Американская система выборов высшей политической власти в тупике.

сшаЧем опасны нынешние президентские выборы в США.

Павел Демидов.

Впервые за многие годы сразу обе американские партии не смогли выдвинуть адекватных кандидатов – и у Трампа, и у Хиллари негативный рейтинг выше, чем позитивный. И все это видят не только американские избиратели, но и весь мир, где многие привыкли рассматривать США как образец и главное доказательство эффективности демократии

Американские выборы сегодня – тема горячая и обсуждаемая. Но разговоры идут в основном вокруг краткосрочных аспектов и деталей процесса – от количества делегатов на съездах до возможных кандидатов в вице-президенты. Гораздо меньше говорится о том, как особенности нынешней кампании скажутся на американских партиях, их избирателях, итоге выборов в ноябре, политике США и образе демократии в мире.

В сущности, два главных долгосрочных последствия всего происходящего и уже произошедшего таковы: рост неопределенностей и рисков и деградация институтов.

Республиканские беды

Начнем с республиканцев. Трамп математически обеспечил себе номинацию от Республиканской партии, получив более 50% голосов в Индиане, после чего оба последних его противника снялись с выборов. Казалось бы, привычная процедура привела к легитимному результату. Habemus Trampam. Однопартийцы прекращают мочить друг друга и присягают на верность лидеру, который поведет партию на выборы.

Только в этот раз не все так просто. У миллионов глубоко верующих консерваторов, поддержавших Круза, вызывает множество вопросов стиль жизни Дональда Трампа, «серийно неверного мужа», невоздержанного на язык миллиардера из Нью-Йорка. Не менее сложно примкнуть к коалиции «За партию, за Трампа» умеренным республиканцам, отдававшим свои голоса за Буша и Рубио, – они не могут принять его популизма по ряду значимых вопросов. Обычно сторонники Трампа говорят о том, что десять c половиной миллионов республиканцев ясно высказались в его поддержку. Но ведь 14 миллионов республиканцев проголосовали за Круза, Кейсика или Рубио.

Голосовать за Трампа не хочет значительное число республиканцев – показательны результаты опросов в Висконсине, например: 37% республиканцев заявили, что не проголосуют за Трампа ни при каких обстоятельствах. Поделим эту цифру на два, ведь многие высказали эту позицию в запале предвыборной гонки, но все равно этого будет достаточно, чтобы Трамп проиграл с треском в тех штатах, где ему надо побеждать. Для многих сторонников Чайной партии Трамп недостаточно консервативен, а для мейнстримного республиканца слишком архаичен. Как объединить республиканских избирателей и возможно ли это?

Неясно и как объединить элиту партии. Истеблишмент не может не признать победу Трампа, ведь процедуры были соблюдены. Своими криками о том, что система несправедлива, Трамп удачно замаскировал, что именно он оказался главным ее бенефициаром, – если бы голоса делегатов у республиканцев распределялись пропорционально, как у демократов, сегодня у Трампа было бы на 200 делегатов меньше. Трамп как кандидат – это несмываемое клеймо позора на руководстве республиканцев: не прочувствовали, не подготовились, прощелкали, проштрафились.

Неясно, как пройдет съезд, ведь на нем «врунишка Круз», «малыш Рубио», «неэнергичный Буш» и прочие неудачники этой гонки должны будут как-то высказаться в пользу партии и ее кандидата. Впрочем, Буш уже ясно высказался, что голосовать за Трампа не будет, а его отец и брат даже не приедут на съезд, как, кстати, и Митт Ромни, кандидат от республиканцев в 2012 году. Получается, съезд будет куцый, в таких обстоятельствах будет смешно пытаться демонстрировать единство партии. Если даже некоторые республиканские политики вновь поменяют свою позицию и будут бросать в воздух чепчики и кепочки с надписью «Трампа в президенты», как же это объяснить простому избирателю? Да, его память коротка, но не настолько же. Вообще, съезд явно будет жарким, с тысячными демонстрациями против Трампа и за Трампа, возможно, и с сюрпризами.

