4,9 29,1 64,1 1,9

Можно выделить главные проблемы, которые, по мнению опрошенных, практически не решаются властью сегодня.

  1. Коррупция – раковая опухоль власти, порождающая целый букет дурных болезней общества и государства, ликвидация которой не просто необходимая предпосылка модернизации, но вопрос выживания российской государственности и общества в цивилизованном формате.
  2. Засилье мигрантов в России. Идет замещение населения. Огромные потоки мигрантов из постсоветского азиатского и кавказского зарубежья взламывают культурный код нации, разлагая наши базовые традиционные ценности, плодя организованную преступность и подпитывая коррупцию в правоохранительных структурах.

Как полагает директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев, «экономических аргументов в пользу миграции нет. Она замедляет технологический прогресс. Усиливает социальное неравенство. Искажает финансовые пропорции: выгоды от дешевого труда достаются предпринимателям, а социальные издержки перекладываются на российский социум». Общество, переживающее органичный хозяйственный рост, способно само решить свои проблемы и преодолеть демографические ловушки. Основная проблема состоит не в нехватке рабочих кадров, а в низкой производительности труда. В РЖД со штатом в 1,2 млн чел. выработка на одного занятого в 2010 г. составила 34,4 тыс., а в железнодорожных компаниях Франции и Германии — $173 и $176 тыс. долл. США; это указывает на как минимум 700 тыс. лишних работников. В России на одного нефтяника приходится в 3,6 раза меньше добытой нефти, чем в США; на одного шахтера – в 6,4 раза меньше угля, чем в Австралии. Это еще 1 млн чел.

В этом смысле не может быть стандартов достаточности населения. Достаточность относительна и зависит от того, какие цели ставят власти и как они их достигают. Политика миграции в России – заложница бесцельного развития и активного нежелания правящего класса проводить модернизацию страны.

  1. Провозглашенное президентом РФ повышение уровня и качества жизни простых людей как стратегическое направление нашего социального развития на ближайшую перспективу. Пока что это выражается в бесконтрольном взлете цен на основные продукты питания, вполне совмещаемом с ухудшением их качества.

Эти 3 основные проблемы, по мнению основной массы опрошенных (до 2/3), власть не решает.

Вопросы модернизации российской экономики, ликвидации ее сырьевого характера и возрождения передовой науки, культуры и образования хотя бы до советского уровня власть, по мнению чуть более половины наших респондентов, решает частично.

Самой успешной позитивной деятельностью власти признается людьми работа по предотвращению техногенных и природных катастроф, которых, увы, становится все больше и в которых все чаще прослеживается человеческий фактор.

Распределение ответов на еще один базовый вопрос об эффективности либеральной власти приведено в табл. 5.

Таблица 5

Распределение ответов на вопрос: «Как Вы оцениваете основные результаты развития российской экономики за последние 20 лет»? (в % к общему числу опрошенных)

Варианты ответов Доля респондентов
До сих пор живем за счет того, что создано в СССР и еще не разрушено «реформаторами» 34,7
Если и создано что-то новое, то это сборочные производства иностранных компаний 34,4
Есть реальные достижения в отдельных секторах промышленности и сельского хозяйства 13,0
Затруднились ответить 17,9

Комментарии тут, как говорится, излишни. Что-то, конечно, позитивное делается. Не все люди бездельники и паразиты. Пока еще немало тех, кто без работы себя не мыслит, в т.ч. без работы творческой, с выдумкой, рационализаторством и изобретательством. Но все это погоды не делает. Так, бывший научный руководитель проблемного раздела открытий, изобретений, патентно-лицензионной работы в СССР Е.Н. Мельникова отмечает: «Мы имели паритет с США по количеству изобретений – 82 и 84 тысячи изобретений в год. Сейчас уровень снизился на порядки, и общий вклад России в мировой поток знаний составляет всего лишь 2%» [Мельникова 2013: 62].

Так кто же формирует эту крайне неэффективную, асоциальную, преследующую в основном свои личные интересы власть? Наши респонденты уверены, что в, первую очередь, в современной России именно олигархи и монополисты влияют на принятие основных политических и экономических решений (53,1%). Это главный центр. К ним вплотную примыкает государственная бюрократия, прежде всего в лице правительства (50,8%) и администрации президента (42,5%). То есть, важнейшие политические и экономические решения скорее всего принимаются несколькими десятками (а возможно, десятком) лиц, приближенных к олигархам, правительству и президенту, «которых, как правило, невозможно персонально индентифицировать, при этом последствия рискогенных решений ложатся на плечи всех членов общества. Добавим, за исключением правящего класса, финансовая подушка которого не дает возможности их прочувствовать.

