Когда я вижу Бога вдалеке, Он уже идет навстречу мне.

сынОжидание встреча с Богом, на которую не приходит сам человек.

Денис Гореньков.

Увлекательная встреча восточных христиан на Халкидонском соборе V века от Р.Х. закончилась принятием богословского определения о «двух естествах Христа». Но эта встреча не принесла ничего хорошего для армян, воевавших в это время с персами и тщетно ожидавших помощи от своих братьев по вере. Затянувшаяся халкидонская встреча сделала невозможной встречу, которая была так необходима армянам – встречу союзных армий.

Митина любовь

Тщетно ждал встречи со своей возлюбленной забытый в тихой сельской усадьбе Митя – герой рассказа Бунина «Митина любовь». Встречи не произошло, вместо Кати появился почтальон и Митя, холодея, прочитал письмо от Кати: «Я дурная, я гадкая, испорченная … но я безумно люблю искусство! … я уезжаю — вы знаете, с кем…».

Поняв, что встреча с Катей уже никогда не произойдёт, Митя «нашарил и отодвинул ящик ночного столика, поймал холодный и тяжелый ком револьвера и, глубоко и радостно вздохнув, раскрыл рот и с силой, с наслаждением выстрелил».

В ожидании Годо

Как тяготит, как мучает и как тревожит не оправдавшееся ожидание желанной встречи. Тщетное ожидание, «ожидание Годо», так точно переданное Беккетом, драматургом так называемого «Театра абсурда», стало уже давно одной из центральных тем человеческой жизни, а значит и литературы, и кинематографа, и театра.

«Ожидание Годо» с подачи Беккета стало обозначать затянувшийся процесс ожидания, процесс тщетный, потому что ожидание не оправдывается, встреча не происходит. Драма несостоявшейся встречи при этом может быть вписана в человеческие отношения: мы ждем, нас ждут; мы не приходим, нас не дождались.

Но не только: Беккет, так и назвавший свою пьесу «В ожидании Годо», намекнул на иную реальность: реальность человека, тщетно ожидающего Иного.

Кто здесь настоящий Годо?

Иудео-христианская магистраль сделала для живущих на ней людей привычным образ Бога, Который всегда приходит на встречу с человеком. Конечно, бывали эпизоды, когда человеку, подобно Иову, приходилось ждать и ждать очень долго, но Бог всегда являлся, «Годо» приходил.

Однако новая история человечества, направленная в русле иной, секулярной магистрали, поставила вопрос: на самом ли деле Годо приходит? Если он не приходит, то не означает ли это, что его просто может не быть?

Обезбоженное пространство человеческих судеб и отсутствие очевидных (по меркам секулярной магистрали) признаков Божьего явления не означает ли, что встреча вообще невозможна, так как встречаться, в сущности, не с кем?

Но есть еще нечто, без чего драма несостоявшейся встречи будет очерчена не до конца. Можно говорить о тщетном ожидании человека человеком. Можно говорить о человеке, будто бы не дождавшемся Бога. Но также стоит сказать и еще об одном ожидании, об еще одной желанной, но откладываемой встрече.

Это ожидание Бога, Который ждет человека. Это встреча с Ним, на которую не приходит сам человек. Беккет указывал на Иного, Который отменил встречу. Нам нужно задаться вопросом: «Кто же здесь настоящий Годо»? Ответ будет: сам человек.

Мы не выходим на поиски Бога. Мы откладываем встречу. Мы, в конечном итоге, можем отменить ее.

Почему? Есть много причин. Точнее, есть много встреч, которые препятствуют Встрече. «И ходят в праздной суете разнообразные не те».

  1. Разнообразные не те: грех

Классической причиной, по которой человек откладывает, а то и вовсе отменяет встречу с Господом жизни, является грех. Но грех не столько как проступок, действие, описываемое в юридических категориях, каким часто видят его люди. Грех как состояние, вызванное действием, но усугубленное до болезненности и углубленное до полного разрыва, который настолько масштабен, что уже не в силах самого человека его преодолеть.

