Как Бог веками охраняет народ, избравший свой путь следования за Христом.

меннонБаранова Светлана.

Община меннонитов в Мексике — островок средневековья в современном мире.

Начало меннонитству было положено в первой половине шестнадцатого века. Основал его католический священник Менно Симонс, в честь которого в последствие и была названа деноминация. В те годы католическая церковь имела колоссальное влияние и, надо признаться, многим это было не по нраву. Люди стали уставать от постоянного гнета под прикрытием священных заповедей — начали создаваться новые религиозные движения.

Так появился протестантизм, который нашел приверженцев практически во всех европейских странах. Однако небольшая группа жителей северных германских государств и Нидерланды предпочли последовать Менно Симонсу, который проповедовал пацифизм, отрекаясь от воинственного назначения церкви в мире. По мнению священника, существовал только один истинный авторитет – Бог, а правители государств и даже сам Папа Римский были всего лишь простыми людьми. Также Менно Симонс открыто заявлял о том, что религия не является ни политическим, ни государственным делом, а это прежде всего образ жизни.

Сегодня концепция разделения церкви и государства является общепринятым принципом, но в шестнадцатом веке отказ меннонитов признавать верховенство церкви над самим Богом посчитали радикальным вызовом. Напряжение еще больше возросло, когда приверженцы нового движения отказались служить в армии, ссылаясь на то, что они против войны, а кроме того не могут давать присягу ни одному государству. В конце концов, меннониты подверглись жестоким гонениям. Чтобы избежать наказания за свою веру они начали переезжать с место на место, ведя по сути дела, кочевой образ жизни.

Так продолжалось вплоть до восемнадцатого века. Русской императрице Екатерине Второй требовались трудолюбивые люди для развития недавно приобретенных земель на юге России. Меннониты как нельзя лучше подходили на эту роль, так и не найдя за два века приюта в Европе, они с радостью согласились переехать в Россию, тем более что Екатерина Вторая не только подарила им землю, но и пообещала предоставить полную религиозную и политическую независимость. Несмотря на непростую жизнь в юго-восточных степях, меннониты быстро привыкли к новому месту, вскоре в Россию переехали практически все приверженцы религиозной деноминации.

Они жили своей обособленной общиной вплоть до середины девятнадцатого века, сохраняя многовековые традиции и язык. Но в 1866-м году царь Александр Второй отменил освобождение меннонитов от всеобщей воинской повинности, кроме того реформа образования предусматривала обязательное обучение детей общины в русскоязычных школах. Обещание, данное Екатериной Второй, было нарушено. Меннониты, ревностно охраняющие свои обычаи, были вынуждены вновь отправиться на поиски приюта.

На этот раз они решили попытать счастья в Северной Америке. Семь тысяч меннонитов нашли пристанище в канадской провинции Манитоба. Вторая половина приверженцев религиозного движения обосновалась в соседнем Саскачеване. В обмен на развитие прерий, меннонитам была предложена земля и религиозная, а также образовательная автономия. К счастью, прибывшие поселенцы уже имели опыт ведения сельского хозяйства на неплодородных территориях. Через пару лет их община уже вовсю процветала. Но продлилось это еще меньше чем в России. Уже в 1880-м году в Манитобе вышел закон о создании муниципального светского самоуправления. А десятью годами спустя, единственным языком обучения в школах двух канадский провинций стал английский.

Меннониты не могли смириться с нововведениями, которые явно противоречили их вере. Но на этот раз так легко отказываться от своей автономии они не собирались. У старейшин общины начались долгие судебные баталии против канадского правительства. На наем адвокатов тратилось огромное количество денег, у некоторых меннонитов, которые были не в состоянии защитить себя перед судом, просто-напросто отбирали детей и насильно отправляли их в англоязычные школы. Ситуация обострилась с началом Первой Мировой Войны – меннониты стали обоснованно опасаться призыва в армию. В конце концов, они решили навсегда покинуть Канаду и стали вновь искать пристанище.

Посовещавшись, шесть старейшин из провинций Саскачеван и Манитоба решили отправиться на юг. Они услышали, что мексиканское правительство может предоставить им малоразвитые территории. Эти шесть пожилых меннонитов проделали огромный путь, перемещаясь из одного мексиканского штата в другой, рассматривая все варианты. После долгих поисков они вернулись домой с хорошими новостями. Мексиканский президент Альваро Обрегон пообещал им сто двадцать тысяч гектаров земли на севере страны в долине Бустиллос. Первый поезд с переселенцами отправился в Мексику 1-го марта 1922-го года. Его путь пролегал через США, где также существовали, хоть и не такие многочисленные, общины меннонитов. В итоге в Чиуауа переехало четыре тысячи четыреста человек, и еще девятьсот пятьдесят меннонитов поселились в Дуранго.

Интересно, что изначально Мексика предложила иммигрантам пустынные земли Соноры. Но когда меннониты приехали туда, они поняли, что шестьдесят процентов территории абсолютно непригодны для сельского хозяйства, и даже с их многовековым опытом и талантов землепашцев, на них не вырастут даже сорняки. Более плодородные земли обнаружились на севере мексиканского штата Чиуауа – полупустынные прерии в окружении горных хребтов. Хотя и там условия были не из легких – большую часть года на равнинах царила засуха, а в летние месяцы проливных дождей, горные реки наполнялись водой и смывали буквально все на своем пути. Но трудолюбивые меннониты смогли обернуть природные условия в свою пользу и заставили пустыню утопать в цветах.

