Что Бог допустит в нашей жизни — все послужит к Его славе, но мы все равно войдем в Его победу.

славаН. Сенченко

ГЛУБОКО ВЗРЫХЛЯЮЩИЙ ДУШУ ПЛУГ.

Очи Господа обозревают всю землю и среди большого числа пленных в Вавилоне видели также и Иезекииля. Этому мужу Божьему довелось пройти через глубокие личные утраты. «…Я возьму у тебя, — сказал ему Господь, — язвою утеху очей твоих; но ты не сетуй и не плачь, и слезы да не выступают у тебя; вздыхай в безмолвии… И после того, как говорил я поутру слово к народу, вечером умерла жена моя…» (Иез. 24, 16—18).

Возникает множество вопросов: «Господи! Зачем нужна такая жертва? Разве такой редчайший жемчуг и благословенный дар, как жена «утеха очей», — не отрада для души?! Для чего взрыхляющий душу плуг должен врезаться так глубоко и так сотрясающе?! И почему даже выплакать горе нельзя, а только в стеснении духа, в безмолвии вздыхать?!»

Для необрезанного сердца и невозрожденного духа — понять это невозможно. Иезекииль мог сказать: «Господи, ведь я — человек! И служу Тебе верно, проповедуя мятежному народу! А когда уставший приду домой, почему не могу утешиться с самым близким человеком? Оставь хотя бы этот свет моим очам и утешение в скорбной жизни!» Но Господь сказал: «Заберу язвою утеху очей твоих…»

Пути Господни неисследимы, Его любовь не может постичь самый совершенный  человеческий разум. На другой день после предсказанного Иезекииль расстался с любимым человеком, не проронив слезы, как было велено.

На один из осаждающих душу вопросов: «Для чего нужна такая жертва?», ответ приведен в Священном Писании. Взятая Господом жена Иезекииля была знамением Израилю: за идолопоклонство народа Бог отдаст на поругание Свое святилище, опору их силы, утеху очей и отраду души (Иез. 24, 21). Чтобы слова Иезекииля были сильны и убедительны и достигали глубины сердца отступивших израильтян, сам пророк должен был испытать потрясение.

Истинное служение Богу всегда напряжено до предела, всегда жертвенно. Оно неизменно совершается в единении с Богом. Если Бог скорбит, как могут веселиться Его рабы? Если Богу изменил избранный народ — могут ли не чувствовать это Его пророки? На небе скорбь — и у пророка печаль; на небе радость — и у служителя Божьего торжество. Мы одно с Богом!

Так служил Отцу Небесному Иисус Христос. Он исполнял только Его Божественную волю, возвещал только слышанные от Него слова, совершал порученное Им дело. Точно так соединил Он в одно и Свою Церковь, став ее Главой. И сегодня, когда наш Господь идет разрушать сатанинские твердыни, можем ли мы сидеть дома, бездействуя и веселясь в кругу любимой семьи? Тогда мы не одно с нашим Богом. Сегодня Он зовет на поля благовестия ревностных тружеников, можно ли не услышать Его голос? Христос готовит Церковь к Своему славному приходу, можем ли мы не замечать очевидных признаков приближения оного? Можем ли беззаботно проводить жизнь, когда Его Евангелие не достигло, возможно, не только края земли, но и наших соседей?

Дерзнем ли измерять высоту и глубину служения собственной меркой? Если нас наполняют другие чувствования, проверим себя: не утратили ли мы связь с Богом? Равнодушие в данном случае равносильно духовной смерти.

