Наркоситуация в России представляет собой состояние сжатой пружины, которая пришла в движение.

наркоПозднякова М.Е., кандидат философских наук.

В настоящее время в России происходят резкие изменения в наркоситуации. Начиная с 2001 г. наметились некоторые позитивные сдвиги. В 2003-2007 гг., по данным Минздрава, наблюдалась устойчивая тенденция к снижению заболеваемости и болезненности наркоманиями. Некоторые специалисты стали говорить о стабилизации наркоситуации, другие отказывались признать позитивные изменения. Исследования сектора девиантного поведения ИС РАН показывают, что на сегодняшний день наркоситуация представляет собой состояние сжатой пружины, которая пришла в движение и повлекла за собой новую волну наркомании после некоторого затишья.

В рамках реализации Стратегии государственной антинаркотической политики Правительство РФ начинает вносить многочисленные поправки в законопроекты, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Рынок наркотиков тут же отреагировал на эти изменения, значительно расширив спектр предложений на различные виды наркотиков. Отреагировало и население страны, повысив спрос на новые их виды.

Отмечается также тенденция изменения структуры наркотиков, замена повсеместно распространённого в последние годы основного «тяжёлого» наркотика — героина на алкоголь, амфетамины или психотропные лекарства, увеличение потребления алкоголя и токсикоманических средств и более раннее появление феномена «наркотической усталости». Это происходит ещё и потому, что героиновая экспансия последних лет ХХ в. значительно расширила возрастные границы первой пробы, эпизодического потребления наркотиков (в том числе использования героина в качестве рекреационного наркотика и/или наркотика «выходного дня») практически во всех социальных группах. Более того, она заслонила проблему распространения и злоупотребления другими психоактивными лекарственными препаратами, медико-социальные последствия которых не менее тяжелы.

Достаточно новым явлением для России стало появление новых видов наркотиков. Понятие «новые наркотики» — это общее название различных новейших веществ и средств изменения состояния сознания не только в России, но и в мире путём влияния на центральную нервную систему. Но в отличие от России, в мировой практике под новыми наркотиками, в первую очередь, понимаются синтетические наркотики. Российский вариант названия включает в себя разнообразные наркотики новой волны по разным основаниям, как например, «аналоговые», «дизайнерские», «клубные», «легальные», «рекреационные». С другой стороны, появились нехимические виды наркотиков: аудио/видео-, цифровые, электронные наркотики, не подлежащие контролю в РФ. Эффект от этих наркотиков во многом схож, но механизм воздействия различный.

Рисунок 1. Структура потребляемых наркотиков российскими студентами, %

Некоторые эксперты отмечают, что по определённым признакам все «легальные» наркотики можно отнести к наркотикам, приводящим к тяжёлым последствиям. В то же время в специальной литературе и СМИ под «клубными» или «рекреационными» наркотиками часто понимают и «тяжёлые», как например, героин. Существует путаница между понятиями «легальные», «аналоговые» и «дизайнерские». Так, «дизайнерские» и «аналоговые» наркотики могут быть как легальными (не запрещённые на данный момент Госнаркоконтролем и не внесённые в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ»), так и нелегальными (находящиеся в списке запрещённых). Так, например, нехимические виды наркотиков (аудио-видео наркотики) являются на сегодняшний день легальными, но их воздействие на организм не изучено.

По данным ООН[3], в течение последних двух лет международные рынки героина, кокаина и каннабиса либо снижались, либо оставались стабильными, но при этом был отмечен поразительный рост новых синтетических «дизайнерских» наркотиков, не находящихся под международным контролем. Термин «легальные» («дизайнерские», «аналоговые» наркотики) используется для описания препаратов, которые создаются, чтобы обойти существующие законы о наркотиках, как правило, путём изменения различными способами молекулярной структуры уже существующих нелегальных препаратов, и которые, однако, при приёме дают субъективные ощущения как от приема запрещённых веществ. Современное использование словосочетания было впервые применено правоохранительными органами США в 1980-х гг. для обозначения различных синтетических опиоидных наркотиков.

С тех пор отмечается несколько волн распространения «новых» наркотиков. Исторически большая часть «дизайнерских» наркотиков были либо опиатами, либо галлюциногенами. Большинство «новых наркотиков», которые были проданы в мире за период конца 1990-х — начала 2000-х гг., позиционировались для потребителей как «вещества для познания», «химия для расширения сознания». В основном это были галлюциногенные вещества, имевшие схожую структуру с такими известными препаратами как псилоцибин и мескалин, и которые принимали для «развития духовности» (энтеогены), рефлексии (психоделики) или отдыха. Период с 2005 по 2011 гг. характеризуется устойчивым расширением спектра различных химических соединений, особенно бурное их развитие наблюдалось в 2009-2010 гг., и продолжается по сей день.

