Отчего вздрогнуло сердце мое.

сердцВ. Чухонцев.

В последнее время грех стал масштабным явлением в обществе и настойчиво пробивает себе дорогу в церковь — это не может не тревожить народ Божий.

Сегодня много людей ищут для себя удобную для них церковь, подыскивая умного или известного пастора. Но не влиятельные церкви нужно искать, не красноречивостью проповедников увлекаться, а смотреть, как та или иная церковь относится ко греху, насколько она удаляется от всякого беззакония — это верный ориентир. Печально, когда ищут церковь, лояльно относящуюся ко греху, где можно и Богу служить, и себя ни в чем не стеснять.

В наш молитвенный дом пришел как-то служитель еретической общины. Говорит:
—       Нам нравится ваше служение…
—       А кто вы?
—       Служитель, меня рукоположили недавно.
—       Когда вы уверовали?
—       Не так давно. Но я совершаю вечерю, благословляю детей, венчаю. Правда, у нас в вечере участвует всякий желающий.
—       Как же так? Человек, к примеру, полчаса назад держал в руках сигарету, а теперь к святыне прикасается?!
—       А у вас что, не курят?! — искренне удивился посетитель.
Видите, какое разное отношение ко греху, а значит, и ко спасению! Поэтому с кем бы мы ни общались, нужно прежде всего смотреть на то, желает ли этот человек быть отделенным от мира, стремится ли не участвовать «в бесплодных делах тьмы» (Еф. 5, 11), сопротивляется ли греху.

«В этой церкви отрицательно относятся к телевидению, пойду в другую, там проще на все смотрят!» — делают неверный выбор многие. Но быть действительно слепым и сознательно закрывать глаза — не одно и то же. Попустительство греху очень опасно. Дьявол именно этого и хочет добиться. Служите, молитесь, красиво пойте, громко благовествуйте, но только не относитесь строго ко греху.

Часто христиане оправдываются тем, что так делают все: «В церкви — тысяча членов, неужели все погибнут?!» Слово Божье говорит: «Не следуй за большинством на зло…» (Исх. 23, 2). Господь пришел отделить Свой народ (2 Кор. 6, 17; Откр. 18, 4). Церковь тогда является истинной, когда, сопротивляясь греху, утверждает правду Божью. Ориентироваться на то, какой у церкви молитвенный дом, могут ли ее служители творить чудеса, посещают ли ее иностранные гости, какой хор, есть ли оркестр, — совершенно неверно. Это не евангельские ориентиры. Истина торжествует в той церкви, которая не терпит в своих рядах грех.

Сегодня нет преследований за веру в Бога. Грех принял иную окраску и по-другому проникает в церковь. Христианам необходимо иметь помазание от Духа Святого, чтобы отличать святое от несвятого. Сердце наше лукаво более всего и крайне испорчено (Иер. 17, 9). Если поступать так, как требует плоть, то мы многое одобрим, со многим смиримся. Необходимо брать во внимание, что’ Библия говорит о грехе и как Бог смотрит на терпимые нами беззакония.

Вторая книга Царств описывает событие, происшедшее в последний период правления царя Давида. Он повелел военачальнику Иоаву пройти от самой северной точки Израиля до южной и сделать перепись народа от Дана до Вирсавии. «И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ» (2 Цар. 24, 10).

Давид был удивительно храбрым человеком от юности. Когда он пас овец отца своего, случалось, что лев или медведь уносил овцу. Тогда он догонял и отнимал ее, и сердце его не сжималось от страха.

Он восходил на высоты славы, когда без страха вступил в поединок с гигантом Голиафом. Великан стоял в доспехах, в броне, с мечом, а Давид вышел на него только с палкой и пращой. Хулитель оскорбился, посчитал это унижением. В тот решительный момент сердце юного Давида не поколебалось, он действовал смело во имя Господа Саваофа, и великан был сражен. После победы над Голиафом женщины из всех городов израильских с тимпанами встречали храбрых и пели: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!» (1 Цар. 18, 6—7).

Давид был военным стратегом, знал цену мужской дружбе, сам любил и был преданно любим многими. Но самым большим преимуществом, которым обладал Давид, было то, что он боялся Бога. И Бог был с ним.

Его предшественник, Саул, тоже был военным полководцем, также был стратегом, царем, но, увы, — был оставлен Богом.

Отчего же вздрогнуло сердце Давида? В прошлые годы немало победных войн Господних провел он! Сколько терпения и любви проявил к враждующему на него без причины Саулу и его окружению и никого не страшился!

