Христианская молодежь в отличие от других сверстников готова брать на себя ответственность за мир.

молодТы последовал мне в учении, житии… вере… гонениях, страданиях… (2 Тим. 3, 10—11)

Беседа с молодыми людьми, воспитанными в христианских семьях

Быстро пролетело беззаботное детство со всеми своими забавными случаями, наивными радостями, беспечными играми. Да мы особо и не сожалеем об этом, — юность распахнула перед нами свои царские врата, и мы охотно и увлеченно вступили в самую прекрасную пору человеческой жизни. Здоровье, сила, жизнерадостность, смышленость, эмоциональность, общительность, — вот чем одарила нас весна жизни! Но не только этим. Все свои преимущества молодость уравновешивает ответственностью. Каждый последующий год жизни ставит перед нами серьезнейшие вопросы, от решения которых зависит наша судьба не только в земной жизни, но и в вечности.

К сожалению, многие не хотят расстаться с печальным наследием детства — легкомыслием, но жизнь своей уздой все же захватывает нас как игривых жеребят и вплотную подводит к этим вопросам, и мы начинаем размышлять…

Вопросы, которые ставит перед нами жизнь, можно подразделить на срочные и важные. Определение в профессии, которая соответствовала бы христианским убеждениям, дальнейшая учеба, последующее трудоустройство, местожительство и многие другие вопросы мы отнесем к разряду срочных, требующих безотлагательных решений. Много забот и переживаний испытываем мы, решая эти задачи. Успех здесь в немалой степени зависит от того, как прилежны мы были в учебе, как научились в родительском доме трудолюбию. Важные вопросы — это духовные вопросы. Здесь-то мы обычно не чувствуем себя робко, так как ко многому привыкли с детства. Церковь, богослужения, проповеди, молитвы, пение, молодежные общения, благовестие, — все так обыкновенно для нас, что мы и не мыслим вносить какие-либо изменения в свою жизнь, и это неплохо. К 15—16 годам нам уже хорошо известно содержание Библии, многие тексты ее мы знаем наизусть, на память поем многие христианские гимны.

Вот наступили 17—18 долгожданных лет! Мы переживаем о том, чтобы наша жизнь как-то соответствовала христианскому образцу. Отклонения от богоугодной жизни печалят нас. Мы молимся, прилагаем усилия к исправлению и, в конце концов, изъявляем желание стать членом церкви. Здесь я хочу остановить наш беглый жизненный обзор.

Друзья, мы подошли к первому, я бы сказал, центральному вопросу человеческой жизни, которым глубоко озабочен должен быть каждый прежде, чем объявить в церкви о своем решении принять водное крещение — РОЖДЕН ЛИ Я СВЫШЕ? Стало ли мое сердце обителью Духа Святого?

Предвижу недоуменные возгласы: «Я же покаялся!» О друзья, далеко не все покаяния производят глубинные изменения в душе. Часто бывает так, что наши переживания охватывают лишь внешние стороны жизни: поведение, поступки, слова, внешний вид. Мы можем сокрушаться о своих неудачах в этом смысле. Но приходили ли мы когда-нибудь к глубокому сокрушению и ясному сознанию того, что мы — погибшие грешники и крайне негодные люди? Ужасались ли мы этой страшной действительностью?

Воспитание в христианской семье с одной стороны — преимущество. Мы растем, заботливо оберегаемые от худых сообществ. Нас вовремя предупреждают о грозящих опасностях. Молитвами и наставлениями родители стараются привить нам добрые нравы. Но с другой стороны воспитание в христианской семье часто создает в нас ложное впечатление о нашей примерной жизни, которое держит нас вблизи от кафедры, но вдалеке от Христа, вдалеке от спасения.

Милые друзья! Мы должны глубоко убедиться в том, что мы ничем не лучше последнего грешника, что по своим греховным наклонностям мы абсолютно одинаковы, и, будь мы в его условиях жизни и воспитания, были бы мы лучше? С абсолютной уверенностью говорю: нет! И в подтверждение привожу драгоценное Слово Божье: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иер. 17, 9). «Все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3, 12). Знакомые слова? Но взгляни по-новому на них, дорогой друг, еще не испытавший горечи своей погибели! Взывай к Господу, чтобы Он открыл тебе эту важнейшую истину! Только тогда ты по-настоящему оценишь спасение, оценишь благодать Божью, возлюбишь Христа. Только тогда Дух Святой войдет в твое сокрушенное сердце и обитель в нем сотворит (Ис. 57, 15; Иоан. 14, 23).

В наши дни мало кто откровенным образом уходит в мир, отрицая Евангелие, отвергая истину Божью. Наоборот, в молитвенных домах обычно многолюдно, каждый пытается найти место под крышей какой-нибудь церкви. Но приближается время, когда мужи Божьи, окруженные множеством христиан, с большой осторожностью будут произносить слово: «возрожденный», «возрожденная». Сегодня номинальное, лаодикийское христианство мутным потоком захлестывает мир.

