Крестный путь великого служителя.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAИ. В. Каргель в 30-е годы.

Большое благословение испытывала церковь, принявшая Каргеля. Под влиянием наставлений старца жизнь многих детей Божьих обновилась. Обращались к Господу и люди из мира. По предложению Ивана Вениаминовича в церкви были организованы полуторамесячные библейские курсы. Много курсантов было также и из других церквей. Елена Ивановна, дочь Каргеля, проводила одновременно занятия с малограмотными, чему они были особенно рады. Нужно отметить, что все дочери Каргеля были глубоко духовными, полностью посвятившими себя Господу, и по примеру отца также были ревностны в служении.

«Скитались… терпя озлобления»

В таком усердном труде прошло десять лет. Служение семьи Каргель сильно беспокоило силы ада, и вот пришло испытание. В церкви нашлись негодные люди из влиятельной среды, которые стали претендовать на дом Каргеля, затем продали его под снос. Старец смиренно уступил, сказав, что Отец Небесный не оставит его. Любящие братья помогли семье Каргель переехать в другое селение — Бережки (ныне Токари). По расположению детей Божьих Иван Вениаминович с двумя дочерьми (старшая Елена Ивановна возвратилась в Петербург) поселился в домике возле прекрасного соснового леса на берегу речушки Псел, в сорока километрах от города Лебедин.

«Христос — освящение наше»

Однако и здесь располагающая к покою тишина окружающей природы отступила. Во дворе домика, где жил Каргель, всегда можно было видеть посетителей. Приехавшие крестьяне любопытно заглядывали в окна, чтобы видеть Каргеля. День в семье Каргеля начинался утренней молитвой, перед которой отец проповедовал так, будто перед ним была огромная аудитория. После молитвы был легкий завтрак — пили чай. Затем два часа проходили в беседах с гостями, которых всегда было много. Мария и Елизавета продолжали беседовать с посетителями, а Иван Вениаминович с Библией уходил в лес.

В то время в некоторых евангельских церквах был такой порядок: братья выходили проповедовать по внутреннему побуждению и по вдохновению. На одном из богослужений произошел следующий случай. Собравшиеся спели несколько псалмов — никто не выходит на проповедь. Спели еще 2—3 гимна — опять никого. Верующие смущенно, в печали опустили голову, как вдруг у дверей началось какое-то движение, кто-то пробирался вперед. Обернувшись, они увидели седовласого старца, решительно идущего к кафедре. У многих покатились слезы…

Каргель дерзновенно призывал народ Божий к освящению. Он говорил, что христианин до тех пор будет порабощен греховными привычками и многими недостатками, пока не возжаждет исполнения Духом Святым. Только Дух Святой сможет привести христианина к обновленной жизни.

Каргель возгревал в народе Божьем жажду святости и полноты христианской жизни. Полагаем, что его призывы, как устные, так и письменные, удержали многих от осквернения и отступления в тяжелые времена испытаний.

Зрение его не  притупилось

1932 год выдался голодным. Семья Каргель также испытывала нужду. Верующие были расположены им помочь, однако сами терпели недостатки. Тут из Ленинградской общины старейшему участнику евангельского движения — Каргелю — передали деньги. Сопровождала средства записка от служителей церкви, в которой были обозначены некоторые условия, после исполнения которых старец мог воспользоваться помощью. Нужно было заполнить анкеты с вопросами: об отношении к правительству; к военному вопросу; к резолюциям 9, 10 съездов Союза евангельских христиан и т. д.

Каргель был потрясен: как далеко отступили от Господа служители, недавние его сотрудники! В своем письме Я. И. Жидкову и совету Ленинградской общины он писал: «Моя дочь получила от вас на определенное содержание. Услышав теперь, что моим оно будет тогда, когда соглашусь на условия, которые покушаются искривить мою душу и совесть пред Господом и пред людьми, чтобы мне поступить против воли Божьей, открытой в Слове Его. Дело очень нетрудное, лишь подписать анкеты… Как жестоко я обманулся, видя во всем любовь Божью и братьев! Ничего подобного тут нет: но хладнокровное действие — ввести брата на нечестивый путь, по которому сами идут и повели других…

Только плотскому и ослепленному человеку место в этих рядах, но не христианину. И так как со времени моего прославленного Господа ни один член Церкви не вошел в нее на политической платформе, и я сам 62 года с лишним как член церкви на Божьих основаниях и, зная, что всякая церковь, отстраняющая Его основание, ставя в основу свои постановления, лишается права называться Евангельской, я вынужден отказаться от вашей анкеты и от обещанного мне содержания. Мой Господь, Который мог провести меня 82 года, сумеет это и в остальные дни моей жизни. Одновременно с этим письмом возвращаю вам высланный мне аванс…»

И. В. Каргель не умел лавировать в зависимости от обстоятельств, жил впроголодь, нуждался в хлебе. Для него истина была дороже хлеба, и Господь по Своему обетованию не оставил верного раба. О Каргеле можно сказать, как о Моисее: «…зрение его не притупилось…» (Втор. 34, 7). И в 82 года он видел все во свете Слова Божьего и ни на шаг не отступал от него.

