Иисус как главное действующее лицо Божьего плана установления Царства Божьего на земле.

царстЭнтони Баззард,

Чтобы понять смысл Царства в евангельского учения Иисуса, необходимо принять во внимание ветхозаветные корни понятия «Царство Божье». В отрыве от своих еврейских корней Царство ― не более чем туманная идея в умах большинства читателей Библии. Существует серьезная опасность вложить в ключевой евангельский термин Иисуса совсем не тот смысл, которым наделяли его Иисус и апостолы. В результате мы лишимся жизненно важной, спасительной информации, а проповедуемый нами Иисус будет лишь отдаленно напоминать подлинного еврея Иисуса, учение которого имеет колоссальное значение для вечности.

Уже в самом начале Нового Завета мы видим фразу, описывающую предназначение Иисуса и содержащую слова о престоле Давида: «И даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца» (Лук. 1:32, 33). Эти слова заставляют нас обратить внимание на тот факт, что империя царя Давида однажды будет восстановлена. Как некогда Соломон «сел на престоле Давида, отца своего», так и Иисус должен занять царский престол. Все готово для того, чтобы Мессия достигнул поставленной перед Ним великой цели. Поскольку престол Давида был упразднен со времен Вавилонского пленения, о чем прекрасно знали все евреи, предсказание Гавриила подразумевало восстановление Царства Давида. Судя по всему, великие обетования, данные в Божьем договоре с домом Давида, должны были окончательно осуществиться в Иисусе.

В этих замечательных словах Луки, указывающих на предназначение сына Марии, мы находим определение подлинной цели христианства. Роль Иисуса четко обозначена. Иисус ― это не загадочная религиозная фигура, а тот, кто тесно связан с национальными ожиданиями Израиля. Ему предопределено стать их царем и в качестве представителя Бога руководить Царством Божьим. Весть Гавриила, переданная Лукой, всецело мессианская. Понять ее можно только в еврейском контексте. Описание роли Иисуса в божественном плане, данное ангелом, должно напомнить читателю, знакомому с Писанием, об одном важном пророчестве из небольшой книги Авдия. Пророк в конце данного ему откровения пишет об уповании Израиля. Во времена, когда «день Господень» будет близок «на все народы», «дом Иакова получит во владение наследие свое» и «придут спасители на гору Сион, чтобы судить гору Исава, и будет царство Господа» (Авд. 15, 17, 21).

В этом заключалась непоколебимая надежда народа на избавление, взлелеянная столетиями размышлений над словами еврейских пророков, которые жаждали восстановления славы Израиля после воцарения великого потомка Давида. Библия не дает нам ни малейшего основания предполагать, что престол Давида может означать не резиденцию израильского царя в Иерусалиме, а нечто другое. Нет никаких логических объяснений тому факту, что выражение «престол Давида» стало вдруг означать невидимое правление на небесах. Обещанный царь Мессия должен править Царством Божьим, то есть восстановленным Царством Давида. Откровение, переданное Марии архангелом Гавриилом, для Луки было основополагающей христианской доктриной. Это пророчество ждет своего исполнения в будущем, когда Иисус возвратится на землю, чтобы занять пост, обещанный Ему при Его рождении божественным Словом. В «Комментарии проповедника» содержится следующее краткое примечание к Лук.1:32: «Слова ангела остаются неисполненными. Они явно относятся к восстановлению Израиля, весьма неблизкому, насколько мы можем судить… Этот великий час еще не пробил».

Высокообразованный толкователь мог бы добавить, что пророчество о будущем воцарении Иисуса является основой Евангелия Царства, то есть христианского Евангелия. Именно на это событие уповают авторы Нового Завета. И это неудивительно, ведь эту же надежду вселяли еврейские пророки, предсказывавшие вечное правление Давида в Иерусалиме. В этом смысле ключевым мессианским отрывком является Книга Исаии 9:7. И еврейский Таргум, и христианские толкователи видят здесь описание Мессии, «во дни которого», как сказано в Таргуме, «мир будет пребывать среди нас»: «Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века».

Когда это замечательное мессианское пророчество (которое, безусловно, не было исполнено в период правления царя Езекии в 8-м веке до н.э.) читается в рождественские дни или исполняется в постановке «Мессии» Генделя, люди, по причине отсутствия точной информации, ошибочно полагают, что оно уже сбылось. Однако с точки зрения Библии, пророчество касается будущего. Именно об этом мы просим в молитве «Отче наш»: «Да приидет Царствие Твое». Это пророчество следует рассматривать в тесной связи с предсказанием Иеремии:

Вот, наступают дни, говорит Господь, и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле. Во дни Его Иуда спасется и Израиль будет жить безопасно. (Иер. 23:5, 6)

Пока в Иерусалиме не правит царь из рода Давида, основная часть мессианского пророчества все еще относится к будущему. Если говорить точнее, должно произойти некое политическое событие огромной важности, которое положит начало установлению единого Божьего правительства. В этом и состоит изумительная перспектива библейского христианства, о которой церкви почему-то предпочитают умалчивать.

Энтони Баззард,

«Царство небесное на земле. Забытое христианство еврея Иисуса».

Газета Протестант.ру    

Добавить комментарий