Кто в России будет сторожить самих сторожей: законы, указы, приказы перестают выполняться.

охранаВопрос надзора за надзирающими так же древен, как способность человека задавать вопросы самому себе.

Юрий Голик

В конце 90-х годов Совет Федерации как-то решил подсчитать количество надзирающих органов и инстанций. Тогда сенаторами были только руководители регионов, поэтому вопрос этот был для них совсем непраздным: проверяющие и проверки многих, что называется, доставали. Посчитали и удивились: таковых оказалось под 50. Потом кто-то, по-моему, в правительстве пересчитал, и все удивились еще раз. В Совете Федерации забыли учесть местные контролирующие инстанции, так что теперь таковых выходило уже более 60. А ведь есть еще внутриведомственный контроль, который распространяется только на это ведомство.

Сколько разных контролеров сейчас? Без специального исследования на этот вопрос вряд ли кто сможет ответить.

Несмотря на такое прямо-таки изобилие контролирующих органов, у нас совершаются постоянно и непрерывно огромные многомиллиардные хищения, строящиеся объекты вводятся с чудовищными недоделками, в магазинах уже практически не осталось настоящих, нефальсифицированных продуктов питания… Продолжать просто не хочется. При этом предложения по созданию новых контролирующих органов слышатся постоянно.

Нелишним будет напомнить, что Народный контроль (как институт и как достаточно мощный орган) был уничтожен тогдашними демократами едва ли не самым первым (он совершенно не мог защищаться). Почему? На этот вопрос так никто никогда и не ответил.

Прокуратура по истеричному требованию тех же демократов практически лишилась общего надзора. Что-то там, конечно, осталось, но совершенно не работает. Да и на остатки продолжаются нападки. Еще в 1997 году на праздновании 275-летия российской прокуратуры Егор Строев, выступая с речью как председатель Совета Федерации, сказал о необходимости восстановления в полном объеме общего надзора в прокуратуре. Прокуроры ответили аплодисментами. Ничье выступление не прерывалось аплодисментами, а тут прокуроры не сдержались. Профессионалы прекрасно понимали, о чем идет речь и куда приведет отсутствие общего надзора.

Налицо, таким образом, непреодолимое желание максимально раскассировать надзор, чтобы у 7 или у 107 нянек дитя было совсем без присмотра. Оно и понятно – в мутной воде, как известно, рыбка легче ловится. Отсюда простой вывод: все усилия по увеличению контролирующих органов на руку только очень нечистым на эту самую руку людям. И все это происходит на наших глазах, без всякого стеснения и прикрытия.

Сейчас во всю свою разрушительную мощь разворачивается кризис. Такой масштабный кризис всегда связан с потерей управляемости. Законы, указы, приказы перестают выполняться. Плохие управленцы (менеджеры, говоря современным языком) в высоких креслах в такой ситуации хватаются за соломинку в виде создания очередного контролирующего органа. При этом они панически боятся менять систему и даже менять людей (а вдруг будет еще хуже?). Создают новые надстроечные органы. Исторический опыт показывает, что улучшений при таком подходе не достичь – будет только хуже. То есть мы начинаем проваливаться еще быстрее и еще глубже в яму, в которой и так сидим по самую макушку. Нужен принципиально иной ход, рывок.

Это понял Александр II и начал в 1861 году масштабные реформы, что позволило уже через несколько лет очень крепко встать на ноги экономике России. Это понял Ленин и ввел в 1921 году НЭП, что вырвало Россию из тисков военного коммунизма. Страна и люди задышали и очень быстро распрямились. Это понял Теодор Рузвельт, внедривший (поначалу почти насильно) «Новый курс» (New Deal) в 1933 году, благодаря которому страна вышла из Великой депрессии. И вышла обновленной и более сильной.

Можно упомянуть Маргарет Тэтчер, Сильвио Берлускони (да, да – Берлускони), Индиру Ганди, генерала де Голля и некоторых других известных миру деятелей. Даже Михаил Горбачев (очень неоднозначная, на мой взгляд, фигура!) стоит в этом ряду.

Мы тоже можем сделать такой рывок, но пока не делаем. Может, с силами собираемся? Надеюсь, сегодня всем понятно, что так называемая административная реформа 10-летней давности – это насмешка и пародия, не более того.

