Доминик Стросс-Кан: «Россия должна найти свой собственный путь развития, отличный от западного».

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERAРоссия в своем развитии должна опираться на то, что у нее есть, а не на универсальные рецепты.

В России произошел переход не к рыночной экономике, а от экономики дефицита к обществу потребления.

В Московском государственном университете 23 марта начал работу двухдневный Московский экономический форум (МЭФ-2016), темой которого стали результаты экономических реформ, проводившиеся в России в течение последних 25 лет, а также нынешняя ситуация и дальнейшие пути развития страны.

В форуме, тема которого сформулирована как «25 лет рыночных реформ в России и мире. Что дальше?», принимают участие почти четыре тысячи человек, которые прибыли из 47 регионов России и 16 стран, сообщает сайт «Большая Москва». Работу форума освещают более 200 журналистов различных средств массовой информации.

Французский политик и экономист, директор-распорядитель Международного валютного фонда с 2007 по 2011 год Доминик Стросс-Кан отметил, что экономика мира до сих пор испытывает влияние последствий глобального кризиса 2008-2009-х годов. По его мнению, корень этих явлений заключается в социальном и экономическом неравенстве, когда экономические модели в одних случаях работают, а в других — дают совершенно неожиданные результаты. Европейцы пытались внедрять и в других странах привычные для них рыночные механизмы, но эти стандартные методы в ряде случаев оказывались неэффективными.

«Сейчас каждая страна должна найти свой собственный путь развития, — заключил Стросс-Кан. — Вряд ли будут работать общие рекомендации, если не будет учитываться местная специфика, в том числе и России нужны специфические экономические стратегии».

О том, как действующие в мире модели меняют свою суть в российских условиях, говорил в своем выступлении на форуме декан экономического факультета МГУ имени Ломоносова Александр Аузан. Он привел в пример то, как эксперты и бизнес сначала активно выступали за разработку и принятие закона о банкротстве, а на практике оказалось, что он используется для рейдерских захватов бизнеса и предприятий.

По словам Аузана, «переход был не к рыночной и демократической системе в экономике, а от экономики дефицита к обществу потребления, этот переход произошел успешно». Во время проведения рыночных реформ в России не были учтены транзакционные издержки: «Считалось, что рынок сам отрегулирует все эти процессы, этот расчет не оправдался даже теоретически».

Экономист подчеркнул, что при распределении природных ископаемых и богатств не бывает автоматического баланса, для этого требуются специальные механизмы регулирования рынка.

Аузан считает, что Россия нуждается в выработке «длинных» и культурно ориентированных стратегий экономического развития. Что это значит, он пояснил в интервью «Коммерсант-FM»: «Возьмем историю нашей страны за последний век. Россия создала космический корабль, спутник, атомную бомбу — ну, предположим, это спорно, — водородную бомбу точно, массу всяких технологий, но не смогла создать конкурентоспособный автомобиль, телевизор, холодильник. С моей точки зрения, это проявление культурных характеристик человеческого капитала в России, когда мы можем делать вещи уникальные, малосерийные, опытные производства, креативные индустрии, но очень плохо делаем массовую продукцию.

На мой взгляд, эти вещи надо закладывать в стратегию дважды. Во-первых, опираться на то, что есть, а не на то, что существует в универсальных рецептах. Во-вторых, если мы хотим что-то изменить, то понимать, что эти характеристики тоже меняются, но лет за 20. Например, путем образования, потому что культурные нормы производятся школой и тюрьмой, армией. Ну, с участием интернета и телевидения».

newsru.com

Добавить комментарий