Государство существует не для того, чтобы создавать рай, а для того, чтобы не допускать ад.

адНо оно не справляется и с этим: социальное неравенство в мире вновь стало расти.

Михаил Краснянский.

На эту тенденцию накладывается еще одна «всемирная проблема» — безумная и безнравственная погоня транснациональных корпораций и их топ-менеджеров за сверхприбылью «любой ценой», что провоцирует всё то же чудовищное социальное неравенство и делает жизнь рядовых граждан множества стран всё хуже и хуже. Вследствие всего этого, например, Американская Мечта – «Достойная жизнь в обмен на упорный труд» – начинает буксовать, т.к. колоссальное неравенство в доходах трансформируется в НЕРАВЕНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ, что абсолютно неприемлемо для Америки, чьи Отцы-основатели с самого начала определили её как страну РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ.

Недавний жестокий экономический кризис (2008 г.) особенно ярко высветил аморальность и тупиковый характер экономики, основанной на бесконечном росте потребления и заимствований. (Как писал очень хороший поэт А. Межиров: «Все долбим, долбим, долбим, Сваи забиваем. А бывал ли ты любим И незабываем?»).

Вот один «корпоративный штришок». По данным исследования, проведенного Wall Street Journal, полсотни крупнейших корпораций США в 2013-м году держали в офшорах свыше одного триллиона (!) долларов. Эта цифра означает, что они укрыли от американских налогов около 35-40% своей годовой прибыли — 400-500 млрд долл (однако, надо заметить, 40% — неприемлемо высокий корпоративный налог, однако нелепая межпартийная борьба в Конгрессе США блокирует все попытки принять более разумный налоговый кодекс). И, что самое печальное, этот триллион не инвестируется в Америку, не создает там рабочие места. Да, в этой «офшоризации» нет криминала — это позволяют налоговые законы, действующие в США. Но, опять-таки, если Америка (по определению!) — страна равных возможностей, то владелец небольшой пиццерии или химчистки должен иметь возможность платить не 35% налога, а 5%, как сейчас платят через офшоры Microsoft или Apple.

Фактически, офшоры ломают механизм свободного рынка и честной конкуренции, подрывают моральные и правовые основы любого государства. Но увы, руководство любой корпорации служит не абстрактной родине, а вполне конкретным акционерам, т.е. его задача не обеспечивать налогами и рабочими местами эту самую родину – а обеспечивать максимальную прибыль своим акционерам. Такова суровая правда жизни… Ну что я могу сказать этим акционерам? — Когда в середине ХІХ века дочь британской королевы Виктории выходила замуж за нелюбимого ею немецкого принца Фридриха Вильгельма (этот брак был очень важен для британской короны), в день свадьбы она спросила у матери: «Как я должна себя вести в первую брачную ночь?» — «Закрой глаза и думай об Англии!» – ответила королева. Вы меня понимаете, о чём я?…

Американский экономист проф. Ричард Вольф (Richard Wolff — University of Massachusetts) выявил шокирующую зависимость график, из которой видно, что с 1960 г. по 2009 производительность труда в западном мире выросла в 5 раз (с 400 ед. до 2000 ед.), а реальная зарплата практически не росла – т.е. вся прибыль уходила владельцам предприятий, и именно их уровень жизни рос быстрыми темпами, а вот уровень жизни наемных рабочих, инженеров, офисных работников – стоял на месте (точнее, падал из-за нескомпенсированной инфляции).Вместо высокой реальной зарплаты, как это было до 1970 г. (т.е. до «точки развилки» на графике Вольфа), американские и европейские семьи с 80-х годов были принуждены пользоваться кредитами для поддержки приемлемого уровня жизни, т.е. фактически жили в долг. Т.е., в соответствие с зависимостью, выявленной Вольфом, труд людей становится всё интенсивней, а вот уровень жизни- всё ниже. Мы так не договаривались! Государство, конечно, существует не для того, чтобы создавать рай, но уж точно для того, чтобы не допускать ад, где счастье запрещено «правилами внутреннего распорядка».

Однако зависимость Вольфа имеет и «оборотную сторону медали». Быстрый технологический прогресс, который и является главной причиной быстрого роста производительности труда, разрушает рабочие места быстрее, чем создаёт их, содействуя безработице, в первую очередь, среди низко образованных граждан, стагнации среднего класса и росту неравенства в США и других технологически продвинутых странах. Возьмем для примера угольную теплоэлектростанцию: нужно ПОСТОЯННО добывать уголь, нужно транспортировать сотни вагонов еженедельно, потом нужна углеподготовка, потом нужно сжигать уголь в котле (да еще с газовой «подсветкой»), нагреть пар, направить его на турбину, и только после этого мы получим электроэнергию. При этом мы имеем сотни движущихся и вращающихся (и значит изнашивающихся!) механизмов, требующих постоянного ремонта и обновления, да плюс еще сложная очистка выбросов и стоков, да плюс утилизация отвалов. И всё это требует многих сотен низкоквалифицированных рабочих мест.

А солнечная электростанция — раз построил и ВСЕ: не надо солнце ни «добывать», ни «транспортировать», ни «обогащать», там ничего (или почти ничего) не вращается и не ломается, рабочих мест на весь цикл – в десятки раз меньше, да и те – квалифицированные инженеры… Поэтому нынешнему молодому поколению, а тем более всем следующим поколениям уже не стоит полагаться на наемную работу в госучреждении, на заводе или в корпорации, на стабильную зарплату, медстраховку и на будущую пенсию. Им понадобится более активная жизненная позиция. Им придется спросить себя: что я реально хочу и могу делать? Какое дело я мог бы начать? Каким способом я могу внести свой вклад в развитие цивилизации и одновременно получить прибыль?

