Свобода приносит в экономику чудо.

европа2Павел Усанов

Англия была родиной не только классического либерализма (манчестеризма), но и внесла вклад в экономическую теорию, которая, по словам Ф. Бастиа, была «замком, под которым хранится народное богатство». «Политическая экономия приносит практическую пользу. Ее можно назвать светилом, которое, обнаруживая обман и уничтожая заблуждения, пресекает общественный беспорядок, называемый грабежом. Не знаю, кто именно, но, кажется, женщина — и она была права — назвала политическую экономию замком, под которым хранится народное богатство» (Бастиа Ф. Физиология грабежа // Грабеж по закону. Челябинск: Социум, 2006. 218 с.).

Распространение идей А. Смита и Д. Рикардо сделало возможным движение Р. Кобдена не только за отмену хлебных законов, но и за свободную торговлю в целом. Распространение идей экономистов в континентальной Европе (благодаря Сэю и Бастиа), а также в США (благодаря Амасе Уолкеру) сделало возможным сохранение мира и свободной экономики вплоть до 1914 года.

И Англия, и США обладали тем, что можно назвать здравым смыслом политической экономии или же имплицитной конституцией свободного общества. Это не позволяло силам коллективизма и этатизма набрать обороты в этих странах. Напротив, страны, лишенные такой «прививки», оказались способны легко потерять завоевания свободной экономики. Кстати, родоначальником «государства всеобщего благосостояния» принято считать Бисмарка. Ф. Рузвельт был наиболее известным его сторонником в США, а лейбористы — в Англии. «Здравый смысл политической экономии» — именно так назывался один из наиболее известных трактатов по экономической теории, принадлежащий перу Ф. Уикстида.

Поэтому, когда исторически чуждая англосаксонским странам модель «социального государства» начала давать сбои, то в обществе возникло движение, которое было принято называть консервативным. Хотя данное понятие вводит в заблуждение, так как это движение было по сути либеральным, но поскольку социалисты захватили термин «либерализм» во времена Нового курса37, то американское движение стало называть себя либертарианским (или же классическим либерализмом). Ф. фон Хайеку принадлежит знаменитая работа «Почему я не консерватор?», которая вошла в качестве заключения в его книгу 1960 г. «Конституция свободы». Там он объясняет, что нельзя либеральную программу называть консервативной, так как она направлена на перемены, а не на сохранение существующего порядка.

И Тэтчер, и Рейган опирались на идеи сторонников классического либерализма, которые подготовили интеллектуальные основы для изменений. М. Тэтчер прочитала «Дорогу к рабству» Ф. фон Хайека в Кембридже в 20 лет. Придя к власти, она положила на стол книгу Ф. фон Хайека «Конституция свободы» и заявила, что «вот то, во что мы верим».

Американское либератарианское движение отстаивало традиционные для Америки ценности индивидуализма и капитализма в эпоху «победившего социализма». Такие мыслители, как Л. фон Мизес, Ф. фон Хайек, М. Фридмен, А. Рэнд, Р. Нозик, и многие другие заложили основу для альтернативного пути развития. Они бросили вызов существующей политике консенсуса.

В последующие годы участники Общества многое сделали для продвижения своих идей. Так один из лидеров консервативной партии Англии Кит Джозеф находился под сильным влиянием идей Ф. фон Хайека. Фактически он был правой рукой М. Тэтчер и снабжал ее определенными идеями, которые в дальнейшем воплощались в жизнь.

В 1974 году Китом Джозефом был создан Центр политических исследований, его миссия, как отмечала М. Тэтчер, была в том, чтобы изменить общественное мнение и заставить раздвинуть то, что многие считали «границами возможного». Ввиду этой цели надо было думать о немыслимом.

Кит Джозеф и его сторонники выступали с открытыми лекциями по всей стране, публиковали книги, привлекая внимание общественности к необходимым изменениям. Они обращались к истории своей страны и говорили о том, что нужно вспомнить те идеи, что позволили Англии стать великой страной. Эта работа сделала возможной модернизацию после модернизации, которая так нужна была Англии для восстановления своей экономики. Вначале были заложены интеллектуальные основы для перемен, а потом осуществлены сами перемены.

Таким образом, именно идеи, с определенным лагом, оказываются решающими для политики в развитых странах. Посмотрите, что у людей в головах, и вы поймете, какая политика будет проводиться в будущем.

В развивающихся странах все сложнее. Как правило, идеи в них не порождают перемен, а профессиональные интеллектуалы, если они есть, либо являются маргиналами, либо обосновывают существующую политику. Развивающиеся страны вынуждены следовать за развитыми, так как на определенном этапе становится понятным, что если ничего не менять, то отставание будет нарастать вместе с недовольством масс, что может вызвать как мирный переход власти, так и революцию.

То же самое происходило в США, где после 1945 г. начинает возрождаться вначале крайне незначительная, но вскоре крайне влиятельная группа сторонников свободного рынка. Дискуссии о минимальном государстве и продвижение идей свободы через СМИ (в Америке это «Свобода выбора» М. Фридмена) подготовили общественность к повороту вправо.

И в Англии, и в США экономистам и философам удалось изменить идеологию (представление о том, какие средства приводят к благосостоянию). Ф. фон Хайек говорил: «Выиграйте битву культур, выиграйте битву идей, прежде чем выиграть битву политическую» (цит. по: Тьерио Ж. Л. Маргарет Тэтчер: От бакалейной лавки до палаты лордов. М.: Молодая гвардия, 2010. С.

Оценка результатов реформ

Что же удалось сделать? Действительно ли у США и Англии получилось осуществить либеральные реформы?

