Замкнутый круг Ближнего Востока.

лукьянов

После крушения российского Су-24 разговоры о широкой коалиции против террора приобретут другое содержание.

Федор Лукьянов (профессор-исследователь НИУ ВШЭ)

Сирийский кризис перешел в другую фазу. Резко вырос риск конфронтации крупных военных держав, то есть классической войны. Чего можно ожидать в ближайшее время?

Российские бомбардировщики будут осуществлять боевые вылеты в сопровождении истребителей, то есть при возникновении ситуаций, подобных недавней, возникает возможность прямого боестолкновения. Это теперь надо учитывать.

НАТО оказывается в двойственном положении. С одной стороны, откреститься от союзника он не может, внутри альянса и так есть сомнения в его дееспособности на чрезвычайный случай. С другой — в неформальном общении представители стран блока называют поведение Анкары безответственным и провокационным, а апеллирования к солидарности — попыткой втравить НАТО в дела, не имеющие к альянсу никакого отношения.

Меры российского ответа будут разнообразны. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что о еще недавно звучавших разговорах о стратегическом партнерстве с Турцией можно забыть. Понятно, что кризис не будет бесконечным, в какой-то момент напряженность между двумя странами ослабнет, но появившееся было представление о том, что Москва и Анкара могут сделать друг на друга долгосрочную ставку, не вернется теперь долго.

Ситуация собственно в Сирии изменится в том смысле, что разговоры о широкой коалиции против террора приобретут другое содержание. Инцидент с российским самолетом еще раз продемонстрировал, что внешние страны (США, Франция, Россия) имеют в Сирии один тип повестки дня (по разным причинам, но все они сейчас заинтересованы в разгроме радикального исламизма), а региональные государства (Турция, Саудовская Аравия, Катар, Иран) — другой. Местные интересы и взаимоотношения в любом случае перевешивают необходимость совместных действий против терроризма, да и само понимание террористической опасности весьма разнится. Так что полагаться на содействие стран региона внешние державы могут крайне ограниченно.

Это делает ситуацию достаточно удручающей. Снова получается, что Ближний Восток, будучи не в состоянии разрешать собственные внутренние противоречия, втягивает внешние державы, но затем начинает им же противостоять, обвиняя их во вмешательстве. Если же вмешательства не происходит, то региональные проблемы все равно начинают тем или иным образом выплескиваться наружу, на тех же самых внешних игроков. Замкнутый круг. Сегодняшнее состояние Ближнего Востока порождает все новые проблемы, но попытки их решения ведут к противоположным результатам.

Это не значит, что надо махнуть на все рукой. Но раз уж России пришлось вмешаться, исходить надо из того, что ничего не пойдет так, как планировалось.

«Российская газета» — Федеральный выпуск №6838 (267), 25.11.2015.

Добавить комментарий