В песне христианской музыкальной группы «Новый Иерусалим» есть слова о человеке, который «научился обманывать, и лгать, и быть жестоким. Он думал все от жизни взять, но он остался одиноким».

Грех, как затянувшаяся встреча человека со своими бедами, когда в жизни оказывается так много всего тяжелого, мучительного и страшного, что уже и головы нельзя поднять, и шагу ступить некуда.

Грех, как болезнь, мучительная боязнь любых близких контактов, в особенности направленных в Божью сторону, делает человека одиноким, встречу нереальной, саму жизнь — нищебродствованием.

Грех, как увлекательный поначалу процесс накопления, процесс, который до отказа наполняет руки человека ненужными и тяготящими предметами. Руки, которые уже не протянуть в сторону Творца. «И что пользы человеку, если он все приобретет, а душу свою потеряет?»

  1. Разнообразные не те: суета

Современный японский богослов Косукэ Кояма называет Бога Тем, Кто движется со скоростью пять километров в час. Именно с такой скоростью обычно идет человек.

Но человек далеко не всегда ходит. Чаще мы ищем другие, более быстрые способы перемещения в пространстве: машина, поезд, самолет.

Мы спешим, а Бог, согласно японскому богослову, движется медленно. Медленно, потому что Он действует любовью. Любовь не спешит, она долготерпит.

Суетливое движение, которое выбираем мы для того чтобы скорее достичь своих, конечно же, важных целей, не предполагает замедления. Но остановиться нужно! Нужно притормозить, чтобы линии за окном вновь стали лицами людей, крестами колоколен, деревьями и скамейками парков.

Суетность передвижения от пробуждения до засыпания мешает нам остановиться и познать, каков Он – Бог. Вновь и вновь нам нужно напоминать себе, что сущность христианства, в прямом смысле слова, — это сущность дороги, пешего пути.

При всей нашей разности нельзя забывать о первом и важнейшем запахе нашей веры — запахе дороги, пути, шествия через холодный горный вечер. Лучшие встречи и лучшие разговоры происходят на таких дорогах, а не в залах ожидания хабов.

Давайте просто пройдемся сегодня пешком побольше, без звонков, без музыки или аудиопроповедей в ушах. Сами по себе, с хорошими людьми, с Учителем, Который любил и умел ходить пешком.

  1. Разнообразные не те: хронофаги и теофаги

Что, на самом деле, мы имеем по-настоящему нового? Какие предметы, или связи, отличают нас от героев истории о «званых и избранных», рассказанной в четырнадцатой главе Евангелия от Луки? «Я купил землю и не могу прийти». «Я купил волов и не могу прийти». «Я женился и не могу прийти».

На самом же деле, это именно земля купила тебя. Ты, а не волы, впрягся в крепкую упряжь. Ты за столом поешь что-то про свой уют, не понимая того, что ты в это время теряешь.

Что поменяется в этой истории, пожелай мы рассказать ее сегодня? Пивко на лавочке, телевизор, социальные сети, карьерная лестница. Бестолковые чаты, бездарные фильмы, бессмысленные и беспощадные пролистывания страничек и прощелкивание каналов.

Декорации, предметы, отношения, по сути, остаются теми же, вяжут по рукам и ногам, пригибая к земле между теми волами, которых ты купил. Пожиратели времени, «хронофаги», оказываются прочнейшими и эффективнейшими мембранами, препятствиями между нами и нашим Господом. Встреча оказывается отложенной на неопределенное время из-за месива мелких контактов с «разнообразными не теми», пролузганной, профуканной.

Очень большое, слишком большое количество мало что значащих на самом деле социальных связей и явлений, которые становятся уже не только «хронофагами», но и «теофагами» — пожирателями времени для встречи с Богом.

Годо не приходит. Катя пишет Мите: «Я уезжаю, вы сами знаете, с кем», не думая о том, что тот, с кем она уезжает, скорее всего, оставит ее скоро, она – временная для него, а ждущий в напряжении всех своих сил Митя, который любит ее и готов любить всегда, забыт в провинции.

