Удрученные люди – это те, кто подавлен своими грехами. 

депрНо для того я и помилован, чтоб Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной, 1Тим. 1:16

У некоторых верующих бездумное, поверхностное представление о христианстве. С их точки зрения, если человек заявил о своем решении стать христианином (вроде как документик подписал), то он автоматически становится христианином и обязан, следовательно, пребывать в состоянии беспрерывного и ничем не омрачаемого счастья. Но опыт и история Церкви ясно свидетельствуют, что это так же далеко от реальности, как небо от земли. И если мы станем придерживаться этой точки зрения, то вскоре у нас возникнут проблемы. Всегда и везде мы видим христиан, у которых по разным причинам возникают трудности. Да и в новозаветных посланиях нельзя этого не заметить. Если бы было так просто поверить и принять спасение, то не нужны были бы и новозаветные послания. Пожалуй, в каком-то смысле и Церковь тогда была бы нам уже не нужна. Люди бы просто спасались и всю оставшуюся жизнь жили бы счастливо, уже как христиане. Однако, люди, о которых мы читаем в Новом Завете, и уверовали, и стали христианами — и тем не менее почему-то Павлу, Петру и Иоанну приходилось посылать им письма. Почему? Потому что они, стараясь жить христианской жизнью, не радовались. Одни без конца оглядывались на свое прошлое, от которого были спасены; другие испытывали серьезное искушение сдаться и бросить все; третьи подвергались жестоким преследованиям.

Таким образом, само появление Посланий показывает, что безрадостное, несчастливое состояние было знакомо христианам того времени не меньше, чем нам с вами. И в этом есть некое странное, но совершенно реальное утешение. Если сейчас эти строки читает кто-нибудь, кто страдает, то позвольте мне сказать вам следующее: тот факт, что вы недовольны, обеспокоены или несчастны, никоим образом не означает, что вы не христианин. Скажу даже, что если на своем христианском пути вы не прошли ни через одно испытание, то возникает вопрос: а христианин ли вы вообще? Бывает ложный мир; и есть такая вещь, как вера в иллюзии. Весь Новый Завет и вся история церкви на протяжении многих веков красноречиво свидетельствуют, что мы неминуемо оказывается вовлечёнными в «битву веры».

Поэтому неизменно безмятежное состояние души вряд ли можно назвать хорошим признаком. На самом деле это очень настораживающий признак. Он показывает, что с человеком что-то существенно не так, поскольку с самого момента нашего обращения мы становимся объектом особого внимания дьявола. Он осаждал со всех сторон и атаковал нашего Господа. Точно так же он осаждает и атакует всех Божьих людей. «С великою радостью принимайте, — говорит Иаков, — когда впадаете в различные искушения». Именно в них ваша вера проверяется. Более того, само наличие искушений и испытаний в каком-то смысле служит доказательством того, что у вас есть вера. Именно потому, что мы принадлежим Господу, дьявол пускает в ход все свое коварство, лишь бы смутить нас и вывести из равновесия. Он не в состоянии украсть у нас наше спасение, слава Богу. Но он может отравить нам жизнь и сделать нас несчастными, если, конечно, мы будем достаточно безрассудны, чтобы прислушиваться к нему.

Есть много людей, которые страдают от духовной депрессии из-за своего прошлого: или их мучает какой-то конкретный грех, или не дает покоя форма, которую этот грех по стечению обстоятельств принял. Нет проблемы, которая встречалась бы чаще, чем эта.

Кто-то из вас может задать вопрос — а христиане ли такие люди вообще? Но попросите их изложить принципы христианской веры, как они их понимают, и они сделают это превосходно. На первый взгляд, они довольно четко усвоили доктрину оправдания через веру. Они не полагаются ни на праведность своей жизни (все равно недостижимую), ни на какую-то свою деятельность, ни на что-то еще, что они сами могут сделать. Они прекрасно осознают свою беспомощность и полную зависимость от благодати Божьей. Тогда в чем же, спросите вы, их проблема? Дело в том, что, хотя они и понимают эту центральную доктрину, но что-то в их прошлом продолжает их беспокоить. Поэтому они несчастны. И вид у них всегда удрученный, и говорят они вечно об одном и том же — все об этой «одной вещи». Как правило, это какое-то действие — дурной поступок, который они совершили, злое слово, которое сказали, — одним словом, какая-то крупная неправедность в их жизни, к которой они без конца возвращаются. Они все время анализируют ее, рассматривают, точно в лупу. И осуждают себя за нее.

