Праздник Благодарения Богу, который сделал Америку единой страной.

деньДайана Мюир – публицист и историк, автор книги «Thanksgiving: An American Holiday, an American History» (1985), написанной под псевдонимом Дайана Картер Эпплбаум.

День благодарения был учрежден первым поколением христиан-колонистов, осваивавших Новую Англию. Мотивы, подтолкнувшие к созданию нового праздника, вытекают из пуританской доктрины, которая считала празднование Рождества Христова, Пасхи и Дня всех святых грубыми ошибками папистов и запрещала их отмечать. Главным для пуритан Новой Англии был воскресный день отдохновения, а список их праздников исчерпывался постом и молитвой в те дни, когда людям угрожали засуха или нападение врагов, а также благодарственным молебном, если беда обходила их стороной. День молитвы и благодарственного молебна мог объявляться либо в конкретном населенном пункте, на который снизошла благодать, либо во всей колонии. В последнем случае прокламация о Дне благодарения издавалась губернатором, а копии направлялись в каждую церковь, где их зачитывали с амвона. В прокламации обозначалось то конкретное благое событие, по поводу которого организовывалась молитва.

Характерная для Новой Англии культура, с ее всеобщим и бесплатным школьным образованием, религиозной доктриной, разрешавшей каждому человеку посвящать жизнь решению сложнейших теологических вопросов, и двумя столетиями самоуправления, к XIX веку породила поколение молодых людей, исключительно подходящих для того, чтобы удовлетворить спрос растущих городских центров на образованных профессионалов. В то время, как десятки тысяч жителей Новой Англии продолжали расчищать земли под пашню на ее западных рубежах, тысячи их собратьев становились клерками банковских домов в Нью-Йорке, хозяевами магазинов в Луизиане, школьными учителями в Вирджинии, юристами в Огайо, врачами в Миссури и священнослужителями в Иллинойсе. В каждом штате Союза, и особенно в новых штатах фронтира, выходцы из Новой Англии составляли непропорционально большую долю образованных мужчин и женщин в сравнении с жителями других регионов. Конгрессмен Джон Кэлхун, видный политический деятель Южной Каролины и выпускник Йельского университета, отразил это доминирование, когда рассказывал о том, что «еще застал то время, когда уроженцы Коннектикута вместе с выпускниками Йеля запросто могли составить большинство в Конгрессе».

Протестанты-янки сеют семена благодарения

В 1830-е и 1840-е годы все эти янки, ставшие редакторами газет, священниками и учителями, начали кампанию по превращению Дня благодарения в общенациональный праздник. Кампания не имела признанного предводителя или четкой стратегии, а ее участники зачастую не знали, что у них есть единомышленники. В ней воплотилось простое желание уроженцев Новой Англии, оказавшихся теперь за ее пределами, отмечать любимый с детства праздник на новом месте. В тех случаях, когда почти все население территории состояло из уроженцев Новой Англии, как, например, в Мичигане или Айове, решение этой задачи было относительно несложным делом. К тому же укрепляющиеся позиции выходцев из Новой Англии позволяли им оказывать влияние на губернаторов штатов Миссури, Мэриленд и Миссисипи, убеждая тех в целесообразности провозглашения Дня благодарения.

К началу 1840-х годов День благодарения распространился далеко за пределы Новой Англии. Коннектикут, Массачусетс, Нью-Гемпшир, Род-Айленд, Вермонт и Мэн продолжали отмечать старый праздник, зародившийся два столетия назад на берегах реки Коннектикут, а губернаторы Нью-Йорка, Мичигана, Иллинойса, Айовы, Висконсина и Индианы издали специальные прокламации о ежегодном Дне благодарения. В 1843 году список штатов пополнился за счет Пенсильвании и Миссури. Губернатор Дэвид Риттенхаус Портер провозгласил четверг, 21 декабря 1843 года, Днем благодарения в Пенсильвании, причем, в отличие от попыток его предшественников, эта инициатива постепенно прижилась.

Преподобный Сэмюэл Лори из Питтсбурга, став пожилым джентльменом, вспоминал о том, как семилетним мальчиком он праздновал свой первый в жизни День благодарения:

«Мне было поручено – пока шла церковная служба – поливать жиром индейку, которая пеклась на жаровне перед большим камином, чтобы ее можно было подать гостям сразу после их возвращения домой. […] Консервированные балтиморские устрицы также готовились и подавались на стол. […] И, конечно, были и тыквенный пирог, и яблочное повидло, и сладкий сидр дедушки Томпсона».

На следующий год День благодарения в Пенсильвании не отмечался, но он был вновь провозглашен губернатором Фрэнсисом Шанком 27 ноября 1845 года и с тех пор праздновался ежегодно.

