Проповедник не пророк, но в церквях надо больше говорить к сердцам людей.

пропВ церквях ЕХБ недостаточно внимания уделяется эмоциональным потребностям человека.

Кайдалов Е. В.,

Является ли проповедник пророком – этот вопрос вызывает достаточно энергичные споры. Джон Стотт практически начинает свою известную книгу «Портрет проповедника» заявлением, что проповедник – это не пророк. Того же мнения придерживается Мак Артур. Однако, Джон Стотт, далее, в своей книге «Портрет проповедника» говорит, что проповедник не должен составлять свою проповедь своей собственной изобретательностью. Мы можем под этим подразумевать не просто фантазию проповедника, но и его интеллектуализм, и даже библейские познания. Итак, проповедь должна быть вдохновлена Богом, и лишь тогда она будет иметь ценность. Для того, чтобы дать определение Божьего воздействия на проповедника подготавливающегося к проповеди, Мак-Артур использует понятие «просвещение». Он указывает, что просвещение отличается от откровения или вдохновения в том, что не сообщает никакой новой божественной истины, а помогает понять истину Бога, полно и окончательно изложенную в Писании.

Не опровергая сказанного, заметим, что «просвещение» так же как «откровение» и «вдохновение» являются лишь техническими терминами, и можно думать, что разграничение значений этих библейских слов-синонимов есть продукт современного богословия. Нам понятно, что библейские знания и умение говорить еще не делают человека проповедником, что проповедь, подготовленная со знанием гомилетики, но без личного переживания встречи с Богом будет бесплодной. Также, вспомним, что задачей древних пророков было не предсказание, а именно проповедь.

И в Писании, в Первохристианской Церкви, мы видим дар пророчества и служение пророка – Рим 12:6, 1Кор 12:10, 28, 14:3, 23-40, Еф 4:11. Исходя из сказанного о пророческом служении в 1Кор. — пророчеством была вдохновенная проповедь, первоисточником которой являлся непосредственно Святой Дух. Пророчествующий «говорит людям в назидание, увещание и утешение» (1Кор 14:3), То есть, пророк – это человек, через которого Бог говорит к сердцам слушателей. Неверующий, присутствующий на богослужении, которое проводят вдохновенные служители «всеми обличается, всеми судится… тайны сердца его обнаруживаются» (1Кор 14:24-25). Вдохновенная проповедь – это проповедь, приводящая неверующих к покаянию. Аналогичного взгляда на пророческое служение проповедника придерживается баптистский проповедник Дэвид М. Браун. «Господь и сегодня призывает пророков. Это проповедники на наших кафедрах, включая меня и вас». Он оговаривается, делая сноску, что его определение «пророк» для него – не получатель нового и прямого откровения от Бога, а глашатай Его слова.

Уильям Перкинс, один из первых пуританских проповедников-толкователей, написал учебник для проповедников, называвшийся «Искусство пророчества». Что же мешает многим, в особенности кальвинистским, богословам признать за проповедниками служение пророчества? Понимание богодухновенности и авторитета Библии требует ее исключительности. Канон не может быть открытым – если к Писанию можно добавлять новые откровения, то кто сейчас сможет решить, какое из откровений действительно достойно быть добавленным к книгам Библии?

Поэтому, если некий человек сегодня назовет себя пророком, у нас, прежде всего, возникнет вопрос: «в каком отношении к Священному Писанию находятся его пророчества: это дополнительное, новое откровение или нет, равен ли авторитет этих пророчеств авторитету Писания? Или, быть может, это некоторое необычное истолкование Писания, которое не соответствует нормам историко-грамматического толкования, и ему придается особый авторитет?» Исторически, мы знаем, что проповедники, претендовавшие на особое водительство Святого Духа и настаивавшие на авторитете собственных проповедей, вместе с тем занижали авторитет Писания – это происходило, например, с так называемыми «пророками Цвиккау»

Итак, это существенное ограничение понятию «пророк» в современной церкви. Мы можем говорить о вдохновенной проповеди или о просвещении, помня при этом, что проповедь должна проверяться на соответствие Писанию, а точнее, даже – она должна проистекать из текста Писания и изъяснять его. Проповедь не может быть дополнительным к Писанию откровением, и проповедник не может ставить авторитет своих слов, своего понимания Писания так, чтобы последним его доводом было: «так мне открыто Господом».

В то же время, современная церковь страдает другим недугом: проповедники недостаточно верят в то, что говорят. Они часто чувствуют себя лишь преподавателями Библии, их слова звучат неубедительно, им недостает пламенности и убежденности, потому что они не ощущают себя посланцами Господа, призванными говорить от Его имени. К проповедникам в наших церквях подходят после проповеди, чтобы указать им на то, что что-то в проповеди не соответствует тексту Библии. Но вместе с тем, члены церкви оказываются обделенными, когда не ожидают от проповеди большего, чем просто речи на библейскую тему, когда не ожидают встречи в проповеди с Самим Господом, способным сегодня проговорить к внимательным сердцам.

Проповедник должен быть в церкви определенным духовным лидером, должен вести душепопечительскую работу, и обладать таким авторитетом в общине, чтобы быть способным восполнять духовные, а не только интеллектуальные потребности членов церкви и приближенных, наставлять по семейным и прочим практическим вопросам. Этот авторитет не должен основываться на занимаемом положении, не должен основываться на человеческих симпатиях, а должен базироваться на понимании, что Бог дает дары в церкви, среди которых есть дар – разъяснять и проповедовать церкви Слово Божие. Подготовка к проповеди и произнесение ее – это чудо богообщения, проповедник должен очищать и настраивать свой разум, чтобы понять, что же Бог хочет сказать современной церкви через Писание.

Еще: отток членов церквей ЕХБ в харизматические церкви показывает, что в наших церквях недостаточно внимания уделяется эмоциональным потребностям человека. Необходимо говорить к сердцам людей. Не играть на чувствах, но помнить, что послание Господа, Евангелие не все заключено в интеллектуальной сфере, а также и в эмоциональной. В церквях ЕХБ наиболее распространенное чувство, которое вызывают проповедники – это скорбь. Многие пожилые члены церкви привыкли плакать во время молитвы и проповеди. Но Евангелие – это радостная весть, и проповедник – пророк, говорящий к сердцу, должен уметь и ободрить, и утешить и обрадовать своей проповедью.

Кайдалов Е. В.,

«Роль проповедника в современной церкви».

Добавить комментарий