Стратегия России – не реванш «жесткой силы», а создание открытой интеграционной платформы.

стратегиАссамблея Совета по внешней и оборонной политике: Контуры неспокойного будущего.

Эксперты Совета по внешней и оборонной политике — о том, что ждет Россию.

В Москве 28 ноября прошла XXIII ассамблея Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), участие в которой приняли ведущие эксперты в области международных отношений, геополитики и экономики. Они обсудили положение России на мировой арене в свете стремительно меняющихся событий, оценили объявленный «разворот на восток» и предложили свои сценарии будущего страны.

Выслушав их прогнозы и умозаключения, «Лента.ру» попыталась представить, как будет выглядеть политическая карта мира через несколько лет.

Активное обсуждение происходящего в сфере международных отношений началось одновременно со сбором гостей и участников ассамблеи. Фразы, содержащие слова «Турция», «турки», «турецкий», неслись из каждого угла фойе, где политологи и экономисты за чашкой кофе ждали объявления о начале форума. При этом почти в каждом голосе сквозила тревога.

«Смена ориентиров — с Запада на Восток?» — такой вопрос был вынесен в заглавие программы ассамблеи. По словам организаторов, изначально предполагалось, что речь будет идти в основном о российско-китайском сближении и соглашениях, подписанных в мае во время визита в Москву председателя КНР Си Цзиньпина. Но жизнь внесла коррективы в этот план: из-за начала операции ВКС РФ в Сирии и конфликта с Турцией из-за сбитого Су-24 анализу отношений Москвы и Пекина решено было посвятить вторую часть ассамблеи, а первую — глобальным вопросам, связанным с изменениями мира и места России в нем.

Реванш «жесткой силы».

«К сожалению, слово “оборонной” в нашем названии, которое еще пару лет назад казалось совершенным анахронизмом, сейчас вновь более чем востребовано», — сказал председатель президиума СВОП Федор Лукьянов, открывая заседание ассамблеи.

Эксперты в один голос констатировали значительное ослабление концепции «мягкой силы», согласно которой государства проецируют свое влияние с помощью ненасильственных методов, предпочитая культурную, экономическую и ценностную экспансию шуму танковых гусениц и реву моторов реактивных истребителей. Россия считается мастером «жесткого подхода», поэтому в новой геополитической реальности чувствует себя уверенно. Более того, возвращение в большую политику силового фактора позволяет России «прыгать выше головы» — ставить перед собой сверхамбициозные цели и играть одну из ведущих ролей на мировой арене, не имея для этого достаточной экономической базы.

Но такое положение вещей не может сохраняться бесконечно. Не побоявшись вступиться за свои интересы на Украине, Россия остановила распространение влияния Запада на восток. Но для того, чтобы Москва могла оставаться одним из ведущих акторов на мировой арене, ей необходимо провести ряд болезненных реформ и выработать выверенную геополитическую стратегию. Эксперты считают, что целесообразно взять на вооружение старую советскую максиму: любой ценой избегать вооруженного столкновения с Западом.

Российский перекресток и английское право.

Российская экономика не готова к длительному противостоянию, не готова к ней и нынешняя национальная элита. Поэтому продолжение конфронтационного курса без реформ приведет к поражению. Чтобы стать полноценным влиятельным игроком на мировой арене, Россия должна создать собственную интеграционную платформу, способную конкурировать с теми, что предлагают миру Евросоюз и США.

Проект по созданию такой платформы в советские годы провалился: когда Москва утратила власть над странами бывшего СССР, они поспешили отказаться от наследия коммунизма, назвав его чуждым и враждебным. В качестве положительного примера можно рассматривать опыт Соединенного Королевства: освободившись от британского владычества, Индия сохранила структуру власти и систему британских судов. Получив политическую независимость, эта страна осталась в рамках британской системы.

При этом курс на изоляцию, даже в рамках своей платформы, также будет ошибочным. Россия может использовать имеющиеся и планируемые интеграционные проекты — Транстихоокеанское партнерство США и китайский Экономический пояс Шелкового пути — тогда, когда ей это будет выгодно.

Еще один приоритет — создание жизнеспособной экономики, позволяющей обеспечить реализацию суверенного политического курса. Для этого необходимы экстраординарные правовые условия для привлечения инвестиций — предлагается, например, по примеру Казахстана создавать особые экономические зоны, внутри которых действует привычное и удобное для предпринимателей всего мира английское право. Даже если власти сочтут нужным претворить в жизнь анонсированные председателем Конституционного суда Зорькиным меры «военной суровости», эксперты полагают, что «без свободы не обойтись». Иначе говоря, создание судебной системы, независимой от исполнительной власти, — это один из ключевых элементов успешного реформирования России.

Алексей Наумов.

svop.ru


Подписаться на RSS

One Response

  1. «Россия считается мастером «жесткого подхода», поэтому в новой геополитической реальности чувствует себя уверенно.»
    …………………………………………………………………………………………………………
    Но это не мешает России создавать свою открытую интеграционную экономику.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*