На Западе количество наркопотребителей, предпочитающих синтетические стимуляторы, в два раза превосходит число зависимых от героина и кокаина. Так, общество «Потребление и безопасность» в Нидерландах сообщает о 4-х-кратном росте за период с 2003 по 2008 гг. количества людей, доставленных в больницы скорой помощи после употребления синтетических («рекреационных») наркотиков[4]. Аналогичная ситуация начинает складываться и в России.

Сегодня, помимо традиционных наркотиков, РФ захлестнула волна синтетических наркотиков и стимулирующих препаратов, которые иногда из-за лёгкой доступности и низкой цены называют «наркотиками для бедных». Мода на химические стимуляторы уже диктует свои права во всех крупных российских городах. Если в 2007 г. «новые наркотики» употребляли в 19 субъектах РФ, то в 2012 г. зафиксировано их систематическое употребление более чем в 65 регионах. Ассортимент химических стимуляторов расширяется и некоторые наркосодержащие препараты, ещё не попавшие в «чёрные списки» Госнаркоконтроля, продаются под видом лекарственных. В настоящее время по данным спецлитературы о наркотиках можно говорить уже о нескольких поколениях «дизайнерских» наркотиков, которые доступны в РФ:

— спайсы (курительные смеси);

— порошки (эйфоретики, стимуляторы и эмпатогены), продающиеся под видом ароматических солей для ванн, специй и т. п.;

— третье поколение пришло на смену первому и второму после внесения их в список запрёщенных веществ. На смену старым эйфоретикам пришли новые, вред от которых значительно превышает предыдущий;

— четвёртое поколение и последующие — это ответ на законодательный запрет (30.10.2010, 2011, 2012 гг.) целых категорий веществ[5].

На рынке легальных веществ зафиксирована тенденция к сокрытию реальных формул новых веществ. Их распространение осуществляется под многочисленными и часто меняющимися названиями. Происходит постоянная и неконтролируемая смена состава продуктов.

Главная проблема современной наркотизации заключается в том, что «новые» наркотики, часто называемые «лёгкими», «тихими», порождают идеологию безопасного наркотизма, что, к сожалению, устраивает как личность, так и общество. Государство не успевает ограничить их распространение и предупредить об опасности употребления на фоне широкого распространения устойчивых мифов о безопасности «новых наркотиков» среди населения. В то же время электронные средства коммуникации (Интернет) успевают разместить сообщения о реальных пробах и «рекомендациях» потребителей, которые добровольно становятся испытателями психоактивного воздействия неизвестного по составу вещества. Тем не менее, уже известно, что последствия их употребления бывают более серьёзные, чем при употреблении таких традиционных («тяжёлых») наркотиков, как героин (во многих наркобольницах России уже сейчас лечатся пациенты, находящиеся в крайне тяжёлом состоянии после употребления «новых наркотиков»). Особую опасность представляет собой сочетание употребления «новых» (легальных, рекреационных) наркотических веществ с «традиционными» (запрещёнными) наркотиками совместно с алкоголем.

Произошедшие за последние несколько лет серьёзные изменения в причинно-следственных связях, характерных для процесса новой волны наркотизации, поставили перед обществом ряд новых проблем:

  1. Наркотики имеют в сегодняшнем мире свои пути распространения, отличные от тех, что были в прошлом. Причина этого — в изменившихся мотивах потребления и более доступных связях между странами, а также широких возможностях приготовления наркотиков из легально продаваемых лекарственных препаратов (аптечно-лекарственная наркомания).
  2. Меняется схема реализации наркотиков: для «новых» наркотиков главным центром сбыта и получения информации о способах их применения является Интернет и социальные сети, т. е., продажа через Онлайн магазины курительных и ингаляционных средств, маскирующих наркотическое воздействие предлагаемых веществ. Изменились каналы получения информации о наркотиках: Интернет стал занимать первое место по получению информации о наркотиках. Особенность распространения — возможность приобщения к «новым наркотикам» подростков и других, малообеспеченных слоёв.
  3. Расширение рынка психоактивных веществ, появление «новых» наркотиков, приводящее к смене способов наркотизации, изменению структуры наркотиков, сочетанному употреблению «новых» наркотиков с «тяжёлыми» традиционными наркотиками, алкоголем. Повышение спроса на новые наркотические вещества означает обострение проблемы, подъём наркотизма.
  4. Особенность современной наркоситуации заключается в росте так называемого «серого поля» потребителей наркотиков. Эта группа потребителей по понятным причинам не попадает в поле зрения ни правоохранительных органов, ни медиков и имеет иные личностные характеристики и ценностные ориентации, нежели потребители конца ХХ в.

Рисунок 2. Мотивы употребления «новых наркотиков» среди российских студентов, %.