Как подчеркивают ведущие эксперты, реальная власть в разработке стратегических, да и просто государственных решений перешла в руки полутеневых и теневых коалиций [Соловьев 2013]. Наше исследование показывает, что криминальный мир играет тут существенную роль, не менее важную, чем политические партии и международный капитал. Народ же российский и гражданское общество в виде общественных организаций, как полагают наши респонденты, к принятию основных политических и экономических решений не имеют практически никакого отношения.

Пренебрежительное отношение к человеку, его повседневным нуждам и проблемам – важнейшая характеристика сегодняшней власти в России. В результате мы имеем государство без конструктивного социального содержания, без идеала, справедливости и без исторической перспективы. В этом государстве очень часто не соблюдаются элементарные права граждан, гарантированные Конституцией РФ: на жизнь, работу, жилье, образование, отдых, охрану здоровья. Половина наших респондентов уверены в том, что эти права соблюдаются лишь для тех, кто имеет власть и деньги, еще 17% полагают, что об этих правах надо забыть, поскольку они только декларируются и не соблюдаются в реальной жизни.

В основной массе случаев не может простой человек, будь он тысячу раз прав, отстоять свои законные права перед местным и региональным чиновничеством. В этом уверены почти 2/3 наших респондентов. Да и как их отстоять, если базовыми качествами российского чиновничества являются равнодушие к людям, формализм (64%) и продажность (58,5%) [Свобода… 2007: 38].

Нерешенность миграционных и демографических, кардинальных экономических и политических проблем в сегодняшней России приводит к формированию устойчивых негативных социальных чувств (см. табл. 6).

Таблица 6

Распределение ответов на вопрос: «Как часто за последний год Вы лично испытывали следующие чувства»? (в % к опрошенным)

Часто Иногда Этого не было Нет ответа
Уверенности в завтрашнем дне 19,6 53,3 26,0 1,1
Несправедливости всего, что происходит вокруг 50,6 43,3 5,0 1,1
Стыда за нынешнее состояние нашей страны 47,0 40,9 11,1 1,0
Доверия к незнакомым людям 15,9 48,9 33,2 2,0
Беззащитности перед произволом чиновников, работников правоохранительных органов и тесно связанных с ними предпринимателей 32,2 46,7 19,4 1,7
Тревоги за безопасность и будущее своих детей 51,0 36,3 12,1 0,6
Беспокойства в связи с массовым наплывом мигрантов 26,9 45,9 25,8 1,4
Ненависти к тем группам и отдельным лицам, по воле которых жизнь в стране стала такой, какая она есть сегодня 25,3 44,2 28,8 1,7

Страха за будущее нашей страны                        40,2            44,8             13,6           1,4

Как мы видим из приведенных данных, такие важные для адекватного состояния социума позитивные чувства, как уверенность в завтрашнем дне и доверие к людям, очень сильно уступают по интенсивности и распространенности чувствам негативным.

В первой пятерке интенсивно переживаемых, широко и повсеместно распространенных чувств 1) тревога за безопасность и будущее своих детей; 2) ощущение несправедливости всего, что происходит вокруг; 3) стыд за нынешнее состояние нашей страны; 4) страх за будущее страны; 5) беззащитность перед произволом чиновников, работников правоохранительных органов и тесно связанных с ними предпринимателей.

Обращает на себя внимание интенсивность и распространенность чувства ненависти к тем группам и отдельным лицам, по воле которых жизнь в стране стала такой, какая она есть сегодня: 25,3% опрошенных испытывали это чувство в прошедшем году часто и 44,2% – иногда. Это не просто разочарование и апатия, а по сути – апокалиптические чувства, тесно корреллирующие со всеми перечисленными выше характеристиками системы сегодняшней российской власти.

А как на ситуацию в стране реагируют люди, что они делают, чтобы изменить жизнь к лучшему? (см. табл. 7).

Таблица 7

Распределение ответов на вопрос: «Что могут сделать такие люди, как Вы,

чтобы Ваша жизнь и жизнь окружающих Вас людей стала лучше, достойнее»?

(в % к общему числу опрошенных)

Варианты ответов Доля респондентов
Такие, как я, вряд ли что смогут изменить в своей жизни, не говоря уже о жизни других людей 24,1
Чтобы изменить жизнь к лучшему, нам надо всем больше и лучше работать 22,0
Надо брать личную ответственность за обеспечение достойной жизни себе и другим людям. А для этого не давать взяток, проте­стовать против произвола и бездействия властей, организовывать митинги, пикеты и т.п., если понадобится – идти на баррикады 27,1
Нам надо объединяться в новые реально работающие профсоюзы, политические партии и организации, которые на деле будут отстаи­вать интересы и права трудящихся 26,1

Как мы видим, формирующийся протестный потенциал сравнительно невысок (53,2%) и, что немаловажно, достаточно конструктивен.

