Ближайшие стратегические задачи России на Ближнем Востоке.

целиХерберт Лондон, The Washington Times.

Пожалуй, первый и самый очевидный пункт: военную силу Россия применяет для того, чтобы сохранить за Башаром Асадом его нынешний пост — пост президента Сирии. Это обеспечивает России военно-морское присутствие в восточном Средиземноморье и на базе ВВС в Латакии.

Однако это лишь один из аспектов стратегического плана, — продолжает он. — Россия и Египет без особой помпы подписали ядерное соглашение. [Этот документ] наряду с оружейным договором, сумма которого составила 2 млрд долларов, обеспечивает России возвращение в Египет — впервые за четыре десятилетия. А еще в этом отразился закат американского превосходства.

На мой взгляд, у России есть один основной источник твердой валюты — природный газ. Президенту России Владимиру Путину известно о найденных в Средиземном море у берегов Сирии газовых месторождениях. Ему также известно, что в 2017 году будет закончено строительство турецкого газопровода, который поставит под сомнение фактическую монополию России на поставки природного газа в Европу. Отсюда и трения с Турцией. То есть это не просто вопрос свержения Асада (как того хотелось бы туркам) или сохранения за ним власти, а скорее вопрос удержания газовой монополии.

Наконец, у этой сложной картины есть и еще одно измерение. В ряде интервью Путин говорил, что распад Советского Союза «унизителен». Он отмечал, что есть возможность вернуть империю и добиться того, чтобы удел [российского] народа вновь стал блистательным. Обеспечить это можно одним путем: подорвав господство Соединенных Штатов на мировой арене. В лице Обамы он нашел покладистого и уступчивого партнера… Кстати, имя президента [США] вызывает усмешки по всему Ближнему Востоку. Если Путин ставил перед собой цель унизить Соединенные Штаты, то ему это удалось.

By Herbert London Russian aims in the Middle East

The Washington Times, Thursday, December 3, 2015.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*