Кадыров – далеко не первый, кто справился с внутренним террором, воздействуя на семьи террористов.

кадыровРоссия показывает пример того, как можно взять под прицел семьи террористов.

Эндрю Крамер, The New York Times.

Призыв Дональда Трампа «отыграться» на семьях террористов вызвал бурю возмущения, однако именно эту тактику на протяжении десятилетий применяет Россия, пишет The New York Times. «Действия России при подавлении восстания исламских сепаратистов на Кавказе — испытательная лаборатория для идей Трампа.

В конфликте, начавшемся в Чечне, а затем переросшем в бессистемный исламский бунт по всему Северному Кавказу, российские спецслужбы регулярно арестовывают, пытают и убивают родственников террористов, утверждают правозащитные организации. Российский подход, от которого впору содрогнуться сторонникам пытки утоплением, в чем-то оказался эффективным. Так, похищения родственников помогли ослабить руководство чеченских боевиков.

С российской точки зрения семья — это нить, за которую надо потянуть, чтобы развалить террористическую группировку. По словам члена Совета по правам человека при президенте РФ Кирилла Кабанова, террорист должен понимать, что его родственников будут рассматривать как соучастников.

По закону, российские службы безопасности не уполномочены предпринимать какие-то действия в отношении родственников. Но такие мелочи, как отсутствие законных оснований, редко становятся препятствием для деятельности спецслужб.  В Чечне и соседнем Дагестане они регулярно сжигают или сносят дома людей, подозреваемых в терроризме. Самое поразительное, что часто целые семьи удерживаются в заложниках в рамках громких дел до тех пор, пока разыскиваемый не сдастся или не будет убит.

Наиболее активно эта тактика использовалась при «замирении» Чечни. Родственников использовали как «наживку» для выманивания сепаратистов: если те отказывались переходить в другой лагерь, члены семьи исчезали. В период с 2000 до 2005 года в Чечне было порядка 3-5 тыс. нераскрытых дел об исчезновении людей. Эта политика, проводимая чеченским лидером Рамзаном Кадыровым, позволила покончить с организованным сопротивлением.

Такая практика породила множество исков в Европейский суд по правам человека, а также активную критику применяемых методов, которые, будучи эффективными на первый взгляд, в долгосрочной перспективе приводят к отчуждению семей.

Возможно, самой громкой операцией российских спецслужб стало задержание в 2004 году сразу нескольких десятков членов семьи министра обороны сепаратистского чеченского правительства Магомеда Хамбиева. «Да, моих родственников задержали. Но они были виновны. Понимаете? Потому, что они были мои родственники, — сказал Хамбиев в интервью «Коммерсанту». — Если я бандит, то и они бандиты».

By ANDREW E. KRAMER 

The New York Times, MARCH 29, 2016

Добавить комментарий