Жители Питтсбурга привыкли отмечать День благодарения, подобно тому, как их губернаторы научились издавать прокламации о нем: поскольку никто в Пенсильвании прежде их не писал, янки объяснили им, как это делается. Губернаторы Пенсильвании писали прокламации в стиле губернаторов Коннектикута и Массачусетса, а люди, отмечая этот день, брали за образец то, как это делают живущие рядом с ними проповедники, издатели, учителя, родившиеся в Новой Англии.

Луизиана впервые познакомилась с Днем благодарения в четверг, 15 января 1846 года. Ликующая уроженка Новой Англии, проживавшая тогда в Вотерпруфе, писала родственнице из Индианы:

«Вы не особо задумывались – рассказывая, какой славный праздничный ужин ожидаете получить у миссис Дуглас, – о том, что и мы тоже собираемся насладиться привилегией выражения благодарности за посланные свыше милости, вкусив роскошной пищи. Но это так, благодаря его превосходительству губернатору Моутону! Он осознал, что шел неправедным путем, раскаялся и объявил, что в этом году и во все последующие годы жители Луизианы должны праздновать День благодарения. 15 января станет знаменательным днем! Мы попробуем организовать обед настоящих янки с тыквенными пирогами и всем необходимым».

Обещание праздновать День благодарения «в этом году и во все последующие годы» было выполнено. Начиная с 26 ноября 1847 года Луизиана стала отмечать его в один из четвергов ноября или декабря. День благодарения 9 декабря 1847 года выдался особенно радостным, поскольку за шесть дней до него генерал Захария Тейлор триумфально провел по улицам Нового Орлеана своих солдат, вернувшихся победителями с мексиканской войны.

3 декабря 1843 года губернатор Томас Рейнольдс впервые объявил о праздновании Дня благодарения в Миссури, подчеркнув, как и многие другие губернаторы, что его прокламация адресована всем избирателям, «безотносительно их принадлежности к какой-либо секте, церкви или вере». Уильям Хаммонд, журналист газеты «Missouri Republican», описал этот день в письме к матери:

«Это был первый День благодарения для штата, и, как ты можешь представить, от праздника старались получить все возможное. […] Здесь были самые разные виды увеселений. […] С утра церкви распахнули свои двери, и из-за числа желающих посетить службу они были переполнены. Днем можно было видеть, как семьи собираются вместе… но, поскольку у меня нет ни домашнего очага, к которому можно было бы прильнуть, ни родственника, с которым можно было бы поговорить, я провел день, блуждая по округе, как потерявшаяся овца, жаждущая прибиться к своему стаду. Но, к счастью, одним лишь днем дело не ограничилось; наступил вечер, а вместе с ним пришло и мое время повеселиться. Здесь у нас изобилие методистских швейных обществ, пресвитерианских чаепитий и балов, и мне потребовалось некоторое время, чтобы определиться, куда отправиться. В итоге я выбрал собрание методистского швейного общества. Мероприятие проводилось у миссис Макки. […] Люди собралось рано. […] Все шло очень хорошо примерно до восьми часов, когда мисс Мэри вдруг ополчилась на фортепьяно и начала барабанить по клавишам, сопровождая это вокалом, что порядком меня испугало и огорчило. Поскольку вечер не слишком удавался, я решил проведать пресвитериан, посетив их чаепитие. Ужин здесь был роскошный, несколько джентльменов произнесли прекрасные речи, и я пожалел, что не пошел сюда сразу, поскольку никогда не проводил время столь приятно».

Первый День благодарения в Миссури прошел успешно, но он не стал официальным ежегодным праздником в этом штате до 1855 года. В период с 1843-го по 1855 год одни губернаторы провозглашали День благодарения, а другие игнорировали его. По этому поводу в местной газете «Weekly Tribune» от 7 декабря 1849 года появилась критическая заметка: «Мы видим, что во многих штатах уже давно были определены дни для празднования, но губернатор Миссури по-прежнему хранит молчание по этому поводу». Впрочем, губернатор Остин Кинг остался безучастным только однажды – в 1849-м; на следующий год он провозгласил четверг, 12 декабря, Днем благодарения.

Эпизодическое и бессистемное обнародование прокламаций было тогда общепринятым явлением. День благодарения мог наступить в сентябре, октябре, ноябре, декабре и даже в январе; во многих штатах в одни годы его провозглашали, а в другие о нем забывали – в зависимости от настроения губернатора. Но непостоянство в датах создавало одно явное преимущество: кто-то сначала мог отведать идейки на праздничном обеде у своих кузенов в Нью-Йорке, а неделю спустя поливать индейку клюквенным соусом на Дне благодарения у кузенов в Вермонте. Впрочем, миссис Сара Хейл, отличавшаяся особой практической сметкой, посчитала такие расхождения нарушающими порядок и сбивающими с толку.