Неорганичные для России, явно превышающие «шаг новизны», во многом спонтанные постсоветские трансформации, осуществленные на фоне распада социальных институтов и норм, не привели к созданию эффективной инновационной экономики, но, напротив, сформировали тесно связанные между собой ренто-ориентированные чиновничество и бизнес, активно способствовавшие разрушению производственного потенциала в машиностроении, приборостроении, коммуникационных технологиях и т.п., деградации человеческого капитала и архаизации повседневных практик в экономике и политике.

Наше исследование подтверждает этот вывод. В России произошла приватизация власти, в корне изменившая ее характер. Будучи частной, приватизированной, власть работает эффективно лишь на своих контрагентов независимо от того, кто они – бизнес, криминал, секта, национальная диаспора или кто-нибудь еще.

Произошла и десоциализация власти, которая ни за что не отвечает и является совершенно независимой от гражданского общества и игнорирует насущные нужды и чаяния подавляющего большинства населения. Народ российский, как он сам полагает, отстранен от принятия важных для нашего общества политических и экономических решений.

Современная российская бюрократия возникла в борьбе за захват и передел общенародной собственности, в которой ей принадлежала решающая роль. Системный вирус, сломавший механизмы демократического и эффективного функционирования власти, – это ее корыстолюбие, реализация прежде всего личных и частных интересов в ущерб интересам общественным, государственным, национальным.

Понятно, что такая система власти не может успешно решать и не решает актуальные социальные, экономические, инновационные и научно-технологические проблемы, стоящие перед Россией. Лишь одна проблема решается ею весьма успешно – сохранение власти, привилегий и собственности правящего класса. Таково авторитетное мнение населения одного из субъектов РФ.

Принятое недавно законодательство, препятствующее свободному объединению людей, жестко регламентирующее их повседневную жизнь, а также резкое повышение жалования чиновникам, полицейским и военным загоняют зреющий протест внутрь. Конфликт остается неразрешенным, что, естественно, приводило и будет приводить к спонтанным самозащитным действиям, которые, как это принято у нас, будет «разруливать» не местная власть, ставшая их причиной, а президент. Но может случиться и так, что и он не сможет этого сделать.

Мы приблизились к точке бифуркации, «когда самоуничтожение системы и ее переход на более высокий уровень самоорганизации равновероятны. В такой ситуации исторические судьбы, как никогда, зависят от личностных качеств лидеров государств» [Турченко 2014: 75].

Перед верховной российской властью сегодня во внутренней политике стоит главный вопрос: капитулировать перед тотальной коррупцией или же ликвидировать ее, изменив тем самым характер власти. Именно от этого зависит, будут ли наше общество и государство развиваться в цивилизованном формате или нет.

Список литературы

Возьмитель А.А. 2012. Образ жизни: тенденции и характер изменений в пореформенной России. М.: Институт социологии РАН. 230 с.

Зарубина Н.Н. 2015. Инновационное развитие в цивилизационном и институциональном контексте. – Мир России. Социология. Этнология. № 2. С. 2845.

Зенко С.В. 2012. Власть и социум – конфликт или диалог. – Социум и власть. Челябинск. № 6. С. 4549.

Кравченко С.А. 2012. Становление сложного общества: к обоснованию гуманистической теории сложности. М.: МГИМО(У). 306 с.

Льюкс С. 2010. Власть. Радикальный взгляд. М.: ИД ГУ–ВШЭ. 240 с.

Мельникова Е.Н. 2013. Интеллект. В лабиринтах смыслов. М. 543 с.

Свобода, неравенство, братство. Социологический портрет современной России (под общ. ред. М.К. Горшкова). 2007. М.: Российская газета. 448 с.

Соловьев А.И. 2013. Российская правящая элита как стратегический проектировщик. – Элитология России: современное состояние и перспективы развития. Ростов н/Д: ЮРИФ РАНХиГС. Т. 1. С. 7790.

Турченко В.Н. 2014. Уроки «евромайдана». Аналитическая записка. – Социальные силы славянского мира XXI века. № 34. С. 5976.

Чернышов А.Г. 2014. Власть как ценность. – Власть. № 9. С. 4249.

ВОЗЬМИТЕЛЬ Андрей Андреевич

Рейтинги и их социологический анализ

ВЛАСТЬ, №8, 2015

Газета Протестант.ру   

Добавить комментарий