Следственный Комитет пытается через новые законы усилить неотвратимость наказания.

бастрПравоохранители России формируют под себя правовое поле страны.

Наталья Козлова.

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью корреспонденту «РГ» рассказал о законодательных инициативах своего ведомства для повышения эффективности раскрытия преступлений.

Вы не раз выдвигали важные законодательные инициативы, ваши предложения часто вызывали бурные споры, но многие из них уже приняты. Какие изменения в законодательстве вы считаете необходимыми?

Александр Бастрыкин: Противодействие преступности требует не только репрессивных, но и научно обоснованных, хорошо выверенных законодательных мер.

С 1997 года действует Уголовный кодекс, реализация которого, несомненно, стала одним из значимых этапов проводимой в стране правовой реформы. Вместе с тем активная правоприменительная деятельность следственных органов Следственного комитета выявила его определенные недостатки, замедляющие правовую реформу. Для ее дальнейшего развития нашим ведомством установлены тесные контакты с профильными комитетами Государственной Думы и Совета Федерации, Государственно-правовым управлением президента РФ, правовыми подразделениями силовых ведомств.

Благодаря такой поддержке в октябре 2014 года вступили в силу подготовленные по инициативе Следственного комитета поправки, изменяющие порядок возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях. Теперь поводом для возбуждения уголовного дела могут быть материалы, направляемые не только налоговым органом, но и органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность.

И каковы конкретные итоги применения новых норм закона?

Александр Бастрыкин: Новые нормы уже дали положительный результат. В 2015 году существенно повысился уровень выявления налоговых махинаций, увеличились объемы поступающих в госказну платежей. Количество возбужденных дел об уклонении от уплаты налогов возросло на 68 процентов.

В ходе доследственных проверок и расследования налоговых преступлений возмещен ущерб на сумму свыше десяти миллиардов рублей. К примеру, в 2015 году благодаря взаимодействию с Федеральной налоговой службой по делу, возбужденному в отношении подозреваемого в уклонении от уплаты налогов генерального директора «Спецнефтегаза» Канайкина, в бюджет государства удалось вернуть свыше 787 миллионов рублей.

Полагаю, что результативность выявления налоговых преступлений в 2016 году будет повышаться, а суммы поступлений налоговых платежей в бюджет существенно возрастут.

Вступил в силу закон о налогообложении контролируемых иностранных организаций, в подготовке которого Следственный комитет принимал активное участие. Что это даст казне?

Александр Бастрыкин: Реализация закона даст возможность облагать в России налогом прибыль, которая выводится нашими резидентами за рубеж под видом дивидендов или посредством других искусственных схем.

Помимо этого вступил в силу подготовленный в Следственном комитете закон, который расширил сферу применения конфискации имущества. И сейчас предусмотрена возможность конфискации иного личного имущества осужденного на соответствующую сумму в случае недостаточности у виновного денежных средств.

Законодателями поддержаны и предложенные нами меры по устранению пробелов в правовом регулировании процесса приватизации. Внесен проект закона, который предусматривает запрет на участие в приватизации офшорных компаний и компаний с офшорной подконтрольностью, а также установление права проверять юридическую личность претендентов на совершение приватизационных сделок и представляемых им документов методами и средствами оперативно-разыскной деятельности.

Много в последнее время говорят о введении уголовной ответственности юридических лиц.

Александр Бастрыкин: В Следственном комитете подготовлен законопроект о введении уголовной ответственности юридических лиц, без которой невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, финансирующих терроризм и спонсирующих дестабилизацию политической обстановки, а также другие транснациональные преступления, совершаемые на территории России. Без этого института невозможна и репатриация капитала, нажитого преступным путем и выведенного за рубеж.

23 марта 2015 года зампред Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков внес в нижнюю палату законопроект, предусматривающий введение указанного института.

Можно ли подробней поговорить об этом законе?

Александр Бастрыкин: Предполагается, что уголовная ответственность юридических лиц будет наступать по ряду статей Уголовного кодекса: за дачу взятки, за коммерческий подкуп, организацию экстремистского сообщества, теракт, массовые беспорядки, легализацию (отмывание) денежных средств, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, за торговлю людьми, использование рабского труда и другие.

Такие виды наказаний, как запрет на осуществление деятельности на территории России, а также принудительная ликвидация, определяются в проекте закона в качестве исключительных мер наказания. Они могут быть назначены юридическому лицу, причастному к совершению особо тяжкого преступления, при невозможности применения к нему более мягкого вида наказания с учетом тяжести совершенного деяния, а также характера наступивших последствий.

Безусловно, установление уголовно-правовых запретов для организаций, а также адекватных санкций за их нарушение позволит создать эффективный механизм противодействия преступности юридических лиц, под которым понимается совокупность преступлений, совершенных в интересах юридических лиц либо с использованием финансовых и иных возможностей юридических лиц.

Вами подготовлен законопроект о введении уголовной ответственности за создание и руководство деятельностью финансовых пирамид.

Александр Бастрыкин: Пирамиды представляют собой не что иное, как «мыльный пузырь» в сфере финансов. В июле 2013 года группой из 16 депутатов проект закона внесен в Государственную Думу. Думаю, что не стоит объяснять, что скорейшее введение в России уголовной ответственности за создание финансовых пирамид имеет принципиально важное значение для обеспечения экономической безопасности государства, особенно в современных условиях «антикризисных мер», предпринимаемых Правительством России.

Кстати, Следственный комитет активно старается исправить те деформации российского законодательства, которые произошли в девяностых годах в результате перестройки нашего общества по так называемому западному образцу.

К сожалению, из отечественного уголовного судопроизводства был исключен основополагающий принцип (в том числе и для суда) полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств уголовного дела, то есть установления объективной истины.

Это отрицательно сказалось на качестве правосудия и доверии граждан к его справедливости, поскольку судья стал заложником спорящих сторон, вместо того чтобы разрешить уголовное дело по своему внутреннему убеждению.

В Государственную Думу депутатом Александром Ремезковым внесен законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу», в разработке которого Следственный комитет принимал самое активное участие.

Взамен состязательности с пассивной ролью суда законопроектом предлагается модель так называемой сбалансированной состязательности, когда судья в случае недостаточности имеющихся доказательств будет проявлять активность для выяснения подлинных обстоятельств дела именно для того, чтобы вынести справедливое итоговое решение.

Это даст судье возможность при недостатке предъявляемых сторонами сведений, не поступаясь совестью, получить все необходимые доказательства для формирования собственного внутреннего убеждения и вынести обоснованный приговор, который может быть как обвинительным, так и оправдательным.

Подчеркну, что в настоящее время на законопроект получен в целом положительный отзыв Верховного Суда.

«Российская газета» — Федеральный выпуск №6874 (6), 14.01.2016.

Добавить комментарий