Цена верности

Еще проходили богослужения, совершалось крещение, намечались миссионерские поездки, однако, черная туча гонений неумолимо надвигалась на церковь. Как и прежде, Каргель организовывал библейские курсы. Вот что рассказывал об этом старец Иван Васильевич Хобот, лично знавший Каргеля: «Ему было 82 года, когда он организовал библейские курсы и сам их проводил. Курсантов было человек 30. Они приезжали зимой на подводах из соседних сел и в период обучения жили в нашей деревне в домах верующих. В 1932 году молитвенный дом был закрыт, курсы прекращены, только в доме Каргеля проходили молитвенные собрания. Каждое утро в 9 часов в нем проходил час молитвы. Богобоязненные верующие приходили тайно, чтобы почитать Слово Божье и помолиться. Это были небольшие группы по 5—7 человек. Верующие тогда боялись общаться друг с другом, тем более приглашать в свой дом. Двери же дома Каргеля были открыты».

Верность Господу дорого обходится Его рабам в этом мире. На верных диавол ополчает все злые силы. Большую цену платил и Каргель, а также вся его семья. В августе 1936 года были арестованы обе дочери верного служителя, Елизавета и Мария.

«Когда арестовали дочерей Каргеля, он остался один и пожелал переехать в город Лебедин, — рассказывал Иван Васильевич Хобот. — Я погрузил сундуки с книгами на подводу (у него была богатая библиотека духовных книг) и рано утром, пока люди спят, лесом перевез его вещи в домик, стоящий на опушке».

Утешаясь, утешал

В этом домике жил неверующий старик. Дружески беседуя, они выяснили, что являются ровесниками. Старик похвалился приветливому жильцу новым гробом. Каргель же, показывая рукой на небо, спросил: «А там есть у тебя дом для твоей души?»

Каждый день он уходил в лес и там, опираясь на палочку, часами читал Библию под полюбившейся ему сосной и размышлял.

«Эта сосна и сейчас еще живет, — рассказывала сестра старица в июне 1988 года. — Мы ее зовем сосной Каргеля. Я любила туда ходить к нему на беседу. Он всегда был радостным. Даже после ареста дочерей лицо его никогда не было печальным. Он проводил время там же, под своей сосной, и говорил мне: «Если б у меня были ключи, я открыл бы их камеру, сел на их место, а их отпустил»».

Сумская тюрьма

Шел 1937 год. Наступило мрачное время для народа Божьего в нашей стране. Повсеместно закрывали молитвенные дома, арестовывали служителей, оставались тысячи сирот и вдов. Забрали и четырех братьев Лебединской церкви. Никто из них так и не вернулся, неизвестно, где покоится их прах…

«В начале августа 1937 года меня арестовали, — продолжает свои воспоминания И. В. Хобот. — Мне было 26 лет. Раз десять за ночь вызывал следователь. Требовал дать сведения о Каргеле и о курсантах библейских курсов: по какой программе учились, в каких домах жили и т. д. Я знал многих, но писать доносы отказался. Я знал также, что меня и Каргеля предал брат. Такое время было…

«Когда арестовали моего мужа, — рассказывала жена Ивана Васильевича Хобот в июне 1988 года, — я осталась с годовалым сыном и ожидала второго ребенка. Брат Каргель при встрече утешал меня: «Сестра, Отец не оставит тебя». Как эти слова укрепляли меня! Никто из верующих не мог так утешить, как он.

За десять лет заключения мужа мой дом никто не посетил — боялись общаться с женой «врага народа». А Господь воистину не оставил, потому что Он — Отец сирот и вдов».

Через несколько дней после моего ареста арестовали больного Ивана Вениаминовича. Ему уже было 88 лет.

Из Лебединской тюрьмы в кузове грузовой машины нас отвезли в Сумскую. Посадили в подвальные камеры: пол цементный, полумрак. Я был во второй камере, а брат Каргель — в седьмой. С ним были еще пять братьев. Всем он свидетельствовал о Господе во всякое время.

Как-то двери моей камеры временно были открыты. Я увидел, как надзиратель стоял возле седьмой камеры и говорил: «Старик, ты там поменьше агитируй».

Братья очень любили Ивана Вениаминовича и с жаждой слушали его наставления и слова ободрения. Они снимали с себя одежду и постилали на цементный пол вместо постели своему больному наставнику.

На прогулочный двор заключенных выводили вместе. Иван Вениаминович напоминал мне Апостола Иоанна: лицо всегда радостное, сияющее. Опираясь на палочку, он утешал нас: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие». Говорил словами Апостола Павла: «…чист я от крови всех; ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию… Ибо я знаю, что по отшествии моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно…» (Д. Ап. 20: 26—27, 29—30).

