Что такое гражданское образование: различие в подходах.

граждТРОФИМОВА Ирина Николаевна — доктор политических наук, ведущий научный сотрудник ИС РАН.

Комплексный и универсальный характер гражданской компетенции обусловливает специфические требования к гражданскому образованию, отличительной чертой которого является тесная связь получаемых знаний с повседневной жизнью.

Декларируемые ценности и нормы не могут быть позитивно восприняты и усвоены без соответствующей социальной практики, о чём свидетельствует выявленное расхождение когнитивной, эмоциональной и поведенческой составляющей общественно-политической жизни россиян. Сравнение европейского и отечественного опыта показывает, что не только содержание гражданской компетенции, но также цели и способы её формирования отражают существующие в конкретном обществе социально-политические противоречия и пути их преодоления. На примере гражданского образования хорошо видно, как происходит историческая борьба за право контролировать источники знаний, методы, формы и содержание образования [см.: 13].

Цели и задачи гражданского образования находят своё прямое отражение в Хартии Совета Европы о воспитании демократической гражданственности и образовании в области прав человека [см.: 14, с. 7–10]. Обращает на себя внимание пафос Хартии, направленный на утверждение гражданской компетенции как имеющей практическое значение для каждого человека. В рамках единого европейского образовательного пространства термины «компетенция/компетенции» «компетентность/компетентности» часто используются как синонимы и понимаются, прежде всего, как «то, что люди могут делать, а не то, что они знают». Понятие компетенции означает «больше, чем просто знания и навыки». В международных образовательных документах оно определено как способность личности решать сложные задачи, опираясь на мобилизацию и психосоциальные ресурсы, в том числе на навыки и отношения в определённом контексте. Хартия рассматривает гражданское образование как сложный и многогранный процесс, включающий воспитание, подготовку, просвещение, информацию, практику и деятельность по развитию знаний, навыков, понимания, позиций и поведения, целью которого является расширение возможностей как в осуществлении и защите демократических прав, так и в содействии созданию всеобщей культуры прав человека в обществе.

Отличительной особенностью Хартии является отсутствие в ней противопоставления подданнической и гражданской компетенции (в терминах сравнительного исследования С. Алмонда и Г. Вербы), что, на наш взгляд, объясняется относительно устойчивой имплементацией демократических ценностей в европейских публичных институтах. Хартия направлена на формирование целостной, внутренне непротиворечивой гражданской компетенции, что предполагается за счёт многоуровневого, разноаспектного и непрерывного, в течение всей жизни, процесса гражданского образования. При этом формальные и неформальные стороны обучения не противоречат друг другу, а стремятся к взаимодействию, как в своём содержании, так и в целеполагании. Если формальное гражданское образование означает структурированную систему образования и подготовки от начальной до высшей школы, то неформальное образование — это процесс на протяжении всей жизни, в течение которого каждый человек приобретает отношения, ценности, навыки и знания, исходя из собственного окружения и повседневного опыта.

Взаимосвязь формального и неформального гражданского образования обнаруживается в реализации личностно ориентированного, деятельностного и коллективистского подходов. Данная стратегия предполагает опору на социокультурный опыт обучающихся, более полный учёт их индивидуальных особенностей, сочетание индивидуальных и коллективных форм работы, а также наставничество и взаимную поддержку. Переориентация содержания образования на деятельностный тип означает включение в содержание обучения актуальных социальных ситуаций и проблем. Наконец, широкое использование активных (интерактивных), проблемно-исследовательских методик, основанных на рефлексивно-деятельностной основе и совместной групповой работе, которые обеспечивают включённость обучающихся в разрешение ситуаций, учебно-познавательную активность и учебную коммуникацию. Таким образом, в самом процессе гражданского образования происходит освоение навыков активного участия и коллективного взаимодействия, являющихся основой гражданской компетенции.

Формирование указанных выше компетенций возможно лишь средствами непрерывного образования. Однако, как показывают исследования, в гражданском образовании преобладают его формальные составляющие, подтверждением чему является невысокий уровень гражданской активности даже в развитых европейских демократиях. По данным многолетнего исследования (The International Civic and Citizenship Education Study, ICCS), проведённого международной ассоциацией по оценке образовательных достижений (International Association for the evaluation of educational achievement, IEA), при всём понимании важности гражданского образования формированию навыков активного участия уделяется недостаточное внимание [см. 15]. Гражданское участие ассоциируется, прежде всего, с участием в голосовании. В то время как знание и понимание политических институтов, таких понятий, как права человека, социальная сплочённость, культурное разнообразие, охрана окружающей среды, глобальное общество, часто остаются за рамками гражданского образования. Результаты одной из наиболее известных программ по гражданскому образованию (Citizenship Education Longitudinal Study, CELS), реализованной в Англии в 2001–2010 гг., также не обнаруживают связь между формальным гражданским образованием и ростом мотивации к гражданскому участию [см.: 16, с. 24].

Всё это позволяет вычленить проблему повседневной, а не периодической, востребованности гражданской компетенции, что, на наш взгляд, непосредственно, влияет на её уровень. Решение данной проблемы видится в том, чтобы рассматривать гражданское участие одновременно как цель и форму гражданского образования. Особенно актуальной данная проблема является для российского общества, где демократические ценности в значительной степени остаются декларативными и не востребованными как в политической, так и общественной и корпоративной сферах.

