Россия никогда не пойдет на сближение с Западом ценой принципиальных уступок.

западЛеонид Радзиховский, политолог.

Говоря о выступлении Путина (Послание президента Федеральному Собранию), большинство журналистов обратили внимание не только на то, что там сказано, но и на то, о чем не сказано.

В первую очередь, конечно, громкое молчание об Украине. Видимо, Путин демонстрирует, что эта тема сейчас совсем не приоритетна и никакими словами не хочет ограничивать свободу своих дальнейших действий в украинском вопросе. Молчание «tabula rasa» символически показывает, что тут есть разные возможности.

«В конце 2015 г.», как записано в Минских соглашениях, истекает срок их выполнения. Но сами эти соглашения составлены так, что любая сторона вправе объявлять об их невыполнении другой стороной.

Так, согласно пунктам 9 и 10 Украина должна восстановить полный свой контроль над всей российско-украинской границей (понятно, по свою сторону этой границы), а все «иностранные вооруженные формирования, техника, а также наемники» должны быть выведены «с территории Украины» (которой, согласно тем же соглашениям, являются «отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины», т.е. как раз ДНР и ЛНР) под наблюдением ОБСЕ. Должно быть проведено «разоружение всех незаконных групп». Но все это, согласно пункту 11, должно быть сделано только после всеобъемлющей политической и конституционной реформы на Украине, которая существенно расширит права этих самых «отдельных районов», а главное — сама реформа должна проводиться «по согласованию» с ними.

Понятно, что руководство ДНР-ЛНР не горит желанием «согласовывать» меры по ликвидации своих республик, а Порошенко, сделавший борьбу с ними своим главным козырем (и отмазкой по всем другим вопросам — например, «ответом» на раздраженные вопросы украинского общества, почему не идут давно обещанные реформы), не собирается идти им на встречу. Обоюдовыгодное противостояние.

В такой ситуации знаменитые Соглашения (которые уже очевидно не будут выполнены в срок — т.е. до 31 декабря) становятся сказкой про белого бычка… Понятно, что у Москвы есть «возможности повлиять» на позицию ДНР-ЛНР. Но вот будут ли это делать и как именно? Возможно, молчание Путина показывает, что этот вопрос — открыт.

Цена проблемы для России — отмена (смягчение) западных санкций. Они введены в связи с ситуацией в Донбассе и едва ли без выполнения Минского соглашения могут быть отменены. Конечно, отмена санкций для российской экономики — вовсе не панацея. Наши проблемы в очень малой мере определяются собственно санкциями, куда важней — падение цен на нефть, еще важней — нерешенные стратегические проблемы, такие как сырьевая зависимость, плохой бизнес-климат, «ловушка среднего дохода» (труд в России дороже, чем в развивающихся странах, а производительность — ниже, чем в развитых странах) и т.д. Но все это — темы (о каждой из них так или иначе сказано в данном Послании Путина, как говорилось и во всех предыдущих) долгие, по которым нет и не может быть быстрых решений. Между тем в ситуации столь напряженного бюджета, когда приходится урезать почти на всем, даже такая, далеко не самая важная вещь, как отмена санкций, возобновление экономических отношений с ЕС на уровне до 2014 г. — уже дала бы заметный и скорый эффект.

Но понятно, что руководство России никогда не пойдет ни на какое сближение с Западом ценой уступок в том, что считает принципиально важными, знаковыми позициями.

В своем Послании Путин предложил (как известно, уже не в первый раз) Западу другое поле для сотрудничества — Сирию, войну против ИГИЛ, «единый антитеррористический фронт», «антигитлеровскую коалицию» XXI века. Понятно, что и в таком контексте проблема Украины, иные противоречия автоматически не исчезнут, но решать бы их было куда проще — при взаимном доверии.

Какие-то шаги, «протокол о намерениях» по коалиции были сделаны (визит Олланда в Москву). Но, конечно, после того, как Турция сбила Су — ситуация резко обострилась.

Беспрецедентно жесткие высказывания Путина о предательстве, «правящей клике в Турции», которую «Аллах лишил разума», ясно показывают, что о восстановлении отношений речи быть не может — как минимум до тех пор, пока Турция не принесет полноценные извинения. Президент и премьер Турции несколько раз повторили — никаких извинений не будет, им каяться не в чем, а Турцию «на колени не поставить». Таким образом, дальнейшая эскалация (как минимум риторики) сейчас неизбежна. Конечно, военные столкновения нереальны. Но Путин дал понять, что возможны не только экономические меры, а и какие-то иные («помидорами не отделаетесь»). Гадают о возможной поддержке курдов (а турки объявили о «территориальной целостности Украины включая Крым»). В общем — поле для борьбы есть… С другой стороны, РФ и Турция слишком тесно связаны, взаимное разрушение экономик никому не нужно, так что какая-то стабилизация будет, но когда?

Турция — член НАТО. Страны НАТО вынуждены ее хотя бы пассивно поддерживать, а коалиция с Россией в Сирии, в обход Турции — для них шаг очень сложный. Тем более, что Турция — один из ключевых региональных игроков и один из главных участников войны в Сирии в составе имеющейся «рыхлой коалиции» во главе с США. Да, «странная война» этой коалиции на редкость неэффективна — но политически она для США необходима. Наконец, и Саудовская Аравия «больше Турция чем Турция» — в том смысле, что еще более непримирима по отношению к режиму Асада.

Вместе с тем США, Англия, а особенно Франция, заявляют о важности «продуктивного сотрудничества» с Россией в Сирии. Надеются они и на скорое «замирение» РФ и Турции.

Вот такая вполне неопределенная ситуация — типичная для современного Мира.

Леонид Радзиховский.

Послание миру.

«Российская газета» — Федеральный выпуск №6848 (277), 07.12.2015.

Добавить комментарий