Германия в поисках нового диалога с Россией.

гермаАльтернативой нового этапа в отношениях Москвы и Европы может быть только холодная война.

Олег Никифоров

В Вашингтоне и в Москве практически в один и тот же ноябрьский день произошло два, казалось бы, не связанных друг с другом события. В США заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Бенджамин Зифф на слушаниях в сенатском комитете по иностранным делам заявил о том, что Вашингтон увеличивает в ближайшее время расходы на информационно-пропагандистскую деятельность против России. В Москве же видный немецкий общественный и политический деятель, руководитель Германо-российского форума Маттиас Платцек высказался за улучшение отношений между Россией и Германией. Бывший социал-демократический премьер-министр земли Бранденбург сделал это заявление на встрече с российскими и немецкими журналистами в Москве.

Между этими двумя событиями, несомненно, имеется связь. Ведь речь идет о концепции будущего отношений Запада и России. Понятно, что у Европы и Вашингтона имеется разное видение этого будущего. Тот же Платцек, недавно побывавший в США, рассказал, что был удивлен подходом американцев к России. Он напомнил ему разгар холодной войны. В принципе, если судить по исследованию Фонда науки и политики, ведущего аналитического центра Германии, Брюссель сделал свой первый шаг к созданию сегодняшней ситуации в Европе (скорее напоминающую ситуацию ни войны, ни мира), приняв на вооружение в 2009 году инициативу «Восточное партнерство». Она распространялась на шесть стран: Украину, Белоруссию, Грузию, Молдавию, Азербайджан и Армению. Эксперты фонда называют эту стратегию признанием со стороны Евросообщества наличия государственного плюрализма на территории бывшего СССР. Ее цель – сближение с ЕС. Конечно, имеется в виду и политическое, и экономическое сближение, включая визовую либерализацию и последующую ассоциацию с ЕС.

И хотя Брюссель предпочитал подчеркивать, что эта инициатива не носит антироссийского характера, эксперты фонда полагают, что смысл ее состоит в создании своего рода «красной линии» для соседних с Россией постсоветских государств, в том числе в их отношениях с Москвой. Другими словами, для ЕС попытка России (как они оценивают политику Владимира Путина, включая создание евразийского пространства, ОДКБ) показалась «чрезмерной» и ведущей к своего рода созданию «некоего подобия кондоминиума (то есть совместного управления. – «НГ») для европейской части постсоветского пространства». Понятно, что ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне подобное усиление России не нравилось. Москву подозревали (и подозревают) в попытках воссоздания какого-либо подобия СССР. Однако для Европы в отличие от США является важным, считают эксперты фонда, поддерживать кооперационные связи с Россией и в перспективе их активизировать.

Несовместимость этих целей – ограничивать влияние Москвы на постсоветском пространстве и развивать с ней сотрудничество – проявилась во время украинского кризиса.

Судя по всему, наличие тупика осознает и Платцек. Не случайно в Москве он вспомнил, что именно в период острого кризиса необходимы инициативы, чтобы его преодолеть. Заслуживают в этой связи его слова о восточной политике Вилли Брандта, которая появилась как раз во время обострения отношений Запада с СССР после ввода войск стран Варшавского договора в 1968 году в Чехословакию. Именно восточная политика, провозглашенная тогдашним канцлером ФРГ, социал-демократом Брандтом, приведшая к заключению в 1970 году Московского и Варшавского договоров, явилась прелюдией Хельсинкских соглашений, ознаменовавших наступление разрядки на континенте.

Пока в руках у сторонников разрядки в Европе не так много козырей. Одним из них является «Петербургский диалог» – форум гражданских обществ, созданный в начале 2000-х годов по инициативе Владимира Путина и Герхарда Шредера для углубления взаимопонимания между Россией и Германией, дальнейшего развития двустороннего сотрудничества во всех сферах общества, а также дополнительного стимулирования связей России и Германии. К сожалению, недавнее возобновление диалога после двухгодичного перерыва по инициативе германской стороны, относящейся к Крыму, не оправдало ожиданий, которые с этим связывались, и не только в Москве. Платцек сказал, что мероприятие прошло в непростой обстановке и оставило у него двойственные ощущения.

