Вопросы веры и религии на президентских гонках США.

верКандидаты в президенты расходятся с религиозными объединениями в вопросах о беженцах, об абортах и однополых браках.

Оксана Коткина

Из 10 наиболее популярных кандидатов от республиканцев на предстоящих президентских выборах в США три католика: сенатор от Флориды Марко Рубио, бывший губернатор Флориды Джеб Буш  и губернатор Нью-Джерси Крис Кристи. Один из лидеров президентской гонки нейрохирург Бен Карсон принадлежит к Церкви адвентистов седьмого дня. Сенатор от штата Техас Тед Круз – баптист, как и бывший губернатор штата Арканзас Майк Хакаби. Пресвитерианство, заявленное в качестве вероисповедания еще одним лидером гонки Дональдом Трампом, делит с ним сенатор от штата Кентукки Пол Рэнд. Карли Фиорина характеризует себя как непрактикующую методистку, то есть фактически отказывается от религиозной аффилиации.  Губернатор Огайо Джон Кейсик — член консервативной Англиканской церкви Северной Америки (ACNA).

У демократов все намного проще: большинство избирателей этой партии готовы отдать свои голоса за методистку Хиллари Клинтон, около трети – за сенатора от Вермонта, «гордящегося своей религией», но непрактикующего иудея Сандерса и меньше всего – за губернатора Мериленда католика Мартина О’Мэлли.

Пока кандидаты рассматривают три основные связанные с религией темы. Наиболее острой из них стала проблема религиозной свободы, вытекающая из полемики по поводу приема в США беженцев из Сирии. Все три кандидата от Демократической партии высказались за продолжение приема сирийских переселенцев.

Мнения же кандидатов от Республиканской партии разделились. Джеб Буш и Тед Круз предложили открыть двери в страну для беженцев-христиан, но не мусульман. Журналисты Washington Post отмечают, что кандидаты не уточнили, как именно они себе представляют механизм религиозной идентификации человека, въезжающего в страну. «Будет ли Круз принимать свидетельства о крещении или рекомендательные записки от священников? Или он хочет услышать, как беженцы молятся?» – иронизирует издание. Видимо, отсюда возникла дискуссия о введении религиозных тестов для беженцев, конец которой положил Барак Обама на саммите G20.

Остальные кандидаты от Республиканской партии высказались вообще против дальнейшего приема беженцев. Наиболее мягкую позицию по данной проблеме заняли Марко Рубио и Карли Фиорина, сославшиеся на невозможность должного досмотра беженцев на въезде в США. Наоборот, наиболее остро по проблеме приема беженцев из Сирии высказались Дональд Трамп, пригрозивший в случае его избрания на пост президента выслать из страны всех беженцев, въехавших при администрации Обамы, и Бен Карсон. Карсон прокомментировал ситуацию в неожиданно резкой для него манере. «Если бы бешеная собака бегала вокруг вашего дома, вы вряд ли предположили бы наличие у нее добрых намерений», – цитирует Карсона Reuters. После осуждения слов Карсона пресс-секретарем Совета по американо-исламским отношениям Ибрагимом Хупером последовала реакция со стороны советников Карсона. Один из них, Дуэйн Кларидж, сослался на уже ставшую общим местом неосведомленность Карсона о событиях на Ближнем Востоке.

Позиция Католической церкви по поводу приема беженцев широко известна. Ее дальнейшее уточнение в США состоялось в ходе ноябрьской Конференции католических епископов США, которая одобрила внесение поправок в документ «Формирование сознательности верующего гражданина» – руководство к действию для американских католиков во время президентских выборов 2016 года. Официальным поводом к внесению изменений стало стремление к сближению позиции Конференции с учением папы Франциска. В этом свете позиция как Буша, так и Кристи выглядит неаргументированной, в то время как Рубио может быть заподозрен в уклонении от генеральной линии Ватикана.

Последний документ Южной баптистской конвенции – крупнейшей протестантской организации США, к которой принадлежат Круз и Хакаби, относится к 2011 году. Тогда американские баптисты призывали «с состраданием и справедливостью относиться к временно пребывающим в нашей стране», поэтому баптисты Круз и Хакаби по вопросу о религиозной свободе беженцев заняли позицию, противоречащую решениям их конгрегации.

Наиболее же интересная полемика разворачивается вокруг Карсона и Трампа. Ранее осенью с.г. оба кандидата пытались привлечь на свою сторону голоса американских евангеликов, требования веры которых отличаются строгостью. По оценкам Pew Research Center, евангелики составляют от 21 до 26% американцев, тогда как так называемые мейнстрим-протестанты – 18%.