«ПРИВЕЛ МЕНЯ В НИЧТО»

Говоря о людях, которыми пользуется Бог для исполнения Своих планов, невозможно не вспомнить много пережившего пророка Иеремию. Еще прежде рождения он был посвящен для служения. Когда Бог избирает человека, против него, как правило, сатана ополчается в сильной ярости. Сатана преследует его по пятам, и Бог не возбраняет, потому что готовит, выковывает дух Своего избранника, чтобы он был крепко утвержден и чтобы его корень оставался тверд и неподвижен при любых напастях. Богу нужен человек, которого можно было поставить «над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер. 1, 10). Поэтому Бог переплавлял прежде самого пророка. «Он обратился на меня и весь день обращает руку Свою, — пишет Иеремия. — Измождил плоть мою и кожу мою, сокрушил кости мои; огородил меня и обложил горечью… привел меня в ничто… напоил меня полынью; сокрушил камнями зубы мои, покрыл меня пеплом» (Пл. Иер. 3: 3—5, 11, 15—16.

«Привел меня в ничто…» Как сопоставить эти действия с любовью Божьей? Да, плотским умом эту истину никогда не понять. Но каждый христианин должен быть открыт для такого, превосходящего разумение, испытания. Оно крайне необходимо для нашего укрепления и утверждения в вере, в любви! Для Божьего дела мы окажемся пригодны только тогда, когда в своих глазах станем ничто, когда наше «я» окажется измолочено и истерто.

Чтобы в течение ряда десятилетий разрушать в сердце строптивого народа упование на Египет, на эту надломленную трость (Иер. 42— 43 гл.), и насаждать живое упование на всемогущего Бога, самому пророку Иеремии нужно было быть сокрушенным и стать ничем! Только на таком основании проявится величие и могущество Господа!

ВЕЛИЧАЙШАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

У христиан есть одна ответственность по отношению как к простым людям, так и к знатным: указать им путь спасения, потому что без покаяния они — на краю бездны и гибнут безвозвратно. Движимые любовью Божьей, мы хотим донести евангельский свет до каждого грешника, чего бы это ни стоило. Мы понимаем, что это — духовная брань, что жертв будет много, но ни безмятежной жизни, ни покоя не ищем на земле. Нам необходимо быть для гибнущих живыми глашатаями истины. Христианам непозволительно заключать с миром «разумные» компромиссы, чтобы тихо сосуществовать. Наш ветхий адам безудержно тянется к безмятежной жизни, но в ней — духовная смерть!

Беспокоит ли нас, как некогда Даниила, состояние народа Божьего и то, как влияют верующие на гибнущий мир? Ревнуем ли мы святой ревностью, чтобы явить миру силу и власть Владыки неба и земли? Или мир видит в нас только религиозных деятелей и организаторов всевозможных благотворительных акций? Торжествует ли власть истины в нашей местности, городе или селе при нашем непосредственном участии? Видят ли окружающие, что в нас пребывает Дух Божий? Находят ли в нас свет, разум и высокую духовную мудрость? Скольким христианам мир присвоил свои халдейские имена, поставил на вавилонское довольствие и приучил питаться яствами со своих столов. В последнее время даже целые союзы и общины мир великодушно ставит в один ряд с еретиками, сатанистами. И христиане смиряются, молчат, как некогда народ израильский в Ассирийском и Вавилонском плену.

Рабы Бога живого должны служить своему Богу неизменно, живут ли они в своем отечестве или же в плену у неприятелей (Дан. 6, 20). Где бы они ни были, у них есть одно непреодолимое желание: угодить Богу. Придется ли за благочестие провести в неволе юность, сгореть ли за святость в огненной печи, разожженной в семь раз сильнее, или за верность Богу быть растерзанными львами — ничто не потревожит их дух, только бы утвердить среди язычников силу, Царство и власть Божью.

Сколькими славными подвигами возвеличился бы Господь, о скольких самоотверженных героях узнали бы мы, если среди пленных нашлись еще такие, как Даниил и три его верных Богу друга!

Сколько великих городов было бы охвачено покаянием, если бы в духе пророка Ионы действовали сегодня десятки прозорливых Божьих мужей!