Иногда звучит аргумент, что, мол, чего так бояться Трампа? Был же у республиканцев актер Рейган, и ничего – приличный президент получился, по мнению многих, вообще лучший. Только сравнение это слабое. Рейган до президентства довольно успешно управлял огромной Калифорнией, а Трамп никогда не выбирался ни на какой пост. Брак Рейгана был образцовым для консерваторов, а вот какой из трех браков Трампа можно считать образцовым? Рейган был олдскульным политиком, преисполненным уважения к своим оппонентом – по крайней мере, в публичной сфере. Представить себе Рейгана, который хвастает размерами своего неполитического достоинства, просто невозможно.

Получается, что, как бы ни прошел съезд, нас всех ждет несколько месяцев хамелеонства. Трамп теперь будет усиленно демонстрировать, что он не Дональд, он другой. Сегодня он еще выбирает, быть ему злобным Трампом или добрым Дональдом. Первое доказало, что может неплохо работать, даже – и особенно – при зашкаливающих негативных рейтингах. Учитывая, что Хиллари Клинтон тоже кандидат с негативным рейтингом выше позитивного, Трамп может продолжить бросаться грязью, не боясь, что его кто-то накажет. Ведь ниже уже некуда.

Впрочем, есть и другой сценарий – на сцену может выйти новый, серьезный, ответственный Дональд. Трамп пытался быть таким еще в марте, тогда надолго его не хватило, но теперь он может решить, что именно так нужно вести кампанию. Это, конечно, будет притворство, но, с его точки зрения, это допустимо в погоне за голосами избирателей. Завороженные и шокированные избиратели, возможно, даже захотят поверить в такое волшебное превращение. Нагромождение лжи, какого мы еще не видели, – это может стать самой грязной и для многих людей нелегитимной кампанией за последние несколько десятилетий.

Демократические беды

С демократической стороны все тоже несовершенно. После десятилетий подготовки, после многолетней расчистки политического пространства под себя любимую, при негласной поддержке популярного главы государства и относительно успешных экономических показателях жена одного из самых успешных президентов и потенциально первая женщина – президент США вот уже три месяца не может обеспечить себе необходимое количество делегатов для формальной победы на праймериз. Проблема, конечно, в доверии – слишком много проколов, слишком мало естественности.

Любопытно, насколько именно Хиллари сформировала дискурс всей этой кампании, в том числе у республиканцев. Ведь такая прорва республиканских кандидатов выдвигалась именно потому, что они знали, кому они будут противостоять. И у каждого была своя правда. Джеб Буш считал, что против второй Клинтон третьему Бушу состязаться достаточно прилично. Рубио полагал, что он будет достойным противником Хиллари как первый латиноамериканский кандидат от республиканцев, а его молодость будет дополнительным козырем в борьбе против ветеранши, впервые поселившейся в Белом доме еще 22 года назад. Для Круза Хиллари была слишком либеральна, и он думал, что сможет победить за счет мобилизации консервативного электората, а Кейсик полагал, что он будет лучшим противником Хиллари именно на поле умеренных избирателей.

Горькая правда жизни такова: лучше всего против Клинтон сыграл популизм. Хиллари – единственный оставшийся в гонке непопулист. Пожалуй, она даже слишком большой реалист, понимающий, что революции остались в ХХ веке, а сейчас надо кропотливо работать и пытаться договариваться. Но это долго и нудно – гораздо приятнее побыстрее построить стену на границе с Мексикой и отобрать деньги у богатых, сделав образование и здравоохранение бесплатным. Или хотя бы говорить об этом.

В сухом итоге сегодня в предвыборной гонке остаются нечестный популист Трамп, честный популист Сандерс и нечестный непопулист Клинтон. Вот вроде и выбор есть, и выбора нет.

Американские и мировые беды

Так в чем рост непредсказуемости и рисков? Ведь то, что на поверхности, вроде бы остается понятным и предсказуемым – в базовом сценарии Хиллари, оформив наконец в июне номинацию от Демократической партии, разгромит Трампа. Это будет означать поражение популизма, но тут есть свои риски. Если не предпринять нужных усилий, это поражение будет временным.

