Женщина и мужчина на шкале социальных возможностей: «цена» старения остается различной.

возрастЛариса Косова.

С тех пор, как в 1958 году Роберт Столлер ввел в научный оборот термин «гендер», «социальный пол» стал одним из ключевых факторов анализа социального неравенства. В этом контексте рассматриваются такие проблемы, как власть, социальная иерархия, самоидентификация, профессиональное образование, оплата труда, предписанные образы жизни. Важно подчеркнуть, что гендерный подход – это стратификационный подход, в нем всегда присутствует тезис о неравномерном распределении ресурсов по признаку социального пола, и социальные отношения рассматриваются как отношения господства-подчинения[6].

Корпус концепций, в рамках которых гендер рассматривается как один из факторов социального неравенства, а женщины выступают в роли своего рода «угнетенного класса» широк. Оставляя в стороне обсуждение теоретических предпосылок неомарксистских подходов, отметим, что эмпирические данные действительно подтверждают существенные различия и в материальном, и в профессиональном, и в статусном положении мужчин и женщин. Вновь обратимся к данным модуля ISSP «Социальное неравенство»[7]. Сравнение оценок субъективного статуса с использованием процедуры t-test показывает, что мужчины выше оценивают свое положение в обществе (табл. 1). Разница невелика, но значима на уровне 99,9%. В ряде случаев, примеры которых мы привели в табл. 2, различия в оценке статусных позиций мужчинами и женщинами только возрастают.

Таблица 2. Сравнение средних оценок субъективного статуса мужчинами и женщинами для отдельных стран (Ответы на вопрос «Какое место Вы, занимаете в настоящее время на шкале статусов?»)

Чехия Франция Израиль Украина
мужчины 5,13 5,09 5,59 3,72
женщины 4,65 4,70 5,19 3,44

Отмеченная тенденция занижения оценок, которые женщины дают своему положению в обществе, сохраняется и в ходе процесса старения: женщины ощущают более значимую потерю статуса с возрастом (рис. 4).

Рисунок 4. Зависимость оценок статуса от возраста для мужчин и женщин для всей совокупности респондентов

В молодежных группах оценки статуса, рассчитанные для всей выборки, у женщин в целом выше, но с каждым прожитым годом они снижаются, и к 26-30 годам женщины начинают оценивать свой статус ниже, чем мужчины. После 35 лет пессимизм в оценках своих позиций в обществе у женщин растет быстрее, чем у мужчин, и эта тенденция только усиливается с возрастом. При этом разным обществам присущ разный характер гендерного неравенства. Рис. 5-8 дают нам примеры того, как различаются траектории снижения статусов у мужчин и женщин в отдельных странах.

Интересно отметить, что в России и США динамика оценок статуса не имеет гендерных различий – и мужчины, и женщины одинаково оценивают изменения своего социального положения с возрастом, хотя, в России оценки субъективного статуса как мужчин, таки женщин снижаются с течением жизни, а в США такая зависимость почти не фиксируется.

Другую картину дает анализ данных, поступивших из Южной Кореи. В молодежных группах женщины оценивают свой статус ниже мужчин, к тридцати годам оценки выравниваются, но уже с 45 лет заметно занижение оценок статуса женщинами, которое с возрастом только увеличивается. Во Франции также заметны гендерные различия в оценках субъективного статуса. Молодые женщины оценивают свои социальные позиции выше, чем мужчины, после 30 лет эта ситуация меняется на противоположную – во всех старших возрастных группах мужчины размещают себя выше на условной социальной лестнице. Привлекательность молодости – дополнительный ресурс французских женщин.

Понимание причин гендерного неравенства обычно выстраивается в рамках теоретических подходов, восходящих к понятию различающихся половых ролей, введенных в научный оборот Т. Парсонсом (термин «гендер» в то время не использовался)[8]. Парсонс полагал, что женская социальная роль – эмоциональная, она связана с регуляцией отношений внутри семьи, мужская – инструментальная, связанная с выстраиванием взаимодействия с внешним миром. Отсюда — различные типы ролевого поведения, разные системы санкций и гратификаций и, как следствие, разные социальные статусы.

При этом в рамках данного подхода присутствовал биологический детерминизм – предполагалось, что роли полов естественным образом определены природой. Современные исследователи, оставаясь в рамках ролевого подхода, декларируют не «естественное», но социальное разделение ролей – гендерные роли приписываются социумом. Чтобы объяснить гендерные различия в распределении социальных позиций, введены такие категории, как «востребованные профессиональные навыки», «стратегически значимые социальные позиции», «культурно укорененные социальные роли».

Гендер в этом случае выступает как своего рода мандат, разрешение на занятие приоритетных позиций для одной из гендерных категорий – в современном мире чаще мужчин, чем женщин[9]. При этом, как показывают данные, разные общества прошли разный путь в направлении гендерного равенства. Это сказывается на понимании диапазона доступных социальных ресурсов и социально одобренных способов их использования, шоков, связанных с утратой ресурсов в процессе старения, и, как следствие, на восприятии самого процесса старения и изменения субъективного статуса в старших возрастах.

Сноски.

[6] См., например, Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии // Социологические исследования, №11, 2000.
[7] Напомним, что исследование проводилось в 2009 году, было опрошено 55238 человек из 40 стран.
[8] Parsons T. Age and Sex in the Social Structure (1949) // Parsons, T. Essays in Sociological Theory Pure and Applied.
[9] См., например, Crompton, Sanderson. Gendered jobs and social change, 1990; Wright O. Classes, 1985; Connell R. Gender and Power: Society, the Person and Sexual Politics, 1987.

demoscope.ru

Добавить комментарий