В России вновь выросла опасность организованной преступности.

преступТишкин Д.Н. Основные направления противодействия организованной преступности в контексте преодоления угроз национальной безопасности России.

Одной из существенных угроз национальной безопасности современной России является организованная преступность. Необходимо учитывать то обстоятельство, что обеспечение национальной безопасности, как следует из «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.», утвержденной Указом Президента РФ в 2009 г., имеет комплексный характер и не может       сводиться исключительно к проблеме противодействия организованной преступности [1].

Обеспечение национальной безопасности предполагает осуществление деятельности, направленной на совершенствование системы и принципов функционирования государственных и общественных институтов, эффективное решение наиболее актуальных проблем и противоречий, характерных для различных сфер общественной жизни, модернизацию экономики страны, решение проблем в области социальной политики, культурной и духовной жизни общества, что предусматривает проведение политической элитой страны выверенной внешней и внутренней политики, которая на современном этапе преимущественно обращена к решению вопросов обеспечения военно-политической безопасности страны [2], в ущерб решению остро стоящих социальных проблем.

В то же время, совершенно очевидно, что в ряду угроз национальной безопасности страны деятельность организованных преступных формирований занимает особое место в силу некоторых особенностей нашей страны. Современная Россия, как известно, представляет собой страну с масштабным экономическим потенциалом: огромные территории российского государства в комплексе со значительными природными ресурсами, богатейшей базой полезных ископаемых не могут не привлекать интерес, в том числе и у представителей организованных криминальных структур, транснациональных преступных объединений. Расширение территориальных масштабов осуществления преступной деятельности вызывает необходимость в выработке оптимальных стратегий, определению перспективных направлений противодействия организованной преступности в современном российском обществе.

Несмотря на то, что в настоящее время международной и национальной практикой выработаны достаточно эффективные средства противодействия различным преступлениям, в том числе и транснационального характера, постоянные изменения в сфере деятельности организованных преступных формирований, совершенствование        технологий  совершения противоправных деяний, современных способов нелегального извлечения прибыли требуют соответствующей постоянной корректировки деятельности российского общества и государства в этой сфере [3].

«Качественный рывок» в развитии организованной преступности в нашей стране произошел именно после распада Советского Союза, хотя определенные предпосылки для этого сформировались еще в так называемый позднесоветский период, в 1970-1980-е гг. В период 1990-х гг. деятельность организованных преступных формирований достигла больших масштабов, что оказалось возможным во многом вследствие отсутствия эффективных государственных механизмов правового, экономического, финансового регулирования в условиях пореформенной России, что, в свою очередь, имело закономерным следствием разрастание теневой экономики и активное вовлечение в эту сферу организованных криминальных структур. С целью противостояния организованным преступным формированиям в 1989 г. на базе Министерства внутренних дел СССР было создано специализированное подразделение по борьбе с организованной преступностью, призванное координировать усилия органов внутренних дел в сфере борьбы с ней.

Образование в системе МВД указанных специализированных подразделений можно считать важной вехой в эволюции государственной политики по борьбе с организованной преступностью, поскольку в предшествующий исторический период, практически до начала перестройки, в Советском Союзе фактически замалчивалось существование такого социально-негативного явления, как организованная преступность, и только со второй половины 1980-х гг. на государственном уровне было признано наличие такой проблемы, а создание рассматриваемых специализированных подразделений явилось своеобразным символическим актом, свидетельствовавшим о том, что государство, наконец, всерьез обеспокоилось расширением масштабов организованной преступной деятельности.

Несмотря на прогрессивный характер нововведений, включивших образование специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью, их деятельность в дальнейшем стала подвергаться критике, как со стороны ученых-исследователей, так и со стороны сотрудников различных государственных ведомств, в том числе и руководителей ряда российских правоохранительных органов. Основные претензии к указанным подразделением были связаны с постоянно ухудшающейся статистикой, отражающей масштабы организованной преступной деятельности в Российской Федерации и свидетельствовавшей о постоянном увеличении числа преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами.