Кампания миссис Хейл

Сара Жозефа Хейл была незаурядной женщиной. Она родилась в 1788 году под Ньюпортом, в семье ветерана Войны за независимость и осталась бедной вдовой с пятью детьми в ту эпоху, когда женщины не имели доступа к профессиям, позволявшим им самостоятельно вести достойное существование. Миссис Хейл, задавшись целью обеспечивать семью за счет своего пера, написала «Нортвуд, или Жизнь на Севере и Юге» – роман, в основе которого лежала идея о превосходстве демократической и добродетельной Новой Англии над разлагающимся и рабовладельческим обществом Юга. Одна из глав этого произведения целиком посвящена описанию празднования Дня благодарения на ферме главного героя. По мнению автора, День благодарения «надо приравнять к 4 июля». В том, что позже так и получилось, огромная заслуга именно миссис Хейл.

Успех «Нортвуда» открыл для нее возможность занять место редактора в бостонском издании «Ladies’ Magazine» – одном из первых журналов для женщин и самом первом, где редактором стала женщина. В 1837 году «Ladies’ Magazine» объединился с филадельфийским «Lady’s Book», и миссис Хейл возглавила новый журнал «Lady’s Book & Magazine», ставший результатом этого слияния и издававшийся Л.А. Гуди. В 1841 году миссис Хейл переехала в Филадельфию и начала работать там.

За два последующих десятилетия «Godey’s Lady’s Book» сделался наиболее покупаемым периодическим изданием в США. Его читали в домах Нью-Йорка, на южных плантациях, в лесных хижинах у западной границы. Не имея аналогов в мире нынешних периодических изданий, «Godey’s Lady’s Book» под руководством миссис Хейл был столь же популярен и влиятелен, как сегодняшние «Seventeen», «Redbook», «Good Housekeeping» и «Better Homes and Gardens», вместе взятые. Если в «Godey’s» появлялся новый фасон шляпки, все модистки от западного побережья до восточного изготавливали для своих клиенток такие же. Когда в журнале публиковали планы «образцовых коттеджей», клиенты от Балтимора до Портленда начинали заказывать плотникам дома, «как на картинке в “Godey’s”». Осознавая собственную влиятельность, миссис Хейл решила использовать свое положение для превращения Дня благодарения в общенациональный праздник.

Кампания Сары Хейл по преобразованию последнего четверга ноября в общенациональный День благодарения началась в 1846 году. Невозможно точно сказать, вдохновила ли на это миссис Хейл недавняя губернаторская прокламация о праздновании подобного Дня в Пенсильвании или же, напротив, сама миссис Хейл каким-то образом повлияла на решение высшего должностного лица штата выступить с подобной инициативой. Как бы то ни было, подшивки «Lady’s Book» свидетельствуют о том, что миссис Хейл начала активно бороться за общенациональный День благодарения именно с этого года.

Ежегодно энтузиастка готовила прочувствованную редакционную статью о целесообразности учреждения всеамериканского Дня благодарения. Ноябрьские выпуски заполнялись праздничной поэзией и историями о воссоединении семей в этот торжественный день. Колонки по домоводству содержали рецепты по фаршировке индейки и выпечке сладких пирогов. Миссис Хейл намеревалась рассказывать своим читателям о Дне благодарения до тех пор, пока в Миссисипи и Небраске его празднование не станет таким же домашним обыкновением, как в Нью-Гемпшире.

Помимо передовиц, миссис Хейл писала еще и письма. Каждое лето губернаторы всех штатов и территорий получали от нее послания с призывом провозгласить последний четверг ноября Днем благодарения. Ее прошения вкупе с усилиями других лиц, добивавшихся того же, пали на благодатную почву. Американцев, всегда слывших богобоязненной нацией, к тому моменту обуяла религиозная лихорадка 1840–1850-х годов. Протестантские церкви, выступавшие главными культурными институтами эпохи, поддерживали официальное провозглашение Дней благодарения.

Развлечения на День благодарения организовывались с желанием показать, что обитатели фронтира не страдают дефицитом филадельфийской или бостонской утонченности. В 1854 году гость крошечного городка Эксельсиор, находящегося в Миннесоте, описал свой восторг от участия в праздничных мероприятиях, проводимых в День благодарения в местном лицее. В ходе праздника леди и джентльмены «произносили подобающие случаю речи» и «музицировали на фортепьяно»; в целом, к радости наблюдателя, увиденное им ничуть не уступало «изысканным собраниям восточных регионов страны».