На 17-е сутки брата Каргеля по старости и болезни освободили. Господь усмотрел его арест в преклонные годы, чтобы нас, молодых, укрепить упованием на Господа. Все братья умерли в узах, выжил только я…»

Во время ареста И. В. Каргеля сотрудники НКВД арестовали его ценную библиотеку духовной литературы. Опечатали кладовую со всеми его личными вещами, а спустя неделю сундуки с книгами увезли. Екатерина Ивановна Василец, член Лебединской общины, успела взять лишь Евангелие. «Заховай» (т. е. спрячь), — шепнула она верующей сестре и протянула драгоценную Книгу. Слово Божье в то время было дороже хлеба.

Отшествие

После тюрьмы Иван Вениаминович был настолько слаб, что поднимался с постели, держась за веревочку, привязанную к спинке кровати, и каждый день молился: «Ей, гряди, Господи!» С любовью служила ему вдова Екатерина Ивановна Василец. Ее мужа Михаила расстреляли в Новосибирском лагере. Эта сестра сделала для служителя Божьего все, что могла. Рискуя свободой, она приготовила его к погребению. В эти мрачные дни Бог был близок к Своему рабу до последнего его вздоха и открыл ему день отшествия.

—       Завтра ты придешь, а я уже буду у Отца, — предупредил он Екатерину Ивановну.
—       Может быть, с вами остаться?
—       Не надо, я останусь с Отцом…

В   ночь   с   21   на   22   ноября 1937 года не стало на земле великого мужа веры. Со светлой улыбкой перешел он к своему Господу, Которого так ожидал.

Там, на небе, встреча была иной, чем проводы на земле. Брат И. В. Каргель не нуждался в пышных похоронах, — его вход во врата рая приветствовал торжествующий сонм праведников и Тот, Которому он посвятил всю свою земную жизнь.

Сегодня его статьи печатают в брошюрах и журналах, книги издают тысячами экземпляров, но тогда, в день похорон, у его гроба собралась только горстка богобоязненных друзей, а три его дочери находились в узах.

Вслед за агнцем

Незадолго до смерти Ивана Вениаминовича приехала из Ленинграда его старшая дочь, Елена Ивановна, ухаживать за больным отцом. Однако это оказалось невозможным, так как за ней была установлена слежка и ей пришлось скрываться у друзей.

Органами НКВД Елена Ивановна Каргель все же была арестована. В день смерти ее отца Екатерина Ивановна Василец отнесла узнице передачу и написала: «Ваш отец умер». Охранник принес записку с ответом: «Да будет воля Его…».

В обвинительном заключении было указано, что Е. И. Каргель якобы проводила контрреволюционную агитацию среди посещавших собрание верующих, в результате чего имели место провокации против организации колхозов. Дело передали на рассмотрение особой «тройки» УНКВД Харьковской области, постановлением которой от 9 декабря 1937 года Елена Ивановна Каргель была приговорена к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение в полночь 16 января 1938 года в городе Сумы. Тело захоронено там же, на центральном городском кладбище. (В 1989 году Елена Ивановна реабилитирована посмертно.)

К чему призывал И. В. Каргель?

К чему призывал служитель народ Божий? — К освящению и неизменной верности Господу. «Из опыта мы знаем, — писал он, — что христианину недостаточно одного только имени и чистого учения. Чтобы быть христианином, надо быть оправданным и очищенным».

Записанные стенографистами 43 лекции Каргеля, прочитанные им на библейских курсах в Ленинграде, широко разошлись в среде верующих. Когда 28 марта 1938 года решением совета Ленинградской общины евангельских христиан последний молитвенный дом был закрыт, рассеянные верующие небольшими группками собирались по квартирам и с наслаждением читали «Толкование Откровения» И. В. Каргеля. Тогда лекции были в рукописях, и искренние христиане ими очень дорожили. Это был неоценимый клад духовных истин.

В книге «Христос — освящение наше» автор призывает всех искупленных детей Божьих к очищению и освящению, чтобы Дух Святой мог пребывать в нас и открыть нам неиссякаемый источник духовных сил.

Узники сибирских лагерей

Дочери Каргеля, арестованные в 1936 г., отбывали заключение в разных лагерях Сибири. В 1947 г. Елизавета Ивановна после десятилетнего срока тайно приезжала в г. Лебедин посетить могилу отца. Мария Ивановна отбывала 10 лет заключения (по некоторым сведениям больше) в г. Минусинске. Нужно сказать, что долгие годы их изгнаннической жизни в Сибири прошли в больших страданиях и нуждах, хотя их долю во многом старались облегчить и местные верующие, и все та же Екатерина Ивановна Василец, время от времени высылавшая им посылки с продуктами и одеждой.

Освободившись из уз и поселившись в Яшкино Кемеровской области, дочери Каргеля продолжили, насколько позволяли обстоятельства, переписку со многими верующими. Беседовали с посещавшими их друзьями.

Вестник Истины, 3/1997.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*