РОЖДЕН ЛИ Я СВЫШЕ? Со всей серьезностью, молитвенно нужно поразмыслить об этом каждому, желающему приобщиться к церкви. И пусть ответом будет не ваше умозаключение, а свидетельство Духа Святого, потому что именно Он открывает духу нашему, что мы дети Божьи (Рим. 8, 16). Вы должны прийти к полной ясности в этом вопросе — Господь даст вам ее, только серьезно ищите этого.

Я не хочу посеять сомнение в возрожденных душах и толкнуть их на поиски «второго переживания». Кто пережил Божью милость усыновления, — смелее следуйте за Христом! Однако мы не должны бояться этих рассуждений. Мы должны достигать ясности в каждом вопросе, потому что невыясненный вопрос — лучший рассадник сомнений. И разумно ли «прятать голову в песок», как страус, надеясь таким образом избежать беды? Такая позиция — это воздушный замок безопасности. Наше благополучие не в старательном «недумании» над тревожной мыслью, а в победе над ней ясной уверенностью, дарованной нам Духом Святым.

Многие дети верующих родителей с трепетом ожидают решения церкви, как она рассудит: допустить их к крещению или нет. Безусловно, церковь скажет свое истинное слово, но самыми строгими судьями для себя должны быть, во-первых, мы сами. К сожалению, многие не имеют этой духовной способности (она приходит с возрождением!), и не об этом ли с сожалением говорит Священное Писание: «Если бы мы судили сами себя…» (1 Кор. 11, 31). Мы сами должны прийти к Господу с сердечной просьбой: «Господи, открой мне мое состояние: есть ли во мне жизнь? Если нет, укажи, что препятствует возрождению? Приведи меня по милости Твоей к подлинному покаянию».

Итак, юные друзья, желаю вам беспокойства, если вы еще никогда серьезно не останавливались на этом важном вопросе. Желаю вам печали ради Бога (2 Кор. 7, 10), желаю вам неустанного поиска: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Матф. 7, 7—8). Не сравнивайте себя с кем-то, успокаиваясь тем, что вы не хуже других. Ищите определения Божьего, ищите до слез! Ищите до тех пор, пока Дух Святой не войдет в ваше томящееся сердце и не разольет в вашей плачущей душе покой спасения благоухающим небесным миром!

Ликующая радость здоровым пульсом забьется в вас, и вы вместе с хором всех искупленных воскликнете: «…Он приклонился ко мне и услышал вопль мой; извлек меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои, и утвердил стопы мои; и вложил в уста мои новую песнь — хвалу Богу нашему» (Пс. 39, 2—4).

С молитвой и переживанием оставляю вас наедине, надеясь, что вы дополните число истинных чад Божьих.

Желаю продолжить разговор с теми братьями и сестрами, которые пережили чудо возрождения, и осознанно, серьезно идут к следующему шагу — водному крещению.

Конечно, многое-многое нам предстоит еще понять, осмыслить, чтобы больше ценить то, что мы имеем во Христе. Возможно, придется пройти через многие трудности и огорчения, чтобы научиться дорожить Божьим присутствием в каждом дне жизни. И все же первый шаг мы сделали в следовании за Господом — в покаянии пришли к Нему, понимая, что без Христа наша жизнь невозможна. Он стал для нас драгоценностью! (1 Петр. 2, 7).

Второй важный вопрос нашей беседы таков: СОЧЕТАЕТСЯ ЛИ МОЕ СТРЕМЛЕНИЕ ПРИОБЩИТЬСЯ К ЦЕРКВИ С УСТОЙЧИВЫМ ЖЕЛАНИЕМ ДОПОЛНИТЬ ЧИСЛО ТРУЖЕНИКОВ?

Сразу отмечу, что речь идет не о самодеятельности, которая часто присуща новообращенным, чем и доставляют они много хлопот церкви. Речь даже не о каком-либо конкретном деле служения, — это тема будущего. Речь — о нашем представлении христианского образа жизни.

Библейский образ христианина — как он искажен современным христианством! С кого нам брать пример? — Это важный вопрос. Враг душ человеческих не отговаривает нас принимать крещение, а рисует перед нами перспективу уютной «христианской» жизни без жертвы, без отдачи, без самоотвержения, без креста и приводит в пример других христиан. К сожалению, этих примеров немало. Друзья мои, представляете ли вы свое будущее в самозабвенном служении Господу? Сознаете ли, что этот вопрос должен быть приоритетным в нашей жизни и должен определять все остальные вопросы? Ведь может случиться так, что церковь, служение станут для нас чем-то побочным, второстепенным, так сказать «сопутствующим явлением», и тогда жалкой будет наша жизнь.

