Подражайте вере их.

карель1И.В. Каргель: евангельский первопроходец земли русской — начало земного служения.

«Побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр. 2 ,7). «Господь обращается здесь ко всякому верующему. Побеждающим может быть каждый независимо от того, пойдет ли церковь по истинному или ложному пути. Мы не должны смотреть, как идут все. Каждый в отдельности может быть побеждающим».

Благословенный Божий подвижник Иван Вениаминович Каргель был пламенным благовестником, стоявшим у истоков пробуждения русского и украинского народов.

Это был мудрый наставник, духовный писатель, экзегет, отличавшийся глубоким познанием Священного Писания. Это был твердый воин Божий, бескомпромиссный служитель, сохранивший принципиальную верность Евангелию в исторической ломке 20-30х годов прошлого века.

Некоторые сведения о жизни Ивана Вениаминовича Каргеля, собранные по крупицам из разных источников, а также по свидетельству верующих, лично знавших его, публикуются с надеждой, что каждый серьезный читатель проникнется глубоким желанием подражать вере таковых подвижников Божьих.

Вера праведников — драгоценное наследство! Умирают подвижники Божьи, а свидетельство об их вере остается на века. То нетленное сокровище, которым их обогатила Божья благодать, они несли миру «в глиняных сосудах» сердца и как истинные и смиренные подвижники стремились к тому, «чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу…», а не человеку (2 Кор. 4, 7).

Пример жизни этих исполненных Божьей силы людей побуждает христиан следующих поколений подражать их вере, жить скромно для себя, щедро для Бога и ближних, стремиться к лучшему, к небесному.

Лишаясь всего, Божьи праведники сохраняли глубокую веру в Божьи обетования. Верой они жили на земле, как на чужой, потому что искали другого Отечества. 11 глава послания Евреям описывает жизнь праведников, живших до Христа, но 20вековая история Церкви — это чудесное продолжение повести о подвигах святых. Не хватило бы книг описать жизнь всех подвижников веры, скитавшихся без крова, испытавших побои, гонения, не принявших освобождения, убиенных, потерявших все ради Христа и Евангелия, но оставшихся твердыми в вере, воздав славу Богу (Рим. 4, 20). Однако у Господа такая летопись ведется: «…пред лицом Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его» (Мал. 3, 16).

Сами же праведники не считали своих потерь, не обольщались совершенными подвигами. Цель их была одна: с упованием пройти через все земные скорби, чтобы увидеть Сидящего на престоле и положить к Его ногам венец награды, радостно восклицая: «Достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено» (Откр. 4, 11).

Юный Каргель

Жизнь родителей Каргеля проходила в частых переездах, что впоследствии затруднило биографам точно определить некоторые сведения об их жизни. Известно только, что мать Ивана Вениаминовича была армянской национальности. Отец, вероятно, происходил из Шотландии. Ко дню рождения сына, в 1849 году, супруги Каргель проживали в Грузии.

О юных годах Каргеля известно, к сожалению, опять-таки очень мало. Данные о месте его обращения к Спасителю Христу крайне противоречивы. Смеем определенно отметить лишь то, что распятый Господь с юности привлек его сердце и стал смыслом всей последующей жизни.

Скупые сведения сообщают, что Иван Вениаминович юношей поехал учиться в Германию и прожил там несколько лет. (По некоторым сведениям, он окончил Гамбургскую баптистскую семинарию.)

В потоке пробуждения.

После окончания учебы Иван Вениаминович прибыл в столицу России того времени — город Петербург. Его приезд совпал с бурным благодатным духовным движением пробуждения тех лет. В великой ревности, в первой любви ко Христу в Петербурге пламенно возвещали народу о Христе аристократы Пашков, Корф, Ливен, Черткова, Бобринский, в недавнем прошлом сами томящиеся от пустоты и бессмысленности жизни. Ко времени приезда Каргеля верующие Петербурга начали испытывать гонения. Царь и его окружение обеспокоились быстрым распространением нового учения и запретили многолюдные евангельские собрания.