Низкая эффективность борьбы с организованной преступностью была отражена в известном докладе Генерального прокурора Ю.Я. Чайки, сделанном им на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов в Кремле «Организованная преступность, терроризм, экстремизм и коррупция душат Россию» 21 ноября 2006г. [5]. В рамках данного доклада Генеральным прокурором было отмечено, что «в статистике преступления,       совершенные организованными группами, не превышают 1% регистрируемой преступности», что говорит о высоком уровне латентности криминальной активности представителей организованных преступных формирований (по    статистике в России также выявляется в среднем 10% коррупционных преступлений, а реальные коррупционеры привлекаются к ответственности всего в 5% случаев). Организованная преступность в современной России внедрилась во все отрасли экономики, о чем автор уже писал в предыдущем разделе диссертационного исследования. При этом, однако, уголовные дела о незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и других экономических преступлениях возбуждаются преимущественно в отношении представителей малого и среднего бизнеса, практически не затрагивая крупных представителей криминалитета, лидеров организованных преступных сообществ. С точки зрения Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайки, причиной данной ситуации являлась неудовлетворительная оперативная работа специализированных подразделений МВД.

Отметим, что среди представителей научного сообщества существуют и другие точки зрения относительно причин низкой эффективности борьбы с организованной преступностью в России в рассматриваемый период. Так, по мнению В.В. Тенитиловой, данные причины связаны, в первую очередь, с параллелизмом в работе оперативных служб по борьбе с организованной преступностью, а также с фактическим исключением из системы противодействия организованным криминальным структурам тех ведомств, которые объективно обладали наибольшими возможностями по противодействию данному негативному явлению: подразделений уголовного розыска и служб по борьбе с экономической преступностью и таможенными преступлениями [6].

Интересно, что, по мнению специалистов, наиболее сложные взаимоотношения у подразделений по борьбе с организованной преступностью складывались именно с этими правоохранительными органами. По этой причине многими учеными-экспертами и сотрудниками отечественных правоохранительных органов неоднократно поднимался вопрос о целесообразности существования в России отдельного подразделения по борьбе с организованной преступностью. Многими отмечалась низкая эффективность деятельности отделов по борьбе с организованной преступностью, неспособность эффективность решить ту задачу, ради которой данные отделы и создавались: выявление и предотвращение организованных преступных сообществ [7].

Имеющаяся официальная статистика, отражающая количество зарегистрированных преступлений, с одной стороны, казалось бы, свидетельствует об улучшении ситуации с организованной преступностью, поскольку она демонстрирует ежегодное снижение на протяжении последних нескольких лет количества зарегистрированных преступлений, совершенных участниками организованных групп или преступных сообществ. Так, в 2010 г., к примеру, участниками организованных преступных формирований было совершено 22251 преступление, а в 2013 г. – 15915. Помимо этого, уменьшилось  и число  выявленных лиц, совершивших преступление в составе преступной организации: в 2010 г. таких было 8770, а в 2013 г. – 8086. В то же время, по мнению специалистов, речь идет не о снижении количественных показателей организованной преступности, а о повышении уровня ее латентности. Выделенные статистические данные отражают реальный уровень реагирования на деятельность представителей организованных преступных формирований со стороны сотрудников правоохранительных органов, для которых характерно снижение результативности в выявлении, пресечении и раскрытии преступлений, совершенных организованными преступными сообществами, что является прямым следствием непродуманных реформ в системе МВД, связанных с ликвидацией Департамента по борьбе с организованной преступностью.

Результатом этих преобразований на практике стало то, что имеющиеся в России преступные         организации стали существовать практически бесконтрольно: вследствие ликвидации УБОП оказалось разваленной существовавшая прежде система оперативного контроля за лидерами организованных преступных группировок, утрачены базы данных об участниках криминальных сообществ и соответствующая агентурная сеть. По причине значительного расширения круга субъектов, ответственных за противодействие организованной преступной деятельности в Российской Федерации, возникла ведомственная несогласованность, когда многие службы стали заниматься одним и тем же, что не могло не привести к снижению эффективности правоохранительной деятельности.