Следует сразу отметить, что 1980-е гг. изменили дискурс: на смену воспеванию планирования и государственного регулирования пришла риторика свободного рынка, предпринимательства, компактного законодательства, урезания неэффективных производств.

Если до реформ лейбористская партия была, по сути, социалистической и программа включала национализацию, контроль над ценами и зарплатами, то с тех пор такая риторика стала гораздо менее популярной, да и лейбористы выбросили пятый пункт программы — «обобществление средств производства». Сдвиг в риторике очевиден. Но вот реальные действия были часто далеки от провозглашенных идеалов.

Отдельно рассмотрим то, что удалось сделать М. Тэтчер.

Две главные проблемы английской экономики на 1979 г.: огромная инфляция и неэффективная промышленность. Первая проблема решалась путем значительного повышения официальной ставки и ограничения темпов роста денежной массы Банком Англии, а вторая — путем приватизации и дерегулирования.

Инфляция была значительно сокращена, в том числе благодаря борьбе с профсоюзами с 15,2 % в 1980 г. до 4,5 % в 1987 г. Однако в 1990 г. она уже снова выросла до 7,8 %. Для развитой страны это все равно очень много; кроме того, денежная масса росла в 1980-е гг. темпами 15–20 % в год. Поэтому не правы те, кто утверждает, что политика дерегулирования финансовых рынков М. Тэтчер привела к финансовому кризису 2008–2009 гг. Фактически дерегулирования не было. Де-факто государство продолжало накачивать экономику деньгами и понижать процент (Банк Англии провел снижение с 17 до 7 %).

Однако успехи в приватизации были гораздо больше. По сути, все отрасли, национализированные К. Этли, постепенно передавались в частные руки.

Вот неполный список компаний, которые были приватизированы:

Го д Компания Доля, проданная частному сектору
1982 «Амершам Интернейшнл» 100 %
1983 «Ассошиэйтед Бритиш Портс» 100 %
1981 и 1985 «Бритиш Аэроспейс» 100 %
1986 «Бритиш Гэс» 100 %
1979 и 1981 «Бритиш Петролиум»     68,3 %
1984 «Бритиш Телеком»     50,2 %
1982 «Бритойл» 100 %
1981 и 1983 «Кейбл и Уайрлесс» 100 %
1984 «Энтерпрайз Ойл» 100 %
1982 «Нейшнл фрейт Ко» 100 %
1983 «Бритиш Эйрвэйз» 100 %
1983 «Интернейшнл Эйрадио» 100 %
1986 «Бритиш Хэликоптерс» 100 %
1981 «Бритиш Рейл» 100 %
1984 «Силинк» 100 %
1985–1986 «Бритиш Шипбилдерс» 100 %
1988 «Бритиш Стил» 100 %

Приватизация позволила увеличить эффективность деятельности этих предприятий, а также вызвала бурный рост экономики. Значительно увеличилась доля собственников жилья. Заметим, что выросла доля частных владельцев не только среди специалистов, но и среди неквалифицированных рабочих. Причем в большей степени — с 19 до 42 %.

Также произошло значительное изменение в структуре собственности домов.

Доля домов, построенных частным сектором, резко выросла, а — государством, также резко упала.

Также произошли значительные изменения в структуре рынка труда. Люди переходили в частный сектор из государственного. Это означает, что сокращение государственных расходов не приводит к исчезновению ресурсов — они начинают создаваться на конкурентной основе.

В целом достижения реформ М. Тэтчер были следующими.

Доля государственного сектора уменьшилась на 60 %. Акционеров стало больше: в 1980 г. — 3 млн, в 1990 г. — 11 млн. В 1983–1990 гг. было создано 3 млн рабочих мест, уничтожено 1,7 млн (чистый прирост — 1,3 млн). Появился новый предпринимательский тип: Ричард Брэнсон, Рупер Мердок и многие другие.

Владельцев домов стало больше: в 1980 г. — 55 %, в 1987 г. — 64 %, в 1990 г. — 67 %. Рост ВВП — в среднем 3 %, инфляция снижалась до 5 %, доля расходов уменьшилась на 41 %, а профицит бюджета вырос до 1 %. Производительность труда росла в 1973–1979-е гг. всего на 1,16 % в год, в 1980-е — на 4,4 %. Безработица упала до 6 %. Сократилось количества чиновников на 46 %.

Доходы населения выросли на 37 %. Выиграло 90 % населения (10 % самых богатых на 62 % увеличили свои доходы, самые бедные потеряли 17 %47). В 1987 г. подоходный налог был снижен до 25 %.

Таким образом, главные достижения М. Тэтчер связаны с приватизацией и дерегулированием рынков. Что же касается денежной политики, то ее вряд ли можно считать последовательно либеральной. Особенно после 1987 г.

Усанов П. В.

Модернизация после модернизации: либеральные реформы в развитых странах / Павел Усанов: Препринт М-39/14. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2014. — 32 с.


Подписаться на RSS

One Response

  1. И Англия, и США обладали тем, что можно назвать здравым смыслом политической экономии или же имплицитной конституцией свободного общества.
    Это не позволяло силам коллективизма и этатизма набрать обороты в этих странах.»
    ……………………………………………………………………………………………………………
    Легко рассуждать, когда страны находятся на островах, что Англия, что США.
    Но в современном мире с развитием массовых коммуникаций это преимущество почти закончилось.
    Эта ситуация приводит в конце концов к неизбежному краху англосаксонского мира.
    А им умирать как ни хочется, вот и идут во все тяжкие.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*