Самой яркой иллюстрацией, с которой мне пришлось столкнуться, может служить история одного старика. Он стал христианином в возрасте семидесяти семи лет. Жизнь он прожил очень скверно; едва ли существует такая гадость, какой он в тот или иной период своей жизни не предавался. Но он услышал Благую весть и обратился. Огромным праздником стал для него день, когда его приняли в члены местной церкви. А когда воскресным вечером он впервые причастился, это стало величайшим событием его жизни. Радость его была неописуема, все мы были так счастливы за него! Но на этом история не заканчивается. На следующее утро, еще до того, как я встал с постели, этот старик явился ко мне в дом. Он стоял предельно несчастный и подавленный. Слезы лились у него из глаз, и он не мог остановить их.

В конце концов мне удалось как-то успокоить его, и я спросил, в чем дело. Вот, что он рассказал. Накануне, вернувшись домой после своего первого причастия, он внезапно вспомнил нечто, происшедшее тридцать лет назад. Тогда он, вместе с другими мужчинами, пил в таверне. Зашел разговор о религии, вскоре превратившийся в спор. И тут он, презрительно и насмешливо, заявил, что Иисус Христос просто ублюдок. И теперь, когда воспоминание об этом внезапно обрушилось на него, он был убежден, что за это прощения быть не может. Вот за одно только это! Он с готовностью забыл и пьянство, и азартные игры, и аморальные связи. Тут все было в порядке, потому что он получил за это прощение. Он понимал это ясно. Но то, что он сказал о Сыне Божьем, Спасителе мира! Ок не находил ни утешения, ни покоя. Память об этих словах бросила его в бездну полной и окончательной безнадежности — благодарю Бога, что с помощью Священного Писания мне удалось вернуть ему его радость.

Такому состоянию есть два главных объяснения. Первое и, разумеется, основное, — что это работа дьявола. Сатана не может украсть у нас наше спасение, но радость он у нас украсть может, и еще как! Его главная забота — помешать человеку стать христианином. Но коли уж, несмотря на все его старания, человек стал-таки христианином, то сатана отчаянно пытается сделать его христианином несчастным. Тогда он сможет указать на него все еще не спасенным людям: «Вот оно, христианство. Вы только посмотрите, что оно делает с человеком; взгляните на это жалкое существо. Вы тоже хотите стать похожими на него?»

Но есть и еще одна причина. И именно на нее я хочу сделать здесь особый упор. Это состояние почти целиком объясняется тем, что человек так и не уразумел четко новозаветную доктрину о спасении. Теперь я должен прямо и откровенно сказать одну вещь, даже рискуя быть неверно понятым: людям в таком состоянии не следует молиться об избавлении от него! А они практически всегда это делают — ведь им, как правило, советуют именно так поступать. Христианин должен «молиться непрестанно» — это верно. Но тут как раз один из тех случаев, когда надо на время оставить молитву и немного подумать! Существуют в христианской жизни некоторые проблемы, которых вам никогда не разрешить, если вы ничего не будете делать, кроме как молиться. В таких случаях вы должны перестать молиться. Почему? Потому что, молясь, вы будете без конца вспоминать о своей проблеме. Вы должны обдумать доктрину о спасении, провести ее через ум и сердце.

О чем же вам надо подумать? В первую очередь о том, о чем Павел пишет Тимофею: «Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение. Меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии; благодать же Господа нашего (Иисуса Христа) открылась во мне обильно с верою и любовию во Христе Иисусе. Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтоб Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной» (1 Тим. 1:12-16). Апостол утверждает здесь, по сути, что в каком-то смысле Господь Иисус Христос спас его для того, чтобы сделать примером для нас, примером для всех, кому кажется, что какой-то их грех выходит за пределы действия благодати и что на них милосердие Божье не распространяется.

Павел возражает против этого; он утверждает, что один только его случай убедительно доказывает необоснованность и даже недопустимость подобных мыслей. Такие люди считают, что грехи сортируются: одни простительны, а другие нет. Апостол говорит, что одного лишь примера с ним достаточно, чтобы развеять в прах все эти рассуждения. Было время, когда само имя Иисуса из Назарета вызывало в нем жгучую ненависть. Он прилагал все усилия, чтобы стереть с лица земли его приверженцев. Он отправился в Дамаск, «дыша угрозами и убийством на учеников Господа» (Деян. 9:1). Он был хулителем и гонителем. «Теперь, — говорит Павел, — я могу быть для вас показательным примером. И чтобы вы о себе ни думали, сравните свои поступки с моими. И все сразу станет на свое место. Вспомните обо мне и скажите себе: „Если Бог помиловал его, если он мог быть прощен, той я не должен терять надежды из-за этого «главного греха» моей жизни»».

Ллойд-Джонс, Мартин,

Духовная депрессия: Причины возникновения депрессии и способы избавления от нее.                                                                                                                                                            Пер. с англ. / Мартин Ллойд-Джонс. — 3-е изд. — СПб.: Мирт, 2008. — 176 с.

Газета Протестант.ру   

Добавить комментарий