В результате ликвидации подразделений УБОП произошел фактический развал функционировавшей прежде системы оперативного контроля за лидерами    и активными участниками организованных преступных формирований, а также другие негативные эффекты, связанные с проблемами в организации борьбы с организованной преступной деятельностью, следствием чего явилось снижение эффективности работы соответствующих правоохранительных структур, утрата так называемого наступательного эффекта в борьбе с криминалитетом, действующих механизмов получения, сбора, обработки, хранения, использования полученной оперативной информации. Несмотря на критику в адрес УБОП, заслуги данного ведомства перед Россией нельзя недооценивать»: данному подразделению на протяжении многих лет удавалось осуществлять результативное противодействие групповой и организованной преступности, перед которой обычная милиция «оказывалась бессильной. Так, в частности, именно УБОП успешно противодействовало вымогательствам, похищению людей, взятию заложников, осуществляло оперативное внедрение в банды и раскрывало сложнейшие экономические схемы     хищений. Ярким свидетельством высокой эффективности деятельности данного подразделения может служить ликвидация крупнейших организованных преступных сообществ: «солнцевских», «тамбовских», «казанских», «уралмашевских», а также наказание их лидеров.

Итак, подводя итоги, следует подчеркнуть, что в настоящее время очевидна острая необходимость в воссоздании в структуре МВД специальных подразделений для противодействия организованной преступности, поскольку ситуация в России складывается таким образом, что борьба с организованными преступными формированиями практически не осуществляется. Отсюда проистекает и ряд социально-негативных явлений, связанных с ростом этнической преступности, бандитизма, разбойных нападений и т.д. При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что деятельность современных организованных преступных формирований характеризуется значительными отличиями от предыдущих периодов: организованные преступные структуры и сообщества в России сейчас имеют тесные коррупционные связи с государственными институтами, правоохранительными органами. Сложности в противодействии организованной преступности обусловлены          тесными контактами лидеров отечественного криминалитета с представителями государственных учреждений и ведомств, прочными связями теневого бизнеса со структурами государства, поддержка и покровительство которых является необходимым условием эффективного развития такого бизнеса.

В настоящее время представителям политической элиты страны следует в целях усиления борьбы с организованной преступностью использовать широкий арсенал средств, к числу которых можно отнести институты конфискации имущества, ответственности юридических лиц. Институт конфискации имущества на практике является едва ли не единственным высокоэффективным средством противодействия организованной преступности, поскольку сами организованные преступные формирования могут успешно функционировать только благодаря мощной экономической базе, материально-финансовым ресурсам, лишить которых представителей     криминалитета можно исключительно посредством конфискации. В то же время, усилий одного государства в настоящее время явно недостаточно для эффективного противодействия организованным преступным формированиям, деятельность которых угрожает национальной безопасности страны.

Радикальные меры, направленные на противодействие организованным преступным формированиям, безусловно, необходимы, поскольку многие государственные правоохранительные структуры, взаимодействующие с представителями криминалитета и нередко контролируемые ими, объективно не способны сколько-нибудь эффективно бороться с оргпреступностью: они либо не занимаются этой борьбой вовсе, либо скорее имитируют наличие такой борьбы. В этой ситуации институты гражданского общества, которые постепенно появляются в нашей стране, могли бы выступить в качестве гаранта от возможных злоупотреблений со стороны государственных учреждений и ведомств.

Литература:

  1. Указ Президента Российской Федерации от 12.05. 2009 г. № 537 «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» //Российская газета. 2009. 19 мая.
  2. Верещагина А.В., Самыгин С.И. Военно-политическая безопасность в системе социальной безопасности России: социологический ракурс теоретической рефлексии // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. № 4 С. 26-29.
  3. Гайков В.Т., Галкина В.И. Организованная преступность как угроза национальной безопасности Российской Федерации // TerraEconomicus. Выпуск № 2-3. Том 11. 2013.
  4. Долгова А.И.Деятельность прокуратуры по борьбе с терроризмом. Общая часть : учеб.пособие. Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. М., 2012. С. 54.
  5. Доклад Генерального прокурора РФ Ю.Я.Чайки на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов в Кремле «Организованная преступность, терроризм, экстремизм и коррупция душат Россию»    21.11.2006г. [Электронный ресурс].
  6. Тенитилова В.В.Причины возникновения и упразднения Управления по борьбе с организованной преступностью в рамках расследования и предупреждения   заказных   убийств.   [Электронный   ресурс].
  7. Мельников Ю.Б. Противодействие организованной преступности и роль прокуратуры в этом процессе. Владивосток, 2002.

Социoлогические науки, Выпуск №3 — 2016 г.

Добавить комментарий