Термин «гражданское образование» в России пока не получил чёткого определения. Так, в законе от 29 декабря 2012 г. № 273ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» данный термин отсутствует, а сама идея гражданского образования обозначена в кратких сюжетах о формировании гражданственности и гражданской позиции [см.: 17]. В настоящее время ориентиром для разработки программ гражданского образования в нашей стране являются «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан», утверждённые Президентом РФ в 2011 г. [см.: 18]. В документе подчёркивается необходимость формирования высокого уровня правовой культуры, безусловного уважения к закону, правопорядку и суду, а также преодоления правового нигилизма, который препятствует развитию России как современного цивилизованного государства. Акцент на правовую грамотность и правосознание характеризует общую направленность государственной политики в данной сфере. Её отличительной чертой можно назвать ориентацию на формирование: а)«законопослушной и общепринятой» модели поведения гражданина в отношениях с общественными и государственными институтами; б) общероссийской гражданской идентичности. Примечательно, что идея активного гражданского участия понимается не как отстаивание гражданских прав, а как активное участие граждан в осуществлении именно государственной политики, активном продвижении в общественное сознание модели законопослушного поведения в качестве общественно одобряемого образца.

Это ещё раз подчёркивает, что гражданская компетенция может иметь разный ценностно-смысловой и поведенческий подтекст в различных культурных традициях. Гражданская компетентность индивида растёт вместе с повышением уровня его образования или профессионального статуса, и это характерно для всех стран, но гражданская компетентность применительно к обществу представляется укоренённой в специфической для данной страны политической культуре [см.: 9, с. 230–231]. В русской культурной традиции основа гражданской компетенции определяется не индивидуалистскими, а коллективистскими, общегосударственными ценностями. Данная постановка вопроса особенно актуальна в условиях культурного, социального многообразия регионов России. Не случайно, формирование общероссийской идентичности является центральной идеей государственной программы патриотического воспитания [см.: 19].

Иной подход, в отличие от европейского, обнаруживается также в ориентации учебных программ на количественные (число учащихся, учебных часов, проведённых экскурсий и т. п.), а не качественные показатели (уровень доверия, степень гражданской вовлечённости и т. п.). Отсутствие современных подходов в разработке и реализации учебных программ резко контрастирует с высокими требованиями, предъявляемыми к качеству гражданского образования в современном обществе.

Рассмотрение гражданского участия как цели и формы гражданского образования позволяет преодолеть сложившееся противоречие между нормативными подходами и реальной практикой. В демократическом обществе демократия — это осознанная индивидом форма социального поведения, реализуемая им в повседневной жизни. Речь идёт о демократии как о расширении возможностей самореализации, а не приспособлении к существующим институтам [см.: 20, с. 226].

Гражданская компетенция — это одно из важнейших условий эффективного взаимодействия власти и общества, поскольку поддерживает гражданскую активность на достаточно высоком уровне, обеспечивает её равномерное, постоянное и устойчивое протекание. Она способствует саморегулированию гражданской сферы, её функционированию, развитию, определению первоочередных задач, ограничивая возможное манипулирование со стороны отдельных групп интересов. Низкий уровень гражданской компетенции провоцирует противостояние государства и общества, взаимное недоверие, риски радикализации общественных настроений, принятие непродуманных управленческих решений, распространение коррупционных практик. Для индивида гражданская компетенция означает важную часть общей активной жизненной позиции, включая уверенность в завтрашнем дне, успешность в различных сферах деятельности, удовлетворённость жизнью в целом.

Гражданская компетенция выступает не только стабильной, но и динамичной характеристикой общества. Обеспечивая стабильность социально-политического порядка, она в то же время содержит долгосрочные цели его развития. Проблема формирования гражданской компетенции является особенно актуальной в условиях нашей страны, стоящей перед выбором определённой модели взаимодействия гражданина, общества и государства, адекватной как национальным традициям, так и потребностям современного развития.

Литература

  1. Ключарев Г. А. Что понимать под гражданским образованием? // Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах / Отв. ред. Г. А. Ключарев. М.: ИС РАН, 2008. С. 182189.
  2. Хартия Совета Европы о воспитании демократической гражданственности и образовании в области прав человека / Издательство Совета Европы. М.: Весь мир, 2010. 41 с.
  3. International Civic and Citizenship Education Study 2009 // International Association for the evaluation of educational achievement, IEA. URL: http://www.iea.nl/iccs_2009.html (20.08.2014).
  4. Civic Competence composite indicator (CCCI2). Luxembourg: Publication Office of European Union, 2012. 99 p.
  5. Об образовании в Российской Федерации. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273ФЗ // Российская газета. 31 декабря 2012.
  6. Утверждены Основы госполитики России в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан // Президент России. 4.05.2011. URL: http://www.kremlin.ru/news/11139 (20.08.2014).
  7. Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы» // Федеральное архивное агентство. URL: http://archives.ru/programs/patriot_2015_p3.shtml (20.08.2014).
  8. Dewey, J. Creative Democracy — The Task Before Us // The Later Works of John Dewey. Volume 14. 1925–1953: 1939–1941, Essays, Reviews, and Miscellany. Ed. by J. A. Boydston. Southern Illinois University: SIU Press, 2008. Pp. 224–230.

И. Н. Трофимова.

Гражданская компетенция: государственная политика или возможности для гражданина.

Россия реформирующаяся. Вып.13: Ежегодник / Отв. ред. М. К. Горшков. — Москва: Новый хронограф, 2015. —464 c.

Добавить комментарий