Путин был более мягким и участливым – ведь на носу выборы, а в стране – кризис.

линияБолее добрый и нежный Путин? Президент на российском телемосте говорил мягко.

Фред Уэйр.

В четверг более добрый и нежный Путин поговорил с россиянами со всей страны во время ежегодного телемарафона в духе собрания трудового коллектива, стремясь показать, что он по-прежнему жесткий, почти всеведущий технократ, но чувствует боль простого народа, переживающего уже второй год экономической рецессии.

«Путин, безусловно, сегодня показал свою более мягкую сторону», чем на прежних телемарафонах, считает Николай Петров, профессор ВШЭ (Москва).

«Совершенно очевидно, что ему посоветовали продемонстрировать, что он знает о трудностях, через которые проходят многие люди, понимает это и делает все, что в его силах, чтобы улучшить ситуацию. Тот факт, что люди могут обратиться к президенту напрямую и пожаловаться на реальные проблемы, должен показать, что Путин не боится этой информации, что он в курсе», — отмечает Петров.

Однако, по мнению экспертов, этот смягчившийся тон позволяет предположить, что Кремль обеспокоен текущим кризисом и его воздействием на общественное настроение на фоне приближающихся парламентских выборов в сентябре.

«Я считаю, что можно усмотреть подготовку к грядущим выборам в этом более личном, небезучастном стиле Путина, — полагает Алексей Макаркин, замдиректора независимого Центра политических технологий (Москва). — Еще остается два года до следующих президентских выборов [об участии в которых Путин пока что не заявил]. Избирателей интересует личность Путина, и ему легко немного приоткрыться. На самом деле, он мало что сказал нам, но продемонстрировал немного теплоты».

Аналитики также отметили более примирительный тон, чем обычно, в сфере международных отношений. В противовес некоторым клише российской пропаганды, Путин настаивал на том, что Россия не окружена врагами, что Турция — «дружественная страна», призвал к миру на Украине и сделал комплимент Бараку Обаме за то, что ему хватило мужества признать ошибки США в Ливии, пишет Уэйр.

Однако ответ на вопрос школьницы о том, кого бы он решил спасти первым, если бы турецкий президент Ресеп Тайип Эрдоган и украинский лидер Петр Поршенко тонули, прозвучал больше в духе прежнего Путина.

«Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно», — сказал Путин.

The Christian Science Monitor, APRIL 14, 2016

Добавить комментарий