Предпринимаемые правительством попытки снизить остроту сложившейся в стране наркотической ситуации, как показывают научные исследования и практика, не вызывают сколько-нибудь значимых позитивных изменений и обстановка продолжает оставаться крайне неблагополучной. Основная причина такой ситуации — в концентрации основных усилий государства на второстепенных аспектах проблемы, в усилиях, не затрагивающих глубинные основы массовой наркотизации. В профилактику употребления психоактивных веществ (ПАВ) необходимо включать весь спектр мероприятий, регулирующих индивидуальное обращение с ПАВ. Однако обнаруживается противоречие, заложенное в равнозначности объекта и субъекта воздействия, что, несомненно, обусловливает, низкую результативность усилий общества. Кардинальная проблема профилактики наркомании в России состоит в несоответствии характера форм, методов и содержания профилактической работы глубинным социально-психологическим причинам наркотизации, связанным с массовым запросом на «изменение реальности», порождающим стремление к использованию различных стимуляторов и «преобразователей» сознания.

Проводимые исследования и анализ специальной литературы показал, что изменение наркоситуации в современной России, повлекшее появление иных паттернов употребления наркотиков в последние годы, обусловлено изменением причинно-следственного комплекса.

Разработана новая концептуальная модель, которая предполагает осмысление причинно-следственного механизма приобщения к «новым» наркотикам последней волны. Её основные положения сводятся к следующему:

В социальном плане наркомания — это специфический образ жизни, пусковым механизмом которого является напряжённость потребностей и влечений, сочетающихся с невозможностью социально-приемлемых и эффективных способов их удовлетворения. Для потребителей наркотиков характерна рассогласованность между направленностью личности и теми способами, которыми он пользуется для её реализации. В основе причинной обусловленности современного наркотизма находится отчуждение как социальное противоречие, характеризующее состояние современного общества, которое постоянно воспроизводит отчужденную личность, готовую к использованию любых средств и способов ухода от действительности.

Сегодня формируется наркотическая культура принципиально нового типа. Употребление наркотиков теряет маргинальный характер и перестаёт быть атрибутом определённых субкультур, оно становится социокультурной нормой, общепринятой социальной практикой. Происходит социальная легитимация наркотиков. Наркокультура стала воспроизводиться в собственных рамках.

В современном обществе распространённость наркомании — это проявление сложностей становления нового типа отношений общества и человека. В причинной обусловленности наркотизма находится ослабление социальных регуляторов, разрушение устоявшихся норм поведения при неопределённости новых норм. Разрушение устоявшихся норм поведения приводит к изменению образа жизни, вместе с тем образ потребителя имеет свою логику. Наркомания распространяется, прежде всего, в тех условиях, которые более всего способствуют утверждению норм, противоречащих или даже прямо противоположных общепринятым, или в культурах, где традиционно не сложилось однозначно отрицательное отношение к наркотику. Воспринимается же образ жизни, связанный с потребление наркотиков, главным образом людьми в наибольшей мере готовыми к использованию крайних альтернатив общепринятым нормам.

В «обществе всеобщего риска»[6] — современной России — происходят органические нарушения в системе производства ресурсов, необходимых для его нормального функционирования. Деградирующая социальная система не препятствует распространению в обществе «социального дна» (наркоманов, алкоголиков, бомжей и прочих маргиналов), поскольку последние, не будучи политически активными, не представляют опасности для существующего политического режима. Однако в современных условиях эскейп и аномия не только потенциально рискогенны, но и часто являются основанием для подрыва самосохраняющегося поведения человека и безопасности общества. В настоящее время формируется такая форма риска, которую можно считать элементом современной культуры, например, наркотической субкультуры, т.е. формирование в массовом сознании понятия «социально приемлемого риска», отразившего осознание, а затем принятие обществом факта рискогенности собственной жизнедеятельности. С нашей точки зрения ориентация на потребление новых («безопасных») наркотиков — это показатель склонности к рискогенному поведению. В этой связи новые тенденции наркотизации населения России следует трактовать как риски социетального характера.

В отношении наркотизации «общество риска» проявляет себя двумя разнонаправленными процессами: с одной стороны, оно порождает группы маргинализированных слоёв населения, не успевающих за темпами развития общества, не справляющихся с неопределённостью мироустройства и, как следствие, приобщившихся к наркотикам, употребление которых они также не способны контролировать. С другой стороны, появление и употребление рекреационных наркотиков стало продуктом общества рисков и показателем интегрированности молодых людей в современную культуру. Эта интегрированность в общество выражается в употреблении легальных и нелегальных наркотиков, следовании моде, различным музыкальным стилям, танцах, вечеринках, что отвечает глобальной рыночной экономике, росту потребительства и мобильности, а также интренационализации молодёжной культуры.

Позднякова М.Е., кандидат философских наук.

Наркотики «новой волны» как фактор изменения наркоситуации в России.

«Социологическая наука и социальная практика», 2013, №2, с. 123-139.

Добавить комментарий