Лаодикийское христианство — это не то христианство, которое сидит, демонстративно сложа руки. Нет, там тоже что-то совершается. Но все, что там делается, делается для самоугождения, самоудовлетворения, чтобы наконец сказать: «Я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды» (Откр. 3, 17). Все жертвы и дела вносятся ими в сокровищницу по принципу «от избытка» (Марк. 12, 44). Но эти богатые вклады лишь печалят взор Учителя. Всего две лепты обрадовали Господа, потому что — это было все! Все пропитание бедной вдовы. Все отдать Господу! — редкие люди испытали блаженство такой жизни.

Лаодикийскому христианству чужд образ мысли милосердного самарянина, чужд его принцип жизни — издержать себя ради спасения ближнего. В таком христианстве царит равнодушие к гибнущему миру, хотя и есть увлеченность религиозной деятельностью. И если даже что предпринимается в деле благовестия, то не потому что появилась подлинная скорбь о гибнущих душах. Скорее делается это для того, чтобы самоуспокоиться, чтобы к самому себе не иметь претензий. Лаодикийское служение не приводит души ко спасению. В нем много благотворительности, много искаженного сочувствия (в материальных бедах, в превратностях жизни и где-то потом — в гибели души). Церковь же призвана к служению спасения, в ней мы должны найти свое место, чтобы исполнить то, что предназначил нам Господь (Еф. 2, 10).

Сегодня можно слышать много добрых наставлений о христианском благочестии. Научиться правильным взаимоотношениям с родителями, старшими, младшими, сверстниками и т. д. — это большая необходимость, но если при этом не быть посвященным Богу, если всем сердцем не желать исполнить волю Его, то это благочестие пустое, бездейственное.

«К совершению святых, на дело служения…», — читаем мы в Священном Писании (Еф. 4, 12). Другой перевод: «Для усовершенствования святых ради последующего их служения». Эти две истины неразрывны. Мы не витринные манекены, чтобы нами любовались. Такая бездейственность разве поможет тем, кто утопает во грехах? Их зов о помощи звучит так: «Приди… и помоги нам» (Д. Ап. 16, 9). Не должно ли нам спешить спасать гибнущих? Библейское благочестие — это практическое благочестие. Только тогда мы и духовно будем расти, когда станем переживать о своем участии в деле Божьем и почитать за счастье и большую милость Господню поучаствовать в труде Церкви Христовой.

Думаю, вы тоже заметили такое печальное явление в народе Божьем: как только молодые люди вступают в брак, их ревность в труде, переживание о деле Господнем рассеиваются, как утренний туман, и, как роса, скоро исчезают (Ос. 6, 4), их пылкость и высокие порывы вянут, как пустынная былинка в знойный полдень. Особенно прискорбно, что это явление иногда переходит в закономерность, и все начинают так понимать: ревнуй, пока молодой.

Почему так происходит? Вот одна из причин: активность в служении являлась способом самовыражения — быть заметным, авторитетным, значимым. То есть подлинные мотивы ревности в труде были вовсе не любовь к Богу и церкви («любовь… не ищет своего» — 1 Кор. 13, 5). Такое временное усердие опасно. Поступающие так нуждаются в глубоких духовных переменах, в покаянии.

Другая причина может быть такой: на плечи молодых людей после брака обрушивается множество забот, и они не в состоянии возвыситься над ними живым упованием на Бога, открыв свое сердце более высоким переживаниям о церкви, о спасении грешников. Но не всем ли детям Божьим оставлено апостольское наставление: «Желаем же, чтобы каждый из вас, для совершенной уверенности в надежде, оказывал такую же ревность до конца» (Евр. 6, 11)? О друзья, счастлив тот, кто вместе с Давидом может сказать: «Ревность по доме Твоем снедает меня…» (Пс. 68, 10)! То есть не дает спокойно жить, не позволяет беззаботно тратить все время на личные нужды и равнодушно смотреть на тех, кто изнемогает, совершая святыню Господню, и подвизается сверх сил в деле спасения грешников.

С переживанием отмечая эти проблемы, я совсем не хочу побудить вас к бессердечной критике такого христианства, таких людей. Я только пытаюсь обозначить ложные пути, на которых есть лишь подделка, лишь имитация истинного служения Богу, пути, которыми обольщаются многие в наши дни. Истинный путь служения Господу — это путь креста, путь самоотречения. Им прошел Христос, на нем простирались Апостолы и все ревностные подвижники и мученики Церкви Христовой. Они ясно и определенно знали задачу, поставленную перед ними Господом, и поэтому ясно и определенно могли ответить на вопрос: «Для чего ты живешь?»

Пусть же из нашего сердца раздастся возглас естественный для человека, пережившего встречу со Христом: «Господи! что повелишь мне делать?» (Д. Ап. 9, 6).

П. М.

«Вестник истины», №3, 1996.

Газета Протестант.ру     

Добавить комментарий