Помогли ли России рыночные реформы?

реформы1Интеллектуальная посредственность наших либералов объясняет их отрицание права других цивилизаций на суверенную модель экономики и общества.

Александр Разуваев

Совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман заявил, что России не удалось достичь уровня развитых стран после изменений в 90-х годах из-за российского менталитета. По его словам, концепция демократии в России очень уязвима.

Россия не догнала развитые страны после распада СССР из-за того, что реформы, предложенные во времена президентства Бориса Ельцина, «не нашли отклика в душах россиян».

Олигарх рассказал, что в конце 80-х – начале 90-х годов западные инвесторы говорили ему, что Россия быстро достигнет уровня развитых стран за счет образованного населения, большого количества природных ресурсов и технологических достижений в военной и энергетической сфере. Однако, по словам Фридмана, этого не произошло.

«Без социальной справедливости новую модель просто не примут люди»

Известный предприниматель объяснил, что «склад ума» и культура жителей России «основывается не на кусочке бумаги, которая называется «закон». «Они основываются на истории, традициях, верованиях, религии, которым сотни и сотни лет», – заявил Фридман.

Скажу сразу, мне очень близка мораль рыночного фундаментализма. Я считаю, что быть бедным, если ты не ребенок или глубокий старик, просто стыдно. Все должны работать, платить налоги, повышать свой профессиональный уровень и быть скромней.

Этому меня 15 лет назад научила работа в одной из западных финансовых компаний. Именно поэтому я никогда не жертвую нищим около церкви, но всегда отдаю – и не очень маленькую сумму – на нужды храма. При этом, естественно, здравый смысл старше либеральной экономической теории.

Экономическим реформам в России почти 25 лет, и уже можно подводить некоторые итоги. Россия – шестая экономика мира, до санкций – пятая и первая в Европе. Россия имеет ярко выраженные конкурентные преимущества в глобальной экономике: прежде всего нефтегаз, оборонный комплекс и атомная промышленность.

Россия также обладает серьезными международными резервами, которые составляют почти 400 млрд долларов. Экономические успехи объясняются прежде всего политикой ресурсного национализма и умеренных либеральных реформ (плоская шкала НДФЛ, снижение корпоративного налога на прибыль и т.д.), проведенных в нулевые годы.

В реальном выражении в нулевые годы экономика выросла почти в два раза, а долларовая капитализация фондового рынка увеличилась более чем в десять раз.

Проверку на прочность Россия прошла в последние два года – санкции и резкое падение цен на нефть. И прошла успешно. Пик кризиса пришелся на прошлый год, экономика упала лишь на 3,5–4%. Не было ни массовой безработицы, ни тем более суверенного дефолта. Россия – успешная страна успешных людей.

Вместе с тем цена экономической модернизации была очень высока. Качество человеческого капитала заметно снизилось, это особенно видно на фоне соседней Беларуси.

В начале 90-х размер экономики упал примерно в два раза. Большинство россиян почти мгновенно лишились своих сбережений. Ключевой ошибкой была модель приватизации. Ее следовало проводить за деньги, а не за ваучеры. При этом у вкладчиков Сбербанка должна была быть возможность конвертировать советские вклады в капитал банка.

Логическим следствием экономической политики 90-х стали дефолт 1998 года и, как следствие, девальвация и фактический крах частной банковской системы.

Ну а теперь главное. Экономика – это прежде всего люди и лишь потом котировки, основные фонды, процентные ставки и прочее. Господин Фридман абсолютно прав. Россия – это не Запад, мы абсолютно другая цивилизация. С абсолютно другой ментальностью.

Можно ли переформатировать Россию в Европу?! В принципе, можно, только тогда Россия перестанет быть Россией, превратившись условно в большую Польшу.

Наши российские либералы и западники считают, что это необходимо. Ведь только так можно добиться экономического успеха, а экономический успех – это цель, которая оправдывает любые средства. Однако здесь есть фундаментальная ошибка.

В прошлом столетии Запад достиг столь серьезных экономических успехов, что наши российские либералы искренне считают, что только западная модель экономики и общества единственно правильная. Они принципиально не признают за другими цивилизациями право на суверенную модель экономики и общества.

Общие принципы капиталистической экономики едины. Однако играют по общепринятым правилам конкретные люди и нации. Капитализм в Японии и Корее не похож на Германию, Великобританию или США. При этом все данные страны являются успешными в экономическом плане.

Наша задача – создать собственную экономическую модель, сделав ее привлекательной для остального мира, прежде всего наших стран – партнеров по Евразийскому союзу.

Естественно, подобная модель должна учитывать и советское прошлое. Без социальной справедливости на бывшем советском пространстве никуда. Без нее, как справедливо отмечает Михаил Фридман, новую модель просто не примут люди.

С моей точки зрения, для ее построения наиболее подходят взгляды Сергея Глазьева и его команды. Его левым взглядам мало кто симпатизирует из деловых людей. Это понятно. Экономическая эффективность для нас всегда старше социальной справедливости. Но любая модель, если ее не примут люди, обречена.

vz.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*