Россия фактически вступила в военный союз с Францией.

францияНе один в поле воин.

Во вторник сразу после выступления Владимира Путина с обещанием найти и наказать виновников крушения A321 пресс-служба Кремля сообщила о том, что между Путиным и президентом Франции Франсуа Олландом состоялся телефонный разговор.

«Лидеры уделили особое внимание наращиванию двустороннего и многостороннего сотрудничества по противодействию международному терроризму.

Условлено, в частности, обеспечить более тесные контакты и координацию действий между военными ведомствами и спецслужбами двух стран в ходе операций против террористических структур, осуществляемых Россией и Францией в Сирии», — говорится в сообщении Кремля.

Ранее Путин поручил разработать с французскими ВМС план совместных действий по Сирии как на море, так и в воздухе. Он также отметил, что российские военные должны работать с французскими коллегами, которые подойдут на авианосце к берегам Сирии, как с союзниками.

До этого Франция участвовала (и участвует по сей день) в бомбардировках Ирака и Сирии в составе коалиции с США, Великобританией и рядом других западных стран. Россия же с момента начала атак по ИГИЛ, то есть с 30 сентября этого года, действовала самостоятельно, периодически вызывая недовольство Запада, который указывал на то, что удары российской авиации наносятся не по ИГИЛ, а по противникам Асада.

Примечательно, что сегодня также и НАТО поприветствовало участие России в многостороннем урегулировании кризиса в Сирии и отметило, что «РФ может сыграть конструктивную роль в этом».

Об этом заявил журналистам генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Об «очевидном прогрессе» сообщил и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

«Вчера я провел переговоры с президентом Путиным, чтобы обсудить тот прогресс, который министры иностранных дел достигли в Вене при обсуждении переходного процесса в Сирии, — заявил Кэмерон. — У нас все еще есть разногласия, наши позиции все еще во многом не совпадают, однако прогресс очевиден».

Эксперты признают, что сближение действительно намечается, однако призывают оценивать его со сдержанным оптимизмом.

«Есть ощущение, что наметилось сближение с Западом по Сирии и Ближнему Востоку в целом, — считает руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. — Но его не надо переоценивать. Такая вероятность рассматривалась, и, видимо, наши активные действия на это и были направлены. Но, с другой стороны, проблемы никуда не делись, и мы должны осознавать, что сирийская проблема так просто не решится. Можно в конце концов освободить территорию от ИГИЛ, но он перекинется в Ирак. Также не до конца понятно и то, какая часть оппозиции будет включена в переходный политический процесс.

На международном уровне договориться будет проще, чем на земле».

По мнению Кузнецова, нынешняя положительная тенденция может быть временным эффектом, который обусловили теракты с Россией и Францией.

«Всем нужно показать, что мы можем ответить на теракты, — говорит Кузнецов. — Это нужно нам, это нужно Франции. И есть опасность, что эта потребность ответить будет превалировать над стратегическим подходом».

gazeta.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*