Павел, Авраам и Спасение не-иудеев.

павелЭнтони Баззард,

Мы знаем, что апостол Павел всегда рассматривал историю Авраама как пример христианской веры, без намека на то, что наследие Авраама отличается от наследия верующих-христиан.

По сути, он утверждал: Авраам является «отцом всех верующих» (Рим. 4:11). Авраам показал сущность христианской веры, безоговорочно приняв Божье намерение навечно даровать ему землю, потомство и благословение. Для Авраама вера заключалась в готовности откликнуться на Божью инициативу, выраженную в словах. Это именно та вера, которую требовал Иисус, когда призывал народ: «Покайтесь и веруйте в Евангелие» (Марк. 1:14, 15). Иисус стал образцом Авраамовой веры. Он отдал всё, в том числе и собственную жизнь, ради великого Божьего плана спасения греховного человечества, и требовал от Своих приверженцев поступать так же. Следуя примеру Авраама, который ради Божьей цели готов был оставить даже собственную семью (Быт. 12:1), Иисус призвал Своих последователей признавать первенство семьи верующих. Его подлинными родственниками были не братья и сестры по крови, а те, кто слушают Слово Божье [то есть Евангелие Царства, Мат. 13:19] (Мат. 12:46-50). Верность Иисусу и Евангелию имеет превосходство над привязанностью к семье или стране (Лук. 14:26, 27, 33; ср. Быт. 12:1).

Оправдание, то есть восстановление надлежащих отношений с Богом, включает в себя постижение Божьего плана и веру в то, что Бог исполнит свои обещания (Рим. 4:3,13), веру Авраама. Евангельская весть выходит за пределы простого признания смерти и воскресения Христа. Апостольская вера предлагает нам принять участие в осуществлении Божьего плана, который можно назвать операцией «Царство». Мы должны осознать, что целью христианского начинания являются будущие события, о которых говорит откровение, полученное нами свыше. Понимание того, как Бог вершит историю, помогает человеку привести свою жизнь в гармонию с планами Бога, оставаясь верным учению Иисуса, пророка и царя.

Согласно Павлу, христианином является тот, кто ходит «по следам веры отца нашего Авраама» (Рим. 4:12). Наше отношение к договору с патриархом не может быть показано яснее. «Главной чертой (или фундаментом) веры Авраама была надежда, обусловленная Божьим обещанием… Вера Авраама ― это твердая уверенность в том, что только Бог определяет будущее в соответствии со Своими обещаниями». Поэтому Иисус и апостолы призывают нас в своей Вести о Царстве готовиться к великому событию ― окончательному исполнению договора, заключенного с Авраамом и его (духовными) потомками. Павел дает определение этому обещанию и уточняет цели христианства. Он напоминает нам о том, что Авраам должен стать «наследником мира» (Рим. 4:13), то есть повторяет великое обещание Иисуса: «Кроткие… наследуют землю» (Мат. 5:5; ср. Быт. 17:8).

По словам Джеймса Данна:

Идея «наследия» была основополагающим компонентом еврейского понимания договорных взаимоотношений с Богом. «Наследие» было связано, главным образом, если не исключительно, с землей ― землей Ханаана, принадлежавшей им по праву наследства, как было обещано Аврааму… [Это] одна из наиболее волнующих тем для еврейского национального самосознания… В центре еврейского самопонимания было убеждение в том, что земля Израиля является наследием от Господа… Неотъемлемой частью национальной веры была уверенность в том, что Бог дал Израилю в наследство Палестину, землю обетованную. Именно эту аксиому напоминает Павел и говорит о новом христианском движении, что оно предназначено и для язычников, и для евреев. Они наследники Бога. Особенные отношения между Израилем и Богом во Христе доступны всем. Обещание земли видоизменилось и стало обещанием Царства… Наследование Царства, полноправное гражданство в стране, находящейся под суверенным правлением Бога, ― это то, что ожидает верующих.

Легко увидеть, что разрыв связи между Христом и договором с Авраамом оказывает пагубное воздействие на новозаветное христианство. В то время как Иисус и апостолы ревностно проповедовали Евангелие Царства, которое является стержнем договорных гарантий, данных Израилю, и теперь распространяется на всех верующих, традиционное христианство оспорило этот основной библейский тезис. Оно подменило этот тезис учением о «небесах», которое делает невозможным или бессмысленным исполнение обещания о земле, подтвержденного Иисусом (Мат. 5:5; Отк. 5:10). Наши праотцы не на небесах и никогда не предполагали, что попадут туда. Они, как и новозаветные христиане, ожидали войти в землю обетованную, Царство Божье, унаследовать ее после своего воскресения из мертвых.

Это возвращение в обновленную землю Ханаана будет означать восстановление Божьего правления на земле, устранение последствий катастрофы, постигшей человечество в самом начале. Ради «предлежавшей Ему радости» Мессия принял смерть от рук неверующих из собственного народа (Евр. 12:2). Ради этого наследия, включающего право господствовать в Царстве, первые христиане переносили страдания, которые были частью их подготовки к принятию царской власти. С радостью приняв Весть о Царстве, они стремились «поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу» (I Фес. 2:12).

Тропа к славе была тернистой. «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22), то есть добиться права на царствование с Иисусом в грядущем правительстве.

Энтони Баззард,

«Царство небесное на земле. Забытое христианство еврея Иисуса».

Добавить комментарий