Юность может быть разной, главное – чтобы она не оказалась пустой.

юностьВ. Чухонцев

Сократил дни юности его… Пс. 88, 46

Лучшая пора

Юность — прекрасная пора человеческой жизни! Кипучая энергия, буря чувств, неудержимые стремления, радужные мечты, безоблачное веселье переливаются в ней через край! Мудрейший царь в Израиле, Соломон, автор библейской книги «Екклесиаст», зная, что этот стремительный весенний паводок не сдержать никакими плотинами запретов, написал: «Веселись, юноша, в юности твоей… и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих…» (Еккл. 11, 9). Кажется, какой простор! Какая вседозволенность! Не омрачай себя, юноша, печалью, вкушай нектар молодости, живи по велениям разгоряченного сердца!

Однако в потомках Адама все восторженные силы души отнюдь не нейтральны. Грех наложил на них свой мрачный отпечаток. Как в погожий день яснее видны на одежде грязные пятна, так именно юность отчетливей высвечивает пятна порока и язвы человеческой души. Самые возвышенные чувства порабощаются злой страстью, веселье сопровождается легкомысленной беспечностью, а неистощимой силой воли нередко руководит безумие. Доподлинно зная, что «помышление сердца человеческого — зло от юности его» (Быт. 8, 21), Соломон в заключение наставлений напоминает молодым людям о самом существенном и самом ответственном: «…только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд». За необузданное веселье, за безотчетное хождение по видению очей, за легковесное отношение к самой лучшей поре человеческого бытия, — за все непременно придется предстать перед беспристрастным Божьим судом.

Но юность отважна, и не потому только, что сильна, а потому, что «не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло» (Еккл. 8, 11).

Неподвижная юность

Примером печально затянувшейся греховной юности служит Моав. «Моав от юности своей был в покое, — читаем мы пророческое слово Иеремии, — сидел на дрожжах своих и не был переливаем из сосуда в сосуд, и в плен не ходил; оттого оставался в нем вкус его, и запах его не изменялся» (Иер. 48, 11). Вся юность Моава прошла в покое праздности.

Он «сидел на дрожжах своих», то есть никогда не пересматривал свои взгляды, никогда не подвергал сомнению свои суждения, все время находился в плену собственных понятий, был самоуверен.

«Не был переливаем из сосуда в сосуд, и в плен не ходил», то есть жил в абсолютной безопасности, не испытывал никаких тревог и нужд, был чужд всевозможных страданий, которые формируют характер и внутренне обогащают человека.

«Оттого оставался в нем вкус его, и запах его не изменялся». Система ценностей его оставалась поверхностной, извращенной; мышление — убогим, ограниченным. Он увлекался сегодня тем же, чем искушался вчера. Злые наклонности в Моаве преобладали, он предался нелепому идолослужению (Иер. 48, 35).

Разве не замечаем мы таких же явлений в среде современных христиан? Проходят годы, а молодые люди остаются поразительно легкомысленны и беспечны. Неустанная родительская опека оградила их от всех забот и нужд. Такие юноши и девицы не торопятся прийти к Господу с покаянием, не спешат войти в церковь через святой завет водного крещения, не думают трудиться в церкви, — живут в свое удовольствие и считают, что никто не вправе ограничить их своеволие. Но такая юность — независима от Бога, от церкви; она — самоуверенна, горда, ленива, не любящая ни Бога, ни ближних. Эта неподвижная, выцветшая, глухая к судьбе собственного спасения, не говоря уже о сострадании к грешникам. К глубокому прискорбию, есть и члены церкви с затянувшейся бездеятельной юностью. Если такое пустое времяпрепровождение не сократить, — неизбежна трагедия: кораблекрушение в вере.

Затянувшаяся юность

К представителям затянувшейся юности можно отнести младшего сына Иакова от Рахили — Вениамина. Когда по причине голода девять его братьев вторично собрались идти в Египет за хлебом, Вениамину было не менее 25 лет, он был женат. И все же Иуда сказал отцу: «Отпусти отрока со мною…» (Быт. 43, 8), так как Иосиф, будучи «начальником земли той», оставил у себя Симеона и потребовал привести Вениамина. Любовь Иакова к почившей Рахили, к потерянному Иосифу была вся сосредоточена на Вениамине. Душа Иакова была связана с душою его (Быт. 44, 30). Обстоятельства все же вынудили старца отпустить любимца. Прощаясь, он сказал горькие для слуха сыновей слова: «А мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным» (43, 14). Остальные сыновья для Иакова словно не существовали. Потеря Вениамина была для него равнозначна утрате всех сыновей. Так любил он младшего сына, что предпочел его всей семье. В такой «теплице» рос Вениамин, все ветры обходили его стороной.

Сокращенная юность

Прямой противоположностью Вениамину был Иосиф. Какие глубокие скорби бороздили его сердце с ранней юности! В 17 лет он был продан братьями в рабство. Там его преследовал злой соблазн жены Потифара. Оклеветанный, он был брошен в темницу, — редкая участь юноши! Кто испытал подобное и не отчаялся?! Заброшенный и забытый всеми, сколько он выстрадал, сколько бед перенес, но выстоял, принимая немало самостоятельных здравых решений! Никто, кроме Бога, не был ему советником и утешителем! Юности с пустыми увлечениями Иосиф не вкусил. Из отрочества он сразу шагнул в суровую пору зрелости… Можно твердо сказать, что Иосиф провел сокращенную юность…

Сокращенная Богом юность — это юность, несущая полноту ответственности за личное хождение; юность жертвенная, здравомыслящая, всецело посвященная Богу и Его возлюбленной Церкви.

Сокращенная юность сторонится греха и будет убегать от соблазна, рискуя свободой, а если нужно, и жизнью.

Сокращенная юность трезва и сострадательна. Она способна, как Иосиф, великодушно простить обидчиков и дать мудрое наставление «не ссорьтесь на дороге» не только своим сверстникам. Она может оживить дух родителей, как оживила дух Иакова (Быт. 45: 24, 27).

Зрелая юность

Серьезная, не по возрасту зрелая юность была у Даниила и трех его друзей. Отроками попав в плен, они проявили великое упование на Господа! Их юность — подвиг веры и святости! Эти прекрасные юноши стали великими мужами веры! Верой они угасили силу огня! Верой заградили уста львов!

Необычная юность Самым же ярким примером сокращенной, Богу подчиненной юности и даже сокращенного детства был Господь наш Иисус Христос. Каждый год в дни великого праздника Иисус по обыкновению ходил с родителями в Иерусалимский храм. Когда Ему было 12 лет, родители и родственники, пройдя дневной путь, вдруг обнаружили, что с ними нет Иисуса. С тревогой возвратившись в Иерусалим, они нашли Его, «сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их» (Лук. 2, 46). На упрек родителей Иисус ответил: «Зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лук. 2, 49). Иисусу было 12 лет, а Он уже чувствовал ответственность: «Мне должно быть…» Он прекрасно понимал Свой долг перед Отцом Небесным, пославшим Его на землю.

Родители Христа жили по обычаю. Христос не жил по обычаю, все в Нем было необычным. Необычное рождение, необычные детство и юность. Очень необычное служение: Он общался с самарянами, с которыми иудеи не сообщались; Он прикасался к прокаженным, которых все обходили стороной; Он с большим желанием вошел в дом к мытарю Закхею, которого все презирали; «Он учил… как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Матф. 7, 29).

Вестник Истины, 3/1997.

Добавить комментарий