В 16 главе первой книги Царств сказано о Давиде: человек храбрый и воинственный, умеющий играть, разумный в речах и видный собой, и Господь с ним (18 ст.). Этому ли человеку вздрагивать?! — Господь с ним! Да и Сам Бог засвидетельствовал о Давиде: помазанник Божий (1 Цар. 16, 13), муж, поставленный высоко, сладкий певец (2 Цар. 23, 1), муж по сердцу Божию (Д. Ап. 13, 22). Так почему же умудренный опытом царь в годы благоденствия, когда ему уже никто ничем не угрожал, чего-то устрашился? Что потрясло его так глубоко? Прежде чем ответить на этот вопрос, коснемся несколько иной темы.

Неверующие люди часто спрашивают: что такое грех? Мы отвечаем: грех — это смерть, он ведет в погибель, в ад. Слово Божье говорит: «…грех есть беззаконие» (1 Иоан. 3, 4). Человеку для праведной жизни дан закон Божий, и все что вне его — преступление. В Священном Писании не раз упоминаются группы грехов, скорбный перечень которых оканчивается строгим определением: «…поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5, 19—21).

У греха есть жуткая способность размножаться. Как правило, он никогда не остается один и влечет за собою массу других преступлений. В духовном труде «О Библии» профессор Бетекс приводит слова песни скандинавских народов. Я приведу ее содержание по памяти: после суда Божьего грешник попал в царство тьмы, в ад, и недовольным тоном спрашивает: «Где же ты, отец мой, которому я служил всю жизнь?» Дьявол из темноты отвечает: «Что ты хотел?» Человек в неистовом озлоблении извергает на него страшные проклятия: «Да будешь ты проклят, что научил меня лгать, красть, делать зло, обманывать!» Дьявол невозмутимым тоном отвечает: «Да будешь и ты, сын мой, проклят и мучим муками ада за то, что из любви ко мне сделал много того, чему я тебя не учил!» Конец этой песни такой: дьявол и человек бросаются друг на друга и в этой жестокой борьбе они будут проводить всю вечность!

Если нам нравится грех и мы привязаны к мирскому образу жизни, то из любви ко греху сделаем много того, чему нас дьявол и не учил. Точно так же из любви к Богу мы можем сделать многое, о чем не написано в Библии. И это будет благоприятная жертва, которую Бог ценит очень высоко. Дети из любви к родителям могут сделать много приятного, чего родители от них не ожидали и не требовали, и это приносит матери и отцу особую радость.

Некоторые христиане безответственно рассуждают: «Хочу — и буду делать, не хочу — никто меня не заставит. Эта вещь мне нравится — и я ее приобрету, хотя бы весь мир был против! Хочу — буду говорить все, что считаю нужным, не хочу — буду молчать!»

Бог не будет силой удерживать нас от любимого греха. Он не отнимал дубинки у Каина и не брал запретного плода из рук Евы. Но истинный христианин, избрав путь следования за Господом, уже не считает себя свободным от исполнения заповедей Божьих и от согласования с волей Небесного Отца каждого шага своей жизни! Его никто не принуждал стать христианином, но если он решил носить это имя, то не может поступать как человек далекий от Бога. Он дал обещание служить Ему, и с тех пор целью его жизни стало исполнение воли Божьей, а не своих желаний. Все свои поступки он должен согласовывать с духом Священного Писания.

Возвратимся теперь к истории царя Давида. Что же могло так потрясти его, отчего вздрогнуло сердце? «И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего» (2 Цар. 24, 10). Давид согрешил — вот отчего вздрогнуло сердце мужественного воина!

Бывает, люди вздрагивают, теряют самообладание, а некоторые и жизнь, оттого, что лишились хорошей экономической сделки, остались без заработка, их уволили с работы, отняли квартиру. Полный трагизма вопрос: как жить дальше? — выбивает у них почву из-под ног. Но у всех ли вздрагивает сердце от греха, когда он берет верх над нами?

Вздрогнуло сердце Давида от греха, от нечистоты! Но было ли что-то греховное в том, что Давид исчислил народ? Ведь до него сделал это Моисей по повелению Божьему (Числ. 3, 16). Возможно, Давид мог рассуждать: «Если Моисею Бог повелел исчислить народ, разве я не могу знать, сколько людей в моем царстве?» Теперь мы близко подошли к разгадке тайны, почему встревожилось сердце царя, и нам станет понятней, что` такое грех и кто склоняет нас к его совершению.

В. ЧУХОНЦЕВ
«Вестник истины», №3, 1996.

Добавить комментарий