  1. Разнообразные не те: церковь

Отдельно стоит выделить церковь, которая в стремлении сохранить истинность учения и образа Бога может стать раковиной, так сжавшей створки, что жемчуга уже не достать. Как может Церковь мешать нашей встрече с Богом? Так же, как раковина, которая напрочь закрывает драгоценную жемчужину толстыми наростами, призванными жемчужину сохранить.

Парадность воскресных богослужений, речистость проповедника, увлекательность всевозможных служений и проектов. О Боге все узнано из брошюры на курсах по евангелизму, словарные конструкции публичных молитв отработаны в совершенстве, Писание перерождается в «закавыченные» тексты – для споров, для самоуспокоения, для обличения и бичевания других.

Раненые христианами, расходятся христиане из христианской общины, от горы Фавор спускаются к пыли и бесноватым, катающимся в этой пыли. Величайший Божий замысел, Церковь Христова, пространство для встречи Искупителя и искупаемых, постоянно тяготеет к вырождению в малопонятный и малонужный социальный институт.

Тяготеет, но не вырождается, поскольку жив Искупитель и Глава Церкви.

  1. Разнообразные не те: стыд

Чувство стыда, пожалуй, самая уважительная и самая человечная причина, которая мешает нашим встречам с Отцом, Сыном и Духом Святым. Здесь все соединяется воедино: недовольство собой от греховных действий и состояний, горечь от упущенных возможностей и суетной жизни.

Стыд – хорошее чувство, болевой укол в душу. Но именно от этих уколов душа может так никогда и не оправиться. Действует старая как мир (от Адама и Евы) схема: отдаляющие нас от Бога действия вызывают в нас стыд, стыд заставляет удаляться от Бога еще дальше, закрываться от Него еще плотнее.

Вскорости нам самим уже начинает казаться, что наворочено и наделано нами столько, что прощение уже невозможно, уже стыдно просить о нем (в который раз). Тогда мы начинаем думать словами Есенина: «А мой удел — катиться дальше, вниз» и жить начинаем соответствующе.

  1. Когда я вижу Бога на горизонте, Он уже идет мне навстречу.

Грех. Отдаление. Суетная жизнь. Связи и предметы. Презирающий старший брат. Стыд. Все это есть в истории блудного сына. Но также в ней есть финал, дарящий надежду: встреча происходит. Сын появляется на горизонте. Отец появляется на горизонте. Глаза блудного сына опущены вниз, к земле. Но глаза отца устремлены вдаль. Отец высматривает сына. Встреча происходит.

Что отдаляло ее, ставило почти в разряд невозможных? Скорость жизни. Наследство требуется прямо сейчас при живом отце.

Отдаленность. Грех уводит в дальние страны, но что в них? Разнообразные не те, падение, нищебродство, вина, стыд. Но именно эти «не те» послужили ко благу, подтолкнули сына к тому, чтобы прийти в себя и повернуть назад, точнее – навстречу.

«Разнообразные не те» мешают нашей встрече с Отцом. Но именно они могут встряхнуть нас, заставить оглянуться вокруг, ужаснуться тому, как и где мы живем, помочь прийти в себя и выйти навстречу Богу. Он, как и отец в притче, издалека увидит нас, разоренных, с опущенными глазами, с израненными лицами. Увидит, узнает и бросится к нам навстречу.

Эта скандальность притчи – почтенные пожилые люди не должны бегать навстречу потасканным сыновьям! Эта невероятная милость и готовность прощать нашего Отца. Эти буквально ощутимые руками и обонянием образы: нечеловеческой пищи в дальней стране, среди «разнообразных не тех» и накрытого для пира стола в доме отца.

Эта радость от того, что «Сей был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся» (Лк. 15:32).

Человек виден на горизонте. Бог виден на горизонте. Дверь отперта. Встреча возможна. Не будем ее откладывать.

Разнообразные не те: описание отложенных встреч.

https://www.facebook.com/den.gorenkov.3


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*