Первое посещение богослужения в Петербурге оставило в памяти Ивана Вениаминовича неизгладимое впечатление. (Из-за гонений собрания иногда проходили в столярной мастерской.) Однажды, спустившись по ступеням, он увидел необычную картину: рядом сидели и столяры, и князья, и кузнецы, и княгини. После пения молодая девушка стала читать Евангелие Матфея и разъяснять прочитанное. Затем снова было пение. Потом читал Священное Писание князь Василий Александрович Пашков. Его проповедь глубоко затронула Каргеля. После богослужения Пашков рассказал Каргелю историю своего обращения к Богу. Так началась их сердечная дружба. Впоследствии Иван Вениаминович всегда называл Пашкова своим наставником и старшим братом.

Благодатная духовная среда, в которой оказался молодой христианин Каргель, содействовала его быстрому духовному росту. Отличительной чертой его личности была трепетная любовь к Библии. Все его стремления определяли слова Апостола Павла: «…познать Его, и силу воскресения Его…» (Фил. 3, 10). С течением жизни Господь больше и больше обогащал его духовным познанием.

Каргель много путешествовал. Подолгу бывал на Кавказе, в городе Тифлисе, где пробуждение тоже разлилось могучим потоком. Там в то время трудился благословенный труженик Василий Гурьевич Павлов. В Тифлисе Иван Вениаминович Каргель принял святое водное крещение.

Служение

С радостью встречали молодого проповедника верующие и на Кавказе, и в Петербурге, и в Финляндии, куда он часто ездил по служению.

Одна из княгинь пожертвовала Каргелю деньги на миссионерское служение. Через время он прислал ей письмо и фотографию группы новообращенных с подписью: «Приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» (Лук. 16, 9). Нужно отметить, что служение Ивана Вениаминовича было довольно успешным и благословенным с самого начала его миссионерского поприща. Однако, чтобы сделать Своего раба более сочным и плодовитым, Господь проводил его в будущем через многие скорби и лишения.

Доброй и любящей спутницей Каргеля стала Анна Александровна, именно та молодая сестра, которая читала Евангелие Матфея, когда он впервые пришел на собрание детей Божьих в Петербурге. Семейное положение не сковало молодого миссионера в служении. Он по-прежнему совершал много поездок.

В 1875 году по предложению Василия Александровича Пашкова для служения благовествования Каргель с женой направился в Болгарию, где прошло его детство. В то время Болгария была под турецким игом. Проживая там, служитель Евангелия, желая разделить все трудности болгарского народа, принял турецкое подданство, тем самым как бы отождествляясь с людьми, которым благовествовал. Четыре года с большим усердием брат распространял спасительную весть среди болгарского народа, и Господь благословил его свидетельство. Многие приходили к вере, принимали Христа как своего Спасителя и заключали завет с Господом через святое водное крещение. Иван Вениаминович внес большой вклад в дело домостроительства церкви в Болгарии.

Пробуждение разгоралось

В России, тем временем, пробуждение разгоралось. Несмотря на попытки правительства и официальной церкви репрессиями и угрозами остановить «сектантское» движение, истинное учение Христово ширилось и распространялось. Петербургская община возрастала так, что огромный дом княгини Ливен в часы богослужений был полон слушателей. Это возмутило всю петербургскую знать. К Пашкову пришел градоначальник запретить «многолюдные сборища». Василий Александрович возразил: «Что же я сделаю, если люди сами добровольно идут?» Тогда градоначальник предложил ему отпечатать пропуски для членов общины и пообещал поставить охрану у входа, чтобы без пропуска никто не вошел. Пашков охотно согласился и заказал в типографии огромный тираж пропусков. Вскоре на одном из богослужений Василий Александрович всем предложил по большой пачке пропусков с просьбой раздавать их ищущим спасения.