Мы — новозаветное письмо Христово, написанное Духом Бога живого на плотяных скрижалях сердца. Что читают видящие наше житие? Богобоязненно ли оно? Для каких возвышенных поисков, стремлений и святых желаний открыто наше сердце, наши семьи, наши церкви?

КТО УСТОЯЛ?

В 1961 году, как мы знаем, Бог начал пробуждение Своего народа в нашей стране. Вспомним, кто и насколько открыл свое сердце, чтобы Бог воспользовался им для восстановления торжества вечной истины? Мы знаем, что нашлись преданные Богу люди, приговорившие себя на долгую разлуку с семьей, с церковью — только бы отстоять Божьи святыни. Многие подвижники сложили голову в неволе. Служители, вступая в жестокую брань за истину Христову, не рассчитывали остаться в живых, знали, что жертв и крови будет много, но отдались Богу без остатка. И что же? Напрасно ли они подвергали себя суровым испытаниям? — Сегодня весь народ Божий пользуется свободой! Кроме того, в победу, обретенную благодаря мужеству обрекших душу свою на смерть, вошли люди и не религиозные. Кто устоял в многолетней брани? — Малая горстка любящих Бога. В глубоком смирении, без ропота народ Господень открыл свое сердце, чтобы принять из Его рук чашу страданий, и выдержал с помощью Божьей жесточайший натиск врага душ человеческих. И Бог, видя верность святых, утвердил власть Христа над Своим народом.

Воистину, когда народ Божий идет путем покаяния и смирения, у его гонителей ослабевают силы. Ибо всемогущий Бог не медлит укрепить Свою паству и наделить Своих детей такой силой, что у недругов сердце тает, как воск, и они приходят в робость (И. Нав. 2, 8—11).

Мы не знаем, что нас ожидает в будущем. Возможно, снова тюремные камеры, лесоповал, полуголодные этапы. А может, придется перенести неслыханные еще в истории христианства преследования… Враг душ человеческих — в сильной ярости, но стоит ли от этого смущаться? Распахнем перед Господом сердце, чтобы принять все предопределенное Им. Не станем просчитывать предполагаемые трудности. Что Бог допустит — все послужит к Его славе, и мы войдем в Его чудную победу.

ОБЛЕЧЕМСЯ ВО ВСЕОРУЖИЕ БОЖЬЕ

Нива Господина жатвы во все века была полита слезами, по` том и кровью святых мучеников, подвизавшихся на ней в знойные дни. Кровь солона, слезы и пот — тоже. Если же христиане не готовы ради Христа и торжества Его истины пролить слезы, пот и кровь, есть опасность, что они станут солью, потерявшей силу, и окажутся орудиями сатаны в разрушении дела Божьего.

Детям Божьим необходимо крепко утвердиться Духом Святым во внутреннем человеке, чтобы выдержать грядущие испытания. Чудовищной силы жестокость и коварство сатаны мы сможем преодолеть только, облекшись во всеоружие Божье. Духовная брань предстоит великая. Не увлечемся соблазном благоденствия в краткие дни свободы, но будем просить Бога исполнить нас силой Духа Святого вдвойне, ибо завтрашняя битва может потребовать от нас вдвое большей жертвенности, чем от впереди прошедших воинов Христа. Готовы ли мы претерпеть превосходящие разумение испытания? Увидим ли в них превосходящую разумение любовь Христа? Станем ли, силой Божьей укорененные и утвержденные в любви, подобны дереву, посаженному при потоках вод, лист которого не вянет? Задача нелегкая. Но именно об этом Апостол молился с особым благоговением, говоря: «Для сего преклоняю колена мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа», чтобы все святые могли и уразуметь, и достичь это в своей жизни.

Уразумеем же и мы преимущества крестного пути, чтобы Бог мог утвердить через нас спасение, и силу, и Царство Бога нашего и власть Христа Его во веки и веки!

Н. Сенченко

Вестник истины, 1,1998

Добавить комментарий