Копирование моделей развития успешных стран может приводить к большим неприятностям.

SONY DSCЧжао Тинян, Академия общественных наук КНР, Пекин, Китай.

Копирование самых успешных держав – наилучший стратегический выбор для развивающихся стран. Между тем встает вопрос, что произойдет, если и/или когда Китай догонит западные страны? Сможет ли это сделать мир более сбалансированным или для мира начнется новая игра? В данном случае не «китайская мечта», а «мечта о модерне», в свою очередь, под вопросом.

Более тщательное разъяснение изложенной теории – этот «тест на копирование» возможно, наполнит смыслом потенциальные ее следствия. Начнем с теоретического эксперимента с игрой независимых держав в поисках максимизации своих собственных интересов. Каждая страна предположительно обладает хорошей способностью учиться и копировать успешные стратегии других. Логически ожидаемым результатом является то, что ни одна из успешных стратегий не доминирует вечно, поскольку все они со временем становятся общедоступным знанием, которым пользуются все игроки. Инновационные стратегии требуют больше времени, чем копирование, поэтому имитаторы вскоре догоняют инноваторов.

Баланс информации, вполне вероятно, ведет к балансу власти. А стабильное равновесие может быть достигнуто, когда все игроки выучат все успешные стратегии и станут одинаково сильными или одинаково глупыми. Это не активная ситуация, как в случае с концом света, а пассивное равновесие, которое не означает конец игры, а лишь конец инновациям. Когда это происходит, инновации активируются новой игрой, и, без сомнения, общество всегда будет продолжать стремиться к активному соперничеству. Пассивное равновесие не всегда представляется катастрофой, в частности, Лаоцзы мечтал о подобном состоянии как о стабильном мире.

Здесь скрыт фундаментальный вызов – повсеместно копируемая доминантная стратегия, которая создает стабильный баланс, может быть либо хорошей для всех, либо плохой для всех (к примеру, дилемма заключенного, свободного всадника, трагедия общин). Наш тест будет полезным для проверки того, будет ли стратегия хорошей или плохой: если всеми копируемая стратегия логически будет вести к негативному возмездию, что будет тем плохим, что разрушит всех игроков.

Таким образом, должно быть доказано, что стратегия, в случае ее копирования, будет нежелательным выбором для всех, если приведет к поражению или ударит по себе. Стратегия, нацеленная на поражение других, может привести к поражению в том случае, когда она будет копирована всеми остальными, то есть в ситуации, когда указанная стратегия будет «побита своим же собственным оружием». В этой связи действительно хорошая стратегия должна — справляться с любыми последствиями всеми копируемой стратегии.

В эпоху глобализации наш тест представляется особенно полезным для проверки альтернативных идеологических конструктов, к примеру, «американской мечты», «европейской мечты» или современной «китайской мечты». Что касается этих устремлений, то они все схожи, хотя в чем-то и различаются: мечты модерна основаны на колоссальном потреблении ограниченных ресурсов и неблагоразумной конкуренции. Маловероятно, чтобы все они смогли успешно осуществиться без катастрофических последствий. Странно, что некоторые        современные державы (особенно США), по-прежнему, стараются разрушить мечту других стран, применяя свою немодернизированную стратегию, которой уже более ста лет и которая включает такие составляющие, как сдерживание, запугивание, санкции и, в конечном счете, войны.

Если говорить о глобальной обстановке сетевой взаимозависимости держав, то все стратегии, нацеленные на максимизацию своих собственных интересов, вполне вероятно, будут неэффективными, если не завершатся провалом или поражением. Как мне представляется, глобальная катастрофа наступит раньше, чем какая-нибудь держава победит в саморазрушающей конкуренции современной игры.

Актуальная международная повестка дня подтверждает причудливость современности и развивающуюся глобальную идентичность. Национальные устремления не будут работать хорошо, пока они всерьез не учтут глобальные условия. Другими словами, мечта о современности будет встречаться с глобальными вызовами и, поэтому, она должна быть трансформирована в мечту о формировании глобальности. Одно из фундаментальных изменений сегодня – неизбежность и необходимость взаимозависимости всех наций, всех народов и всех стран. Это создает новые онтологические условия сосуществования, своего рода симбиоз, при котором выживание и учёт интересов всех стран и всех народов становятся возможными.

Требуется внесение изменений в правила игры, стратегии и основные концепции или ценности этого мира. Например, негативная концепция «феноменализма» должна быть переформулирована на новой онтологической основе, взамен внешних обстоятельств, врагов или оппонентов, которые происходят из игр, построенных на гражданском неповиновении. Сейчас все народы, все нации и все страны стали настолько взаимосвязаны в глобальной взаимной зависимости, что внешние вызовы не могут рассматриваться, как «негативные» сущности, которые должны быть уничтожены. Корпоративная игра, построенная на сосуществовании, стала единственным путем развития любой страны, и совместимость должна заменить собой конкуренцию в качестве логики глобального взаимодействия.

Мир ждет инноваций в ценностях, системах и технологиях, которые выдержат экзамен на копирование и принесут выгоду всем народам. Соревнование ценностей и систем в глобальную эпоху не должно перерастать в надуманное столкновение цивилизаций, противоборство между Западом и Востоком, либерализмом и социализмом или демократией и авторитаризмом. Оно будет заключаться в конкуренции между модерном эксклюзивной субъективности и глобальностью транссубъектного сосуществования.

Чжао Тинян,

«Mеждународные процессы.», Том 13. Номер 2 (41). Апрель-июнь / 2015.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*