В 1884 году по инициативе Пашкова и Корфа в Петербурге прошел знаменательный съезд первых подвижников истинного евангельского движения в России. (Назовем их так, потому что движение не имело еще четкого названия, настолько оно было самобытным, истекшим из недр людской души, утомленной обрядоверием и всеми силами ищущей истину, т. е. под воздействием Духа Святого и Слова Божьего.) С юга Украины на съезд прибыли братья М. Ратушный и И. Рябошапка, с Кавказа — В. Г. Павлов, был и доктор Бедекер. На этом съезде присутствовал также Иван Вениаминович, вернувшийся из Болгарии с женой и дочерью Еленой, которая родилась в 1883 году в болгарском городе Рущуке.

На съезде обсуждались важнейшие вопросы единства между евангельскими христианами «пашковцами» (так их назвал народ), «штундистами» (тоже народный термин), братскими меннонитами и баптистами. Однако на шестой день съезда приехавшие делегаты были арестованы и выдворены из столицы.

Для Петербургской церкви началась полоса испытаний. В этом же году из России были пожизненно высланы благословенные подвижники русского братства В. А. Пашков и граф М. М. Корф. Будучи весьма богатыми и влиятельными людьми русской аристократии, они все почли за сор ради Христа и Евангелия. Больше они никогда не жили на своей родине, прах их покоится на чужбине. В. А. Пашков похоронен на протестантском кладбище в Риме.

По просторам России

После возвращения из Болгарии И. В. Каргель совершал служение в Финляндии (в то время входившей в Российскую империю) и изредка посещал Петербург. Его проповеди приносили глубокое назидание верующим, оставшимся без старших братьев. Через несколько лет Петербургская община, увидев в Каргеле преемника изгнанных тружеников, пригласила его для служения. Иван Вениаминович с семьей поселился в доме княгини Ливен, любезно предоставившей ему место. Турецкое подданство позволило Каргелю беспрепятственно совершать служение.

Кроме труда в Петербурге, он активно содействовал делу объединения трех потоков пробуждения: на Кавказе, на Украине и в Петербурге в одно могучее течение. Каргель видел, что Господь производит великое дело на огромном геополитическом пространстве, и понимал, что именно здесь необходимо сосредоточить все усилия, чтобы пробуждение стало необратимым.

В это время в России совершал благословенную миссию проповеди Евангелия английский миссионер Бедекер. С благодарностью Господу мы вспоминаем об этом человеке. Приехав в Петербург, доктор Бедекер, во-первых, пошел в поместную церковь. Умудренный опытом миссионерского служения во многих странах, служитель Божий органично влился в поток пробуждения в России. Его проповеди сердечно принимались церковью. «Наш дедушка» — с любовью называли его местные верующие.

При содействии княгини Ливен Бедекер получил разрешение от царя посещать тюрьмы России с проповедью Евангелия и с правом раздавать заключенным книги Священного Писания.

Уже пожилого Бедекера несколько лет сопровождал в этих поездках в качестве переводчика Иван Вениаминович Каргель. Вместе они совершили несколько уникальных путешествий. Медленно продвигаясь на почтовых экипажах, они проповедовали Евангелие в тюрьмах, возвещали слово спасения ссыльным и достигли далекого Сахалина. Так перед благовестниками предстала удручающая картина жизни русского народа, кажется, более других нуждающегося в Благой вести.

В лабиринтах религиозных традиций и обрядов народная мысль иногда интуитивно нащупывала едва заметную тропу к истине. Но здесь бодрствовали радетели церемоний. Они решительно и жестоко пресекали всякое «инакомыслие». И все же семена истины, щедро сеявшиеся добрыми сеятелями, падали как на добрую почву. Царь и не предполагал, что многие из «этих негодных людей» искренне примут Евангелие и сами понесут его народу.

Вестник Истины, 3/1997.

Продолжение следует.

Добавить комментарий