Мы вступили в череду масштабных выборов. Выборы – всегда момент дестабилизации ситуации. Даже Владимир Путин не так давно предупредил об этом. Мы как-то системно готовимся к этому? (Речь не идет о работе специальных органов, которые работают по своей схеме и в строго заданном направлении.) Речь идет об обществе, в том числе и о гражданском обществе. Пока что все заканчивается беззаботными выкриками: «Ура! Убрали Чурова!» Ну, убрали. И что? А ничего. Новый «главный избиратель» наверняка будет продолжать известную линию «партии и правительства». А Чуров будет писать книжки. Вот и все перемены. При этом, разумеется, контроль будет усилен. Чей контроль? Над кем и над чем контроль?

Контроль может быть разрушительным. Решили разрушить Академию наук – создали ФАНО. К науке люди, работающие там, отношения не имеют, но руководить (именно руководить организацией науки) взялись рьяно. По мнению председателя Сибирского отделения Российской академии наук, академика Александра Асеева, они «рулят наукой, как банно-прачечным комбинатом». Многотомные отчеты и справки собираются регулярно. Вот только наука от этого только чахнет. Некогда ей развиваться – все время на справки уходит. По данным того же Асеева, «общая доля российских публикаций уменьшилась с 2,7% в 2008 году до 2,3% в 2013-м». При видимой количественной незначительности этих показателей за ними стоят тысячи и даже десятки тысяч непоявившихся публикаций. Во всем мире этот показатель неуклонно растет. У нас же растет доля всевозможных отчетов и нелепых требований.

Например, чиновники требуют публиковаться в журналах Scopus. (Это известная голландская книгоиздательская фирма, разработавшая несколько десятков лет тому назад некий индекс для отслеживания эффективности своей книгоиздательской деятельности. Индекс прижился и стал использоваться опять же в технических целях другими издателями и библиотеками. Но только в нашей стране его взяли на вооружение чиновники от образования. Откуда такая трогательная забота о финансовом благополучии этой голландской фирмы?) Технический и абсолютно вспомогательный показатель стал самодовлеющей величиной. Хвост стал крутить собакой! Как-то услышал на одном мероприятии в выступлении столичного профессора: «Ну, опубликовал я в скоповском журнале в Пакистане статью. Чиновники остались довольны – новую графу завели. А что российская наука от этого приобрела?» Но чиновников такие вопросы в принципе не волнуют.

Мир с большим удивлением взирает на эти бессмысленные построения. Впрочем, он не только взирает, но и мозги наши активно переманивает. Изучит индекс Хирша (технический показатель), и конкретный ученый получает конкретное предложение. А что? Одно обещание освободить от составления глупых отчетов многого стоит.

Поистине невразумительная деятельность контролирующих органов в сфере образования привела к тому, что почти половина людей (в том числе и достаточно взрослых) считают, что Солнце вращается вокруг Земли, и еще половина не может рассказать, чем экскаватор отличается от эскалатора. Зато в отчетах по ЕГЭ все просто замечательно.

А открытое правительство? Целый министр есть (хорошо, что хоть без министерства). Для кого открываем? Что открываем? А посмотреть-то хотя бы одним глазком можно?

Кстати, о правительстве. Сегодня во многих странах мира министерства организуют работу экспертов. Это принципиально новый уровень работы министерств. Необходимо не просто собрать и обработать мнения экспертов, но и выбрать лучшее из лучших предложений. Понятно, что для этого необходимо самим министерским работникам иметь очень высокую квалификацию. У нас же значительная часть министерских работников просто не в состоянии сделать какие-то грамотные оценки. Особенно отличаются в этом работники Министерства юстиции. Оно и понятно: если сам министр делает предложения типа «будем строить колонии для осужденных на помойках», то чего же ждать от рядовых работников?

Я не ратую за возрождение Народного контроля. Видимо, он свое отработал. Сегодня у нас есть Общественная палата. Правда, орган совсем не тот, функционал другой, профессионального аппарата нет (это принципиальная позиция организаторов), поэтому до Народного контроля она недотягивает, но все же… Народный фронт опять же поднимает острые вопросы. Партии не молчат. То есть что-то движется.

А вот общий надзор в прокуратуре надо не просто возродить, но и сделать это направление, наверное, основным в работе прокуратуры. Не имеет право государство уходить в тень и не защищать своих граждан от всевозможных посягательств на их права и законные интересы.

Юрий Владимирович Голик – доктор юридических наук, профессор.

Масштабный кризис всегда связан с потерей управляемости.

НГ-Политика, 15.03.2016.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*