Бесспорно позитивным является тот факт, что «Петербургский диалог» состоялся. Но конструктивной дискуссии, подчеркнул он, в Потсдаме не получилось. «Западная сторона убеждена в том, что все, что она делает, верно. Российская сторона уверена в своей правоте. Обе непоколебимы», – заявил Платцек.

Все обсуждения сводились к тому, чтобы доказать свою точку зрения противоположной стороне: «Я надеялся, мы будем говорить о том, что делать дальше, но нет – основными темами стали Крым, Минские договоренности и прочие спорные моменты». Важно заметить, что немецкое правительственное агентство Deutsche Welle (DW), сообщая о встрече Платцека с журналистами, выделяет его слова о необходимости сегодня в первую очередь работать над налаживанием отношений между Германией и Россией. Это выгодно не только в политическом, но и в экономическом смысле. «Мы видим, что санкции толкают Москву все больше в сторону Китая. К тому же экономические проблемы ослабляют Россию, что невыгодно и Западу», – заявил он. Главной целью налаживания отношений между двумя странами, по мнению главы Германо-российского форума, является обеспечение мира в Европе.

Но как это сделать? На этот вопрос пока ответа нет. И ключевым моментом в этом отношении является вопрос санкций. Не секрет, что и Платцек, и его социал-демократический коллега вице-канцлер Зигмар Габриэль, приезжавший в Москву в конце октября, считают, что нельзя, с одной стороны, вечно сохранять санкции в связи с конфликтом в Украине, а с другой – просить Москву о сотрудничестве в Сирии. Выступая в октябре на съезде Социал-демократической партии Германии, которую он же и возглавляет, Габриэль выступил против «постоянного идеологического бичевания России, постоянного поиска нового потенциала для конфликта».

Нельзя сказать, что подобные заявления понравились некоторым влиятельным политикам в Германии. Причем не только известным оппонентам Кремля вроде немецкого депутата Европарламента Эльмара Брока или внешнеполитического эксперта фракции партии «Союз-90»/«Зеленые» в бундестаге Марилуизы Бек, но и Рональду Пофалле, новому сопредседателю форума «Петербургский диалог» с немецкой стороны, ставленнику канцлера Ангелы Меркель. Однако, по словам Платцека, в своей массе немцы (несмотря на усилия прессы и ряда политиков) позитивно относятся к России. Правда, ими движут при этом разные причины. Это и опыт Второй мировой войны – отсюда лозунг «Никогда не воевать с Россией». И наличие экономических связей – прагматичные немцы говорят, что «Америка никогда не даст нам столько, сколько дает Россия».

Оценивая перспективы противостояния России и Запада, Платцек просчитывает некоторые варианты на будущее. Первый подразумевает, что президент РФ Владимир Путин «сломается и раскается», но сам политик расценивает его как нереалистичный.

Второй вариант предполагает, что Путин «добровольно или недобровольно уходит в отставку». Но Платцек задается вопросом: будет ли новый российский лидер лучше старого? Он считает, что на смену нынешнему главе государства может прийти еще более националистически настроенный лидер.

Третий вариант связан с дестабилизацией России, что будет крайне опасно для Запада, поскольку неясно, в чьих руках окажутся 6 тыс. российских ядерных боеголовок. Наиболее вероятным вариантом Платцек полагает дальнейшую самоизоляцию России в сочетании с активизацией китайского направления. Правда, сотрудничество с Китаем он называет «экономическим принуждением, но не любовью».

Олег Никифоров. 

В Германии просчитывают результаты противостояния РФ с Западом.

НГ, Дипкурьер, 16.11.2015.

ng.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*