Безработица как вид безделья, даже «невольного», крайне опасна – постепенно всё большее число вольно или невольно-неработающих начинает удовлетворяться минимальным пособием, сидя на котором можно ничего не делать и не предпринимать. Это развращает всю систему государства в целом. Нельзя создавать в стране многомиллионную «армию» теперь уже профессиональных бездельников, которые, сидя вечерами под телевизором с двухлитровой банкой смертельно вредной «Кока-колы» в руках, сладко мечтают о том, что скоро изобретут кошелек с зарядным устройством, который на ночь можно будет поставить на зарядку, а утром встанешь – а он уже полный!

С другой стороны, к сожалению, рост ВВП перестал быть связан с ростом благосостояния населения, он стал означать только рост доходов корпораций и их топ-менеджеров.(The Boston Consulting Group недавно разработала методологию SEDA — Анализ устойчивости экономического развития страны — которая является инструментом диагностики успешности преобразования экономического роста (ВВП) страны в благосостояние ее граждан. Там есть коэффициент отношения роста благосостояния к росту богатства – он как раз показывает, насколько эффективно страна переводит рост ВВП в повышение уровня благосостояния населения (по этому коэффициенту, например, США находится лишь в середине рейтинга). Это означает, что планировать и брать во внимание надо не только рост ВВП, но и ряд других «госпоказателей», таких как благосостояние населения (уровень обеспеченности потребностей семьи материальными и духовными благами), уровень бедности, здоровье населения (особенно детская смертность) и доступность медуслуг, личная безопасность, доступность образования и др. – т.е. качество жизни населения в реальности важнее «голого» экономического роста.

Так, в 2010 г. доходы1% богатейших семей мира выросли на 10%, а у остальных 99%всего на 0,5% — ну и откуда же возьмётся рост благосостояния, если эти доходы не инвестированы ни в зарплаты населения, ни в новые рабочие места, а ушли на фондовую биржу для надувания очередного пузыря или на покупку элитной недвижимости? (Нуриэль Рубини: «Рост неравенства доходов будет сдерживать рост экономики, поскольку доходы смещаются от групп с самой высокой предельной склонностью тратить (небогатые слои населения) к тем, у кого самая высокая предельная склонность к сбережению (корпоративные фирмы и состоятельные домашние хозяйства)»). Еще одна «нобелевская» цитата (Дж. Стиглиц): «Если рост количества сбережений приводит к росту стоимости земли, то эффективность труда не повышается и зарплата не растет, т.е. осуществляются инвестиции, не имеющие практического смысла». И ещё одно доказательство «антирыночности» корпораций: по данным ADP, в США в октябре 2014 было создано 214 тыс. рабочих мест, из них: 102 тыс. – малый бизнес, 84 тыс. – госсектор (в основном «оборонка»), 23 тыс. – средний бизнес, а вот крупные корпорации наняли лишь 5 тыс. (?) человек…

И речь здесь не идет о том, чтобы «всё отнять и поделить» – речь о том, что этот 1% владельцев и топ-менеджеров корпораций, занижая зарплаты и заставляя работать одного за двоих, недоплатили огромные суммы своим наемным работникам ради собственных сверхприбылей, чем «заморозили» экономику своих стран(Дж. Сорос: «Когда фирмы снижают зарплаты своим работникам, в кошельках работников остается меньше денег, спрос падает, и экономический рост страны стопорится») – т..е. речь идет о том, что крупные корпорации больше не являются драйверами роста экономического благосостояния нации.

Ведь что произошло? – Во 2-й половине ХХ века, например, миллионер зарабатывал за год очередной свой миллион, но и бедняк—работяга зарабатывал за тот же год лишние 5000 дол., т.е. росло благосостояние нации. В ХХI веке миллионер зарабатывает очередной миллион, а бедняк теряет 5000 дол., т.к. ему урезали зарплату, т.е. происходит перераспределение денег от бедных к богатым– богатый становится еще богаче, а бедняк – еще беднее. Утверждение Нобелевского лауреата по экономике (1976 г.) Милтона Фридмана: «В системе свободной рыночной экономики все блага экономического прогресса распределяются между всеми» — более недействительно. Ныне работает другое правило: когда ВВП растет — финансовая прибыль приватизируется (банками и корпорациями), когда ВВП падает — финансовые убытки социализируются (т.е. за них расплачивается население).

Да, с одной стороны, 80% совокупного богатства приходится сейчас на 10% населения Земли (в России дела обстоят аналогично — в руках 110 российских олигархических семейсосредоточено35 % богатств России).С другой стороны, ну что тут можно поделать, если миром правит РЫНОК (и никакой реальной альтернативы ему нет!), а рынки, как написал в своем учебнике по трейдингу д-р А. Элдер: «это насосы, которые перекачивают деньги из карманов плохо информированного большинства в карманы хорошо осведомленного меньшинства». Что ж, все мы — невольные участники естественного отбора…

В соответствии с выводами комиссии ООН, возглавляемой д-ром Г. Х. Брундтланд, генеральным директором ВОЗ, «основным источником и следствием почти всех глобальных экономических, экологических и политических проблем является острое и всё растущее региональное, социальное, материальное и прочее неравенство».

Недавно избранный Ватиканом Папа Франциск задал риторический, но очень горький вопрос: «Как могло случиться, что смерть пожилого бездомного человека – это не новость, а падение рынка на два пункта – это новость?».

Отнюдь не социалистическая газета Financial Times в недавней редакционной статье написала: «Растущее социальное неравенство и разрыв в доходах, а также обрушение среднего класса — приобретают все большее значение в политической и экономической жизни мира и начинают представлять угрозу для нашей демократии и построенного на консенсусе общества, которое опиралось на преобладающий средний класс».

openrussia.org


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*