Трамп открыл дискуссию, попытавшись дискредитировать Церковь адвентистов седьмого дня Карсона, которая ближе к евангеликам, чем Пресвитерианская церковь США, к которой «приписался» Трамп. «Я пресвитерианец. Это умеренная Церковь, ребята, реально. Что касается адвентистов – я не знаю», – сказал тогда Трамп.

Учитывая, что и адвентисты, и пресвитерианцы выступают за прием беженцев, позиция Карсона кажется менее уязвимой. Он в отличие от Трампа никогда публично не уверял в своей глубокой преданности Церкви, поэтому вряд ли его можно обвинить в непоследовательности. Трампу же, публично расписавшемуся в принадлежности к Пресвитерианской церкви США, член ее Генеральной ассамблеи в начале октября даже направил письмо, напоминающее о позиции Пресвитерианской церкви по отношению к беженцам.

Вторым по значимости религиозным вопросом президентской кампании стал разразившийся летом скандал вокруг Американской ассоциации планирования семьи. Тогда в Интернете появились видеоматериалы, якобы доказывающие, что врачи ассоциации продавали биохимическим компаниям и исследовательским центрам органы и ткани абортированных эмбрионов. Руководство организации выступило с заявлением, что эмбрионы были пожертвованы на медицинские исследования по желанию родителей.

Практически все кандидаты от Республиканской партии высказались против действий ассоциации. Ясно, что ни одна Церковь не поддерживает право на аборты на поздних сроках, поэтому позиция кандидатов от Республиканской партии по этому вопросу выглядит гораздо более последовательной, чем в случае с проблемой религиозной свободы беженцев. Кандидаты от Демократической партии вообще уделяли гораздо меньше внимания этому скандалу. Хиллари Клинтон в одном из интервью даже сказала, что происходившее на республиканских дебатах нельзя определить иначе, чем «атаку на ассоциацию». В этом ее поддержали Сандерс и О’Мэлли. В данном случае уже кандидаты от Демократической партии практически единым фронтом выступили против официальной позиции своих деноминаций. В частности, Объединенная методистская церковь США признает за женщиной право на аборт, однако выступает против абортов на поздних сроках, исключая те случаи, когда рождение ребенка угрожает жизни матери.

Еще одним важным вопросом, связанным с религиозной проблематикой, стали права ЛГБТ-сообщества в связи с июньским решением Верховного суда США о признании однополых браков. Все кандидаты от Демократической партии высказались в поддержку решения судей. В случае с кандидатами от Республиканской партии дело обстояло с точностью до наоборот. Против позиции своих Церквей в данном случае пошли Дональд Трамп, Пол Рэнд, Хиллари Клинтон и Мартин О’Мэлли. Пресвитерианская церковь США, к которой принадлежат Трамп и Рэнд, не выступает против однополых браков, а вот методисты и католики выступают. Учитывая, что в новой редакции документа «Формирование сознательности верующего гражданина» католические епископы США вновь определили брак как «нерасторжимый союз мужчины и женщины», наиболее уязвимой в данном случае выглядит позиция Мартина О’Мэлли. Позиция Клинтон кажется более взвешенной, так как, хотя официально Объединенная методистская церковь США не признает однополые браки, мнения ее членов относительно этого вопроса разделились почти поровну. Что касается Трампа и Рэнда, то в Республиканской партии поддержкой традиционных ценностей свой имидж не испортишь.

Выходит, что роль религиозного фактора в американской политике снижается. Согласно анкетированию, проведенному Barna Group в мае с.г., наиболее значимыми для избирателей в 2016 году станут позиции кандидатов по вопросам экономики (76% избирателей назвали эту область в качестве маркера пригодности кандидата на пост президента), внешней политики (75%) и здравоохранения (65%). В то же время проблемы иммиграционного законодательства (46%), владения оружием (43%), окружающей среды (37%), абортов (30%) и религиозных свобод (28%) не являются столь значимыми.

Тем не менее проблемы иммиграционного законодательства косвенно относятся к внешнеполитическому курсу страны, и именно по этому вопросу кандидаты будут склонны пренебрегать позицией своей Церкви. Именно эта проблема вызвала наибольшие противоречия среди кандидатов от Республиканской партии. Проблемы абортов и однополых браков не вызывают такого напряжения между церковными организациями и кандидатами-республиканцами потому, что в данном аспекте ожидания избирателей во многом совпадают с позицией религиозных структур. Для Демпартии ни одна из этих проблем не является определяющей, так как, согласно опросу Barna Group, эти темы не входят в число ключевых для демократов, как и, собственно, сам вопрос религиозной свободы.

Оксана Коткина.

«Супермаркет вер» на выборах в США.

«Независимая газета», Религия, 2.12.2015.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*