Если упрощать, американская политика в целом функционирует по закону маятника. Слишком большая скорость общественных изменений позволила Бушу-младшему переизбраться на второй срок на теме семейных ценностей, тогда в 2004 году запрет абортов, однополых браков и, например, клонирования стволовых клетов поддерживало большинство американцев. Это вызвало либеральную волну, которая привела к власти Обаму с его достаточно левыми взглядами. Победа Обамы немедленно породила Чайную партию, добившуюся значительных побед на выборах в Конгресс в 2010 и 2014 годах. Поражение одной из сторон немедленно оборачивается большей мобилизацией ее сторонников для победы в следующем цикле.

Если американская политическая элита, а также СМИ и экспертное сообщество не смогут выработать новые правила игры, то в 2018 или 2020 году американскую политику могут ждать новые потрясения. Фактически они уже происходят: сегодняшние молодые политики видят, что оскорблять своих оппонентов, а также людей с другим цветом кожи или другого пола – стандартная и успешная политическая практика. Они видят, что можно обманывать и менять позицию как перчатки. Они видят, что институты – партии и СМИ прежде всего – не справляются с задачей удержать нарушителей правил от электорального успеха.

Это ведь действительно провал века. Никогда раньше не было ситуации, чтобы на президентских выборах в США проваливались и обе партии, да еще и СМИ в придачу. Даже если одна партия выставляла слабого или странного кандидата, у второй в запасе был более-менее адекватный политик. Если президент в результате оказывался слабый, то мог успешно работать Конгресс, а партии тем временем подыскивали достойных кандидатов на следующий цикл. Важна была роль СМИ: они дотошно исследовали все слабые и сильные стороны политиков, а главное – их содержательные позиции. Сейчас система дала сбой в целом. Партии не смогли выработать внутриэлитный консенсус (праймериз как институт тоже не сработали), а СМИ не смогли представить избирателям кандидатов в качестве потенциальных президентов США, а не звезд реалити-шоу.

Важно также и то, что это видят не только американские политики и избиратели, но и весь мир. США многими рассматриваются как образцовая страна с эффективной демократической системой правления, как пример для подражания и «лучшая практика». Собственно, республиканская идея в США и была своеобразным противоядием против излишеств демократии-охлократии – для этого же демократы придумали суперделегатов, а республиканцы – крайне сложную систему праймериз. Только систему удалось взломать.

Если раньше правый популизм был резервацией на краю политического спектра ряда европейских стран, то сегодня он с высоко поднятой головой шагает по планете. Победа Трампа на праймериз – это печальный пример для всего мира, подожженный фитиль под демократической идеей. Ну и дискредитация США – ребята, вы же тут у нас были главные демократы? Что-то у вас не сложилось, вы уж там сами определитесь, кто из ваших врунливых политиков теперь объединитель нации, а потом нам расскажите, а мы посмеемся.

Говорят, что все это не так страшно, что американские институты за двести лет истории и не такое выдерживали, что им Трамп как с гуся вода. Не совсем так. Конечно, даже в случае победы Дональда в ноябре, что пока маловероятно, ничего в один момент с институтами не сделается. Изменения будут малозаметными и растянутыми во времени, но аморальный пример Трампа, равно как и новые легитимируемые им практики будут потихоньку подвергать институты эрозии. Ответственность, подотчетность, компетентность, общественное поведение создают для институтов благоприятную среду, и столь вызывающее пренебрежение этими моральными принципами вкупе с рядом других проблем (технологических, демографических, культурных) может привести к необратимым изменениям в работе даже таких устойчивых и гибких институтов, как институты американской демократии.

Можно ли еще что-то сделать? Пожалуй, как ни наивно это звучит, вся надежда сейчас на штаб Клинтон и демократов, которые должны предложить обществу действительно объединяющую повестку, а также на СМИ и экспертов. Видно, что многие аналитики и СМИ уже готовы поддержать возвращение к норме, то есть начать вновь анализировать не оскорбления, а программные заявления. Это ни в коем случае не должно носить характер «борьбы с Трампом», это должна быть «борьба за правду». Учитывая бэкграунд Хиллари Клинтон, ей будет непросто убедить избирателей в том, что она выступает за правду, но для нее это единственный путь к успешному и эффективному президентству, а для американской демократии – к самосохранению и развитию.

carnegie.ru

Добавить комментарий