Америка переживает транзит политических элит.

америка«Генри Киссинджер сейчас почти маргинальная фигура».

Сергей Караганов, Маринэ Восканян.

— Ситуация с Украиной в России часто воспринимается как поле нашего конфликта с США, а Европа в нем — такая скорее пострадавшая сторона, недопонявшая ситуацию. В этой связи имеют ли наши отношения с США какие-то перспективы на улучшение?

— Они будут иметь перспективу на улучшение, потому что сейчас, в нынешней парадигме никаких перспектив нет. США пытаются восстановить утраченное влияние и позиции, которые они катастрофически провалили в прошедшее десятилетие. Плюс в американском правящем классе доминируют две группы, с которыми договориться никто не может. Это либеральные интервенционисты и неоконсерваторы справа. Они очень идеологизированы, и договориться с ними очень трудно.

— А с кем было бы можно?

— С теми, кто сейчас оттеснен и кто, будем надеяться, обратно вернется через какое то время — с реалистами, которые всегда или почти всегда руководили американской внешней политикой. Генри Киссинджер сейчас почти маргинальная фигура, но его единственного публикуют регулярно. А всех реалистов — то есть людей в высшей степени не пророссийских, но которые понимают мир таким, какой он есть, что внешняя политика должна строиться на балансе сил и интересов — их просто выкинули.

— А вообще, есть такие люди не только среди ровесников Киссинджера, а в новом поколении представителей американской политической мысли?

— Они есть и, конечно, будут. Все очень быстро меняется. Говорить о том, что у нас всегда будут плохие отношения с США, нельзя. Говорить о том, что эти отношения будут в ближайшие годы плохими, скорее всего, можно. Но мы вступили в такой непредсказуемый период, что всякое может случиться. Придет к власти какой-нибудь Дональд Трамп, позовет старых реалистов — да, будет визг, но удастся восстановить традиционную внешнюю политику.

Или придет президент-демократ и по каким-то своим внутренним причинам вдруг решит начать перезагрузку с Россией. Хотя я сомневаюсь. Американская внешняя политика сейчас на 95 процентов является заложницей внутренней, а там большой раскол.

globalaffairs.ru

Добавить комментарий