Примечательно, что кроме дешевой земли меннониты смогли добиться привилегий (практически полная независимость от правительства Мексики), которые были прописаны в официальном документе, так что на этот раз автономия общины была защищена юридически. Может быть, именно поэтому меннониты проживают в Чиуауа и соседнем Дуранго уже на протяжении девяноста лет. Дорога к общине пролегает через типичный мексиканский городок Куаймок с традиционной архитектурой и множеством сувенирных магазинчиков, в которых продаются изделия местных ремесленников. Потом она сворачивает в пустынную, но тем не менее, живописную пустынную равнину. Поэтому само путешествие в общину уже представляет собой интересное приключение. Но многие туристы приезжают сюда именно для знакомства с уникальным бытом меннонитов, который практически не изменился за последние пять столетий.

Многовековой сельскохозяйственный опыт меннонитов особенно ярко ощущается, когда подбираешься ближе к их общине. Постепенно пустынный пейзаж сменяется кукурузными и пшеничными полями, пересекающимися с посадками бобовых культур. А у самой границы с поселением раскинулся огромный яблоневый сад, который зеленеет на фоне суровых синих горных хребтов. Интересно, что, хотя меннониты привыкли жить своей обособленной общиной, они довольно дружелюбны к приезжим, а специально для туристов в их поселении открыт музей. В нем собраны старинные пожелтевшие снимки многих поколений меннонитов, в том числе и первых канадских поселенцев. Кроме того, в музее можно увидеть традиционные предметы меннонитского быта – печи, деревянная мебель, маятниковые часы.

Казалось бы, человечество уже давно вступило в двадцать первый век со всеми его достоинствами и недостатками. Но меннониты, видимо, не признают новшеств и живут по старинным обычаям, сложившимся почти пять сотен лет назад. Единственным авторитетом для них остается Бог. Они всячески отвергают светское общество и законы. Все решения, связанные с делами общины, принимаются вместе на так называемом «церковном собрании». Меннониты не пользуются какой-либо техникой. И даже одежду они производят сами, по старинке, с помощью прялок и ткацких станков. По большей части женщины в общине не работают, а занимаются ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей, которых в менонитских семьях обычно очень много. При этом не стоит думать, что меннониты – неотесанные деревенщины, вышедшие из средневековья. В их вере очень ценится образование. Ведь даже сам основатель движения, Менно Симонс знал несколько языков и считался ученым мужем. В каждой общине построена, по крайней мере, одна школа. Подавляющее число меннонитов, проживающих в Мексике, помимо родного для них, немецкого языка, владеют испанским и английским.

И, тем не менее, оставаться полностью независимыми меннонитам не удалось. Все важные дела общин решаются под контролем губернатора штата, а если возникают противоречия с ним, то вмешивается министерство внутренних дел и департамент иностранных вероисповеданий. Кроме того, меннониты отбывают срочную службу в армии. Правда, поскольку религия запрещает им даже прикасаться к оружию, они служат в пожарных и лесных отрядах, мастерских военного ведомства. Хотя это и не такая большая плата за сохранение своих истинных традиций.

Однако в последнее время многие старейшины общин жалуются на то, что молодые меннониты начинают попирать заповеди, переданные им отцами. Близость к окружаемому миру принесла много искушений. Старейшины постоянно следят за молодежью, которая интересуется такими пороками, как курение или алкоголь, а это у меннонитов, строжайше запрещено. Помимо этого, многие девушки выходят замуж за мексиканцев, что, хотя и не запрещено религией, не способствует сохранению традиций. Помимо всего прочего, почти сто лет жизни в Мексике привели к тому, что даже в общине меннонитов произошло расслоение. Некоторые из них стали зажиточными фермерами с обширным хозяйством, другие же едва сводят концы с концами, выращивая кукурузу на малюсеньких огородах. Ситуацию обостряет засуха, которая периодически случается в этом районе.

В последнее время канадское правительство предпринимает меры по возвращению меннонитов в Манитобу. И некоторые из членов общины, действительно, переезжают обратно в Канаду. В большинстве случаев это безземельные бедные крестьяне. Но недавно, в канадских СМИ все чаще стали появляться сообщения о том, что мексиканские меннониты привозят в страну не только свои обычаи, но и наркотики. Хотя официального подтверждения эта информации не имеет, многие канадцы стали избегать меннонитов, иммигрирующих из Мексики. Однако это вовсе не беспокоит самих членов общины, они давно привыкли жить в изоляции. Более того, она даже способствует сохранению традиций. Хотя и дурная слава меннонитам тоже не нужна, сейчас старейшины пытаются разобраться в ситуации.

Тем не менее, даже если несколько меннонитов связаны с трафиком наркотиков, вмешательства государства в свою жизнь общины не потерпят, ведь они все так же ревностно охраняют свою самобытную культуру и законы, продиктованные верой.

latindex.ru

Добавить комментарий