Губернаторы молодой Миннесоты ежегодно провозглашали День благодарения, и эта практика была закреплена в акте, изданном первым законодательным собранием Миннесоты сразу после того, как она в 1858 году стала штатом. Данным законом закреплялось, что «ежегодно губернатор будет своей прокламацией определять день для всеобщего и торжественного благодарения, адресуемого всемогущему Господу за его милость к нам как к государству и нации». Эдвард Понд вспоминал, как скромно его семья встретила первый День благодарения, проживая в индейском поселении на берегу озера Гаррет, где его отец служил миссионером: «Я помню, что у нас была оленина, которую приносили индейцы. И еще клюква». В Миннесоте дикорастущая клюква, которую собирали и расфасовывали первые поселенцы, обеспечивала важную статью их дохода. «У нас всегда были тыквенные пироги, хлеб с маслом – и на этом все».

Незамысловатый стол семьи Понд дает представление о том, что ели фермеры Миннесоты в День благодарения, – да и во все прочие дни тоже. Простая пища, тяжелая работа и вера в Бога составляли основу жизни первопроходцев, что позволило преподобному Эдварду Ниллу в своей известной проповеди, произнесенной перед общиной из тридцати восьми прихожан в честь первого Дня благодарения в Миннесоте, сравнить молодой край с «первыми колониями пуритан».

Пока западные штаты оставались молодым краем, заселенным эмигрантами, одним из обыкновений новоиспеченных обитателей этих мест были поездки на восток, домой, позволявшие провести то или иное торжество в семейном кругу. Путешествие из Вашингтона или Миннесоты в Нью-Йорк или Коннектикут даже после появления железных дорог требовало времени и денег, но почти каждый мечтал побывать дома хотя бы еще раз, пока живы родители, – и потому ежегодно множество людей снимались с места и отправлялись в далекий путь. Для американцев, родившихся в Новой Англии и осевших в городах среднеатлантических штатов, паломничество домой в День благодарения превратилось в ритуал. Хорас Грили, уроженец Вермонта и издатель нью-йоркской газеты «Herald Tribune», опубликовал в 1846 году стихотворение, адресованное «всем уроженцам Новой Англии»:

Домой, домой же в День благодарения,
Возлюбленные дети, все домой!
С восточных, западных и южных рубежей,
Где вы, скитаясь, ныне поселились,
Вернитесь к тем, кто любит вас и ждет
В священнейший, семейный, теплый праздник!

(Перевод с английского Андрея Захарова. – Примеч. перев.)

С точки зрения Грили, разделяемой многими американцами, День благодарения был таким праздником, который янки должны отмечать дома, в Новой Англии. Франклин Бенджамен Хью из Нью-Йорка, напечатавший в 1858 году брошюру «Прокламации Дня благодарения», подсчитал, что более десяти тысяч человек ежегодно покидали Нью-Йорк, чтобы попасть в Новую Англию на традиционный для них праздник. Эти «паломники» стремились встретить День благодарения с семьями, посещая церковную службу, вкушая ужин с индейкой и наслаждаясь сельскими гуляниями на фермах Вермонта и в деревнях Коннектикута.

Пока США были молодой республикой, они ощущали острую потребность в собственном национальном мифе. «Отец нации» Джордж Вашингтон казался гражданам едва ли не полубогом. Его портреты висели в чиновничьих приемных и школьных классах, приукрашенные биографии продавались десятками тысяч, а любой его поступок или слово обрастали легендами. Лафайета, в 1824 году прибывшего навестить нацию, в революционных войсках которой он в молодости служил, приветствовала многотысячная восторженная толпа. Для того, чтобы сплотиться в единую нацию, государствам нужны герои, мифы и легенды. Желая утолить эту потребность, жители Новой Англии вспомнили о пилигримах и первом Дне благодарения. Он стал третьим национальным праздником после Дня рождения Вашингтона и 4 июля. Так первые поселенцы превратились в героев, вставших в один ряд с Вашингтоном и Лафайетом.

Перевод с английского Екатерины Захаровой

Перевод осуществлен по изданию: Muir D. Proclaiming Thanksgiving throughout the Land: From Local to National Holiday // Etzioni A., Bloom J. (Eds.). We Are What We Celebrate: Understanding Holidays and Rituals. New York: New York University Press, 2004. P. 194–212.

Дайана Мюир

Провозглашая День благодарения: от местного торжества к национальному празднику.

 «Неприкосновенный запас» 2015, №2(100)


Подписаться на RSS

One Response

  1. «Пока США были молодой республикой, они ощущали острую потребность в собственном национальном мифе.»
    ………………………………………………………………………………………..
    Прошло уже 200 лет их независимости, а в США каждый раз рисуют новые мифы.
    К примеру, являясь абсолютным банкротом и мировым должником, продолжают жить в мифе, что они до сих пор мировая держава и всё могут делать.
    Однако это не так, но им хочется так считать.
    Но известно, что не всякую хотелку можно превратить в реальность.
    США, находясь в подростковом возрасте, как государство, могут в ближайшие годы так и не дойти до взрослого состояния